Линки доступности

Эксперты в США считают, что решения вашингтонского суда правомочны, но исполнить их будет не просто

Решения федерального судьи Ройса Ламберта в Вашингтоне, сначала обязавшего Россию передать базирующемуся в Бруклине хасидскому движению «Хабад-Любавич» собрание исторических книг и документов, принадлежавших раввину Иосифу Шнеерсону, а затем назначить штраф в размере 50 тысяч долларов в день до того момента, пока так называемая «коллекция Шнеерсона» не будет передана американским хасидам, подвергаются резкой критике в Москве.

«Неправомерными» и даже «русофобскими» эти решения называют не только МИД и министр культуры Владимир Мединский, но политологи и адвокаты. Между тем, юридические эксперты в США считают решения судьи Ламберта правомочными, хотя и признают трудности в их исполнении.

Бостонский адвокат Николас О'Доннелл, автор блога Art Law Report, специализирующийся на юридических аспектах музейно-выставочной деятельности, в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» отверг критику российских коллег, заявляющих, что решения о «библиотеке Шнеерсона» «противоречат международному праву». «Это легитимное решение, и подвергать его подобной критике – просто неправильно», – заявил он.

«Американский суд имеет юрисдикцию в этом вопросе согласно (принятому в 1976 году – М.Г.) Акту об иммунитетах суверенных государств (Foreign Sovereign Immunities Act (FSIA)), – сказал О'Доннелл. – Российская сторона пыталась оспорить юрисдикцию суда на основании этого закона и проиграла, а Аппеляционный суд, в свою очередь, подтвердил юрисдикцию окружного суда в этом вопросе. Согласно FSIA, иммунитет не распространяется на суверенные государства, если они занимаются коммерческой деятельностью на территории США. Говорить о том, что суд одной страны не имеет юрисдикции просто потому, что являющаяся предметом разбирательств собственность находится на территории другой страны, просто неправильно. Это касается не только России, но и других стран, равно как и деятельности США в других странах».

Николас О'Доннелл называет неправомерной позицию России. По его словам, Россия с самого начала отвергала юрисдикцию американского суда в вопросе о «библиотеке Шнеерсона», и когда Аппеляционный суд отверг эту позицию и вернул дело на рассмотрение суда низшей инстанции, российские представители просто прекратили свое участие в дальнейшем разбирательстве.

«Они защищались в суде до тех пор, пока не проиграли, – отметил О'Доннелл. – Между тем, у них были аргументы, которые могли быть представлены на следующей стадии слушаний, но они предпочли самоустраниться. При этом они отказались от услуг адвокатов или перестали им платить, и сами написали письмо в суд, обвинив его в попытке присвоить себе несуществующую юрисдикцию и уведомив о своем решении более не участвовать в разбирательстве. Я никогда не видел ничего подобного».

Коллизия законов

МИД РФ отреагировал на вынесенное окружным судом Вашингтона решение крайне негативно, назвав его «юридически ничтожным» и заявив, что оно противоречит международному праву. «Вызывает возмущение, что вашингтонский суд пошел на такой беспрецедентный и чреватый самыми серьезными последствиями шаг, как введение штрафных санкций против суверенного государства, – говорится в официальном комментарии. – Американские власти, как мы надеемся, отдают себе отчет, что если российское государственное имущество, не защищенное дипломатическим иммунитетом, подвергнется аресту в США, как того требует "Хабад" в качестве "обеспечительной меры", то мы будем вынуждены предпринять жесткие ответные действия».

Вызывает возмущение, что вашингтонский суд пошел на такой беспрецедентный и чреватый самыми серьезными последствиями шаг, как введение штрафных санкций против суверенного государства. Американские власти, как мы надеемся, отдают себе отчет, что если российское государственное имущество, не защищенное дипломатическим иммунитетом, подвергнется аресту в США, как того требует "Хабад" в качестве "обеспечительной меры", то мы будем вынуждены предпринять жесткие ответные действия
Министр культуры РФ Владимир Мединский назвал права хасидской общины США на «библиотеку Шнеерсона» «абсурдом», а решение вашингтонского суда «русофобским спектаклем».

Специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой был более сдержан, напомнив, что «библиотека Шнеерсона» является «одним из объектов историко-культурного наследия Российской Федерации» и по российскому закону не может быть передана за границу. «Мы не считаем, что американский судья вправе выносить вердикты и судебные иски по отношению к Российской Федерации, – заявил Швыдкой. – И таким образом, дело зашло, с моей точки зрения, в некий тупик, потому что те компромиссные развязки, которые теоретически могли бы быть, они при таком судебном решении невозможны».

Николас О'Доннелл признает, что в данном случае имеет место коллизия законов двух стран. «Российская сторона могла представить этот аргумент в суде, и вполне могла бы убедить суд в невозможности передачи «библиотеки Шнеерсона» в США – если бы они не отказались от участия в разбирательствах, – считает адвокат. – Это был бы серьезный аргумент. Проблема в том, что они его не представили, а предпочли игнорировать суд. То есть, они озвучивают эту позицию, но не в суде, что, с точки зрения суда, не имеет юридической силы».

Российские опасения беспочвенны?

В свою очередь, заместитель министра культуры РФ Григорий Ивлиев заявил, что последствия принятого вашингтонским судом решения могут отрицательно сказаться на «доступе американских граждан к российским культурным ценностям». По его словам, различные программы культурного сотрудничества, включая обмены выставками между музеями, будут приостановлены.

С тем, что «этот случай оказывает отрицательное влияние на культурный обмен», согласна и Елена Романова из базирующегося в штате Мэриленд Фонда международных искусств и образования, который занимается организацией в США выставок из коллекций российских музеев, а также знакомит жителей России, Восточной Европы и Центральной Азии с американскими культурными традициями.

«Мы предпочли бы, чтобы эти вопросы рассматривались как отдельные события – иск «Хабада» и культурный обмен, но как российская сторона, так и сторона «Хабад», кажется, смешали это вопрос вместе», – написала Елена Романова, отвечая по электронной почте на вопросы «Голоса Америки». При этом она добавила, что, по мнению Фонда, «существующее законодательство является достаточным для обеспечения иммунитета для защиты культурных ценностей во время их пребывания в США».

Раввины хасидского движения «Хабад-Любавич». Бруклин, Нью-Йорк

Раввины хасидского движения «Хабад-Любавич». Бруклин, Нью-Йорк



Эту точку зрения разделяет и Николас О'Доннелл. «Российская сторона оправдывает эмбарго на культурный обмен опасениями, что произведения искусства или другие предметы, представляющие ценность, могут быть арестованы во исполнение судебного решения в пользу «Хабад Любавич», – говорит адвокат. – Однако, эти опасения безосновательны. Ни один музей не согласится отправить свои экспонаты за границу или принять их из-за рубежа без гарантий их иммунитета от любых попыток ареста. Если же такой иммунитет предоставлен, они не могут быть арестованы на территории США».

«Если Россия отправит на выставку в США картину даже после вступления в силу решения судьи Ламберта о наложении штрафа, и если эта картина получит иммунитет, никто не сможет ее арестовать, – заявил американский адвокат. – Почему в России этого не понимают, я не знаю. Это абсурд».

О'Доннелл считает, что подобные опасения, равно как и российская реакция на решения суда по делу о «библиотеки Шнеерсона» продиктованы непониманием юридической системы США. В России многие, включая экспертов, не верят в независимость американских судов и считают, что власти страны могут диктовать им «правильные решения». Хотя, указывает О'Доннелл, решение судьи Ламберта доказывает обратное.

В ходе нынешнего процесса Министерство юстиции США выступило против введения штрафа против России, указав, что это лишь затруднит урегулирование проблемы. Джоэл Макэлвейн, представляющий американский Минюст, говорил также, что этот шаг «будет противоречить внешнеполитическим интересам США». Судья Ламберт проигнорировал аргументы Минюста.

Удастся ли исполнить решения суда?

Наложенный судом на Россию штраф может оказаться внушительным: за год он составит 18 миллионов долларов. Однако, соглашаются эксперты, получить деньги истцам от России будет не просто.

Проживающий в США российский адвокат Павел Ивлев (бывший адвокат ЮКОСа, объявленный Россией в розыск) отметил в интервью «Голосу Америки», что «так как Россия явно не хочет исполнять решение вашингтонского суда о возвращении «библиотеки Шнеерсона», американский суд пытается принудить ее это сделать». «Способов для этого не так уж много, и не все они надежны, поскольку речь идет о суверенном государстве, которое на своей территории делает то, что считает нужным, – сказал он. – Поэтому суд пошел по известному пути, наложив материальное взыскание, которое может быть исполнено где угодно, в том числе в США. Задача истцов сейчас – найти те активы, против которых может быть исполнено решение суда».

«Естественно, арестовать контролируемые Россией счета им не удастся, так как они обладают иммунитетом, – сказал Ивлев. – Но, возможно, есть какая-то недвижимость, на которую иммунитет не распространяется, или недостаточно распространяется. Вполне возможно, что против каких-либо недвижимых активов на территории США, принадлежащих Российской Федерации, это решение будет исполняться. В этом нет ничего нового, и тем более запрещенного. Такие прецеденты были в Европе, и там аресты имущества понуждали РФ оплачивать свои долги. Правда, там речь шла о коммерческих долгах, но принцип тот же».

По словам О'Доннелла, в гражданском судопроизводстве США решение суда не означает, что оно автоматически будет исполняться. «В данном случае, суд решил, что «библиотека Шнеерсона» должна быть возвращена, – объясняет адвокат. – Но библиотека находится в России, поэтому это решение суда не может быть исполнено. Решение о наложении санкций не означает, что истцы могут просто явиться в банк и потребовать, что бы им была выдана некая сумма. Для этого необходимо новое решение суда об исполнении предыдущего решения. Истцы должны будут затребовать такое решение и, скорее всего, на это уйдет какое-то время. При этом не факт, что судья пойдет на такой шаг. В целом, практика применения закона FSIA свидетельствует, что судьи рассматривает конфискацию имущества в подобных случаях, как крайнюю меру».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG