Линки доступности

Правозащитники обвиняют президента США в попытке «предоставить себе чрезвычайные полномочия» по задержаниям американских граждан

В заполненном до отказа зале федерального суда в нижнем Манхэттене состоялись слушания по конституционности некоторых статей закона о национальной обороне США (NDAA – National Defense Authorization Act 2012), который был одобрен Конгрессом и подписан президентом Бараком Обамой в конце 2011 года.

Речь идёт о бюджете Министерства обороны США, который принимается ежегодно. В тексте закона, занимающем 565 страниц, есть несколько абзацев, которые, по мнению американских правозащитников, дают президенту право принимать решения о задержании армией США на неограниченный срок по законам военного времени без суда и предоставления защиты лиц, подозреваемых в связях с террористическими организациями – включая американских граждан, находящихся на территории США. Критики называют NDAA «законом о предоставлении себе чрезвычайных полномочий».

В первом ряду в зале суда сидел ветеран американской журналистики, удостоенный Пулитцеровской премии за освещение глобального терроризма, Крис Хеджес, бывший военный корреспондент The New York Times и ряда других газет. В 2002 году ему была присуждена премия Amnesty International за журналистику, защищающую права человека. В начале 2012 года Хеджес подал в суд на Обаму, утверждая, что, подписав NDAA, президент нарушил Конституцию США. Позднее к Хеджесу в качестве истцов присоединились еще шестеро журналистов и антивоенных активистов, включая 79-летнего героя кинофильма «Самый опасный человек в Америке» Дэниела Эллсберга – бывшего аналитика Пентагона, который в 1971 году предал огласке так называемые «Пентагонские бумаги», раскрывшие правду о войне во Вьетнаме, и всемирно известного писателя и профессора лингвистики Массачусетского технологического института Ноама Хомски.

Истцы заявляют, что некоторые статьи NDAA, благодаря своим расплывчатым, открытым для интерпретации формулировкам, вызывают «обоснованный страх» политических преследований и таким образом ограничивают свободу слова, гарантированную Первой поправкой к Конституции США.

В мае этого года федеральный судья Южного округа в Нью-Йорке Кэтрин Форрест, назначенная на этот пост президентом Обамой, своим решением временно заблокировала действие одного абзаца NDAA, содержащегося в разделе 1021(б)(2). Там говорится, что вооруженные силы США наделены полномочиями задерживать лиц, оказывающих «существенную поддержку» группировке «Аль-Кайда», Талибану или «ассоциированным силам», и удерживать этих лиц «до окончания противостояния» без суда и следствия. Правом принимать решения о том, кто попадает в категорию таких лиц, подлежащих бессрочному содержанию под стражей (covered person), наделен Верховный главнокомандующий США, то есть, президент.

Подписывая этот законопроект, президент Обама приобщил к документу «особое заявление» (signing statement). В этом заявлении, в частности, говорится: «Тот факт, что я подписал этот закон целиком, не означает, что я согласен со всеми его положениями... Я подписал этот закон, не смотря на серьезные сомнения относительно некоторых положений, регулирующих задержания, содержание под стражей и допросы подозреваемых террористов».

В Белом доме тогда поясняли, что у президента не было выбора, кроме как подписать закон, так как иначе Пентагон остался бы без финансирования.

Судья симпатизирует истцам

Судья Форрест по окончании длившихся почти 5 часов слушаний, во время которых юрисконсульт федерального правительства и адвокаты истцов представили свои аргументы, не вынесла никакого решения. Однако вопросы, которые она задавала, и примеры, которые она приводила, дают основания полагать, что она разделяет позицию истцов и склонна заблокировать действие спорных положений NDAA на постоянной, а не временной основе. В частности, судья Форрест интересовалась, является ли «особое заявление» Обамы юридически обязывающим для следующего президента, который может сменить его на этом посту. Получив отрицательный ответ, судья заметила, что, таким образом, интерпретация NDAA следующей администрацией США может быть отличной от интерпретации президента Обамы.

Судья Форрест сослалась на интернирование японцев в США во время Второй мировой войны, которое первоначально было признано конституционным, а позднее – нарушением прав граждан японского происхождения.

В своих аргументах представители сторон ссылались на исторические прецеденты и тонкости интерпретации тех или иных формулировок, связанных с военными трибуналами и их юрисдикцией над гражданами США.

Юрисконсульт федерального правительства Бенджамин Торренс сослался на дело Ричарда Квирина, американского гражданина, задержанного в июне 1942 года в Лонг-Айленде под Нью-Йорком вместе с группой диверсантов, действовавших по заданию разведки нацистской Германии. По законам военного времени Квирин был лишен гражданских прав, гарантированных Конституцией: он предстал перед военным трибуналом и позднее был казнен.

Юрисконсульт Торренс подчеркнул, что дело Квирина «полностью вписывается в конституционное русло» и заявил, что право правительства США задерживать лиц, «ассоциирующихся» с вражескими силами, не может подвергаться сомнению.

В NDAA нет ничего нового?

По словам представителя Министерства юстиции, вызывающие споры положения NDAA дублируют соответствующие пункты «Разрешения на использование военной силы» (AUMF – Authorization for Use of Military Force), одобренного Конгрессом вскоре после терактов 11 сентября 2001 года, и являющегося юридическим основанием для многих действий, совершаемых правительством США в рамках борьбы с международным терроризмом. В частности, США за последние 12 лет задержали «на поле боя» и содержат без суда под стражей на военной базе Гуантанамо лиц, названных «вражескими боевиками».

Однако адвокаты истцов утверждают, что новые формулировки расширяют категории лиц, подлежащих бессрочному содержанию под стражей, и включают граждан США, находящихся на американской территории. В тексте AUMF речь идет о «лицах, спланировавших теракт 11 сентября 2001 года, знавших о нём заранее, помогавших в его осуществлении или скрывавших его виновников». В NDAA нет ссылок конкретно на теракты 11 сентября – там речь идет о более широкой категории лиц, оказывающих «существенную поддержку» террористическим группировкам.

Юрисконсульт Торренс заверил суд, что никто еще не был задержан на основании NDAA «только за журналисткую деятельность» или даже «только за словесную поддержку» «Аль-Каеды». Однако одна из истцов, активистка Алекса О'Брайен, беседуя с журналистами по окончании слушаний, указала на случай с Сами аль-Хаджем, суданским журналистом телекомпании «Аль-Джазира», в течение 6 лет находившимся в заключении в тюрьме Гуантанамо без предъявления обвинений.

Истцы, включая журналиста Криса Хеджеса, опасаются, что могут подвергнуться преследованию за то, что «находились в присутствии известных террористов», например, беря интервью у них. Юрисконсульт Торренс признал, что «распространение пропаганды» террористических группировок может стать основанием для задержания.

Так, военный трибунал на базе Гуантанамо приговорил к пожизненному тюремному заключению йеменца Али Хамсу аль-Бахлула, который считался «главным специалистом по СМИ» «Аль-Каиды». Ему были предъявлены 35 обвинений, включая участие в заговоре, подстрекательство к убийству и оказание материальной поддержки террористам. В настоящее время, как сообщает газета The Miami Herald , адвокаты аль-Бахлула готовят апелляцию на основе Первой поправки к Конституции США.

Юрисконсульт Торренс заверил суд, что «существенная поддержка» терроризма означает, что то или иное лицо «воюет с США», и назвал расширительную трактовку этого термина со стороны истцов «нерезонной». Он сказал, что «никто не будет арестован за то, что мирно стоит в Афганистане в то время, как мимо проходит Усама бин-Ладен».

«Он больше не может пройти мимо», – сухо заметила на это судья Форрест.

По словам Торренса, «если бы военные стали арестовывать людей в США, это вызвало бы бурю политического возмущения».

«Да, но как мы об этом узнаем?», – спросила судья Форрест.

Адвокат истцов Дэвид Римс заявил, в свою очередь, что угроза свободе слова не может измеряться отдельными случаями, а должна рассматриваться в контексте. «Угроза Домоклова меча не в том, что он упадет, а в том, что он может упасть», – сказал он.

Еще один адвокат истцов, Брюс Афран, заявил, что «никакие заверения со стороны правительства не могут заменить четкие формулировки закона, так как правительство в любой момент может изменить свое мнение».

Правительство США обжаловало решение судьи, заблокировавшее NDAA

Юрисконсульт Торренс заявил, что федеральное правительство, задерживая попадающих под указанные категории лиц, не фиксирует, на каком освонании проводятся задержания – NDAA или AUMF. В ответ на это судья Форрест заметила, что в таком случае правительство, возможно, нарушает вынесенное ею прежде решение о временном приостановлении действия NDAA.

Еще накануне слушаний стало известно, что федеральное правительство обжаловало решение судьи Форрест, временно приостановившее действие спорных положений NDAA. Представитель правительства напомнил ей об «экстраординарной» ответственности, которую берет на себя судья, блокируя решения Конгресса, касающиеся национальной безопасности.

Однако судья Форрест процитировала эссе, написанное в 1787 году Александром Гамильтоном и опубликованное им под псевдонимом Publius в известном сборнике «Федералист»: «Там, где воля законодательной ветви власти, выраженная через принятые ею законы, противоречит воле народа, закрепленной Конституцией, судьи должны руководствоваться последней. Они должны основывать свои решения на фундаментальных ценностях».

«Мне очень нравится это эссе», – заметила судья Форрест.

Адвокат истцов Карл Мейер назвал Конституцию «живым экспериментом» и процитировал при этом слова Верховного судьи Уэнделла Холмса, произнесенные в 1919 году: «Этот эксперимент является частью нашей системы и я думаю, что мы должны быть вечно бдительны перед лицом попыток запретить выражение мнений, которые нам противны и которые мы считаем смертельно опасными». По словам адвоката, свои полномочия в данном случае превысило правительство, а не судья.

Форрест предоставила последнее слово адвокату истцов Брюсу Афрану. Он заявил, что NDAA «открывает дорогу практически неограниченным задержаниям в США в период вооруженного конфликта». Учитывая, что «война с терроризмом» не ограничена во времени и в пространстве, это может означать, что такая практика будет длиться бесконечно. Адвокат заявил, что такие формулировки не оправданы.

«Я не вижу, что бы у нас мимо окон пролетали снаряды или ракеты, – сказал Афран. – У нас в Нью-Йорке произошел один ужасный теракт, но это не означает, что США являются полем боя».

Диссиденты требуют верховенства закона

Во время импровизированной пресс-конференции по окончании слушаний Крис Хеджес заявил, что судья своими вопросами «полностью изничтожила» все аргументы федерального правительства. По словам журналиста, правительство пытается «насадить форму беззакония». «Обычно консерваторы выступают за верховенство закона, – добавил он, – но сегодня силы беззакония настолько сильны, что защищать закон приходится нам, диссидентам».

По мнению Хеджеса, при президенте Обаме наступление на свободу слова и прессу стало более интенсивным, чем при администрации его предшественника, Джорджа Буша. Журналист, в частности, сослался на усилия администрации Обамы по борьбе с утечками информации. «Сейчас практически невозможно получить какую-либо информацию от сотрудников федерального правительства, – пожаловался Хеджес. – Они пытаются закрыть все каналы, кроме официальных».

Дэвид Римс указал на кажущееся противоречие в позици федерального правительства: «С одной стороны, они говорят, что в NDAA нет ничего нового. С другой стороны, они утверждают, что если суд заблокирует NDAA, то это будет конец света и существенно ограничит возможности президента вести войну с терроризмом».

Карл Мейер выразил разочарование тем, что Обама, бывший профессор конституционного права, обещавший защищать гражданские свободы на посту президента, сейчас пытается отстоять «закон, ограничивающий гражданские права больше, чем какой-либо другой».

Дебаты не только в суде

Жаркие дебаты по поводу NDAA идут не только в суде, но и на политической арене. Сторонники и противники этого закона есть как в Демократической, так и в Республиканской партиях. Так, например, сенатор-республиканец Марк Кирк жестко критиковал NDAA и во время обсуждения закона даже советовал своим коллегам перечитать Конституцию. Правда, в итоге он проголосовл за принятие закона.

Против NDAA выступает все еще баллотирующийся в президенты США от Республиканской партии конгрессмен Рон Пол, хотя он не принимал участие в голосовании по этому закону. В то же время, вероятный кандидат республиканцев Митт Ромни заявил, что сохранит этот закон в его нынешней редакции.

Независимый сенатор Берни Сэндерс, который характеризует себя, как социалиста, в своем заявлении отметил, что NDAA «может дать будующим президентам полномочия бросать американских граждан в тюрьму на всю жизнь без суда и следствия». «В то время, как мы должны агрессивно преследовать международных террористов и всех тех, кто намерен причинить нам вред, мы должны делать это в рамках Конституции, предохраняя гражданские права, которыми гордятся американцы», – призвал он.

Критики закона указывают, что при его обсуждении в Конгрессе предложения о поправках о нераспространении NDAA на граждан США были отклонены.

Однако сторонники закона заявляют, что критика NDAA основана «на слухах и дезинформации». Так, конгрессмен Тим Гриффин из Арканзаса, член комитетов Палаты представителей по вооруженным силам, по международным делам и по судебной власти, в опубликованной им статье «Не верьте слухам про закон о национальной обороне NDAA 2012» написал, что «Дезинформация, окружающая NDAA 2012, является результатом неправильного толкования положений, включенных в разделы 1021 и 1022».

«Раздел 1021 NDAA укрепляет юридические полномочия, в соответствии с которым наши войска продолжают сражаться с врагом, – продолжил конгрессмен Гриффин. – Он также обеспечивает ясность, которая в противном случае продолжила бы размываться, так как террористы, содержащиеся в Гуантанамо, могли бы оспаривать свое задержание в судебном порядке в федеральном суде».

«Я никогда бы не поддержал закон, который предоставляет правительству полномочия задерживать граждан США на американской территории на неопределенное время без права оспаривать законность такого заключения, – добавил конгрессмен Гриффин. – Ни один из судей, суд или прокурор в этой стране не поддержал бы такие нарушения наших прав».

«Мы все, как граждане США, разделяем ответственность за защиту наших гражданских свобод, закрепленных в Конституции, – резюмирует законодатель Гриффин. – Тем не менее, Конгресс не может делать это эффективно, когда люди сначала приходят к выводу, что Конгресс как-то порезал Билль о правах, а потом рассматривают факты».

Судья Форрест не сообщила, когда она вынесет окончательное решение по иску к президенту Обаме. Скорее всего, это решение будет обжаловано, каким бы оно ни было, и дело о конституционности NDAA может дойти до Верховного суда США.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG