Линки доступности

Сенатор Ричард Лугар во вторник 8 февраля предложил проект законодательства, которое прекратит действие поправки Джексона-Вэника в отношении Молдовы и создаст условия для укрепления стратегических связей между Вашингтоном и Кишиневом.

Лугар также опубликовал доклад под названием «Положит ли Россия конец последнему «замороженному» конфликту Восточной Европы?» (Will Russia End Eastern Europe’s Last Frozen Conflict?), в котором предлагаются пути разрешения приднестровского конфликта.

В докладе в частности говорится, что Россия сохраняет значительное влияние на Приднестровье: «Россия продолжает оказывать сильное влияние на политику и экономику Приднестровья. (…) Население и промышленность Приднестровья в значительной степени рассчитывают на субсидирование энергоресурсов и других отраслей экономики (и паспорта), предоставляемые Москвой».

Тревогу у автора доклада вызывает то, что «коррупция в правоохранительных органах Приднестровья и отсутствие контроля со стороны гражданского общества превратили регион в один из центров незаконной торговли людьми, оружием и другими незаконными товарами».

По мнению Ричарда Лугара, Соединенные Штаты должны активизировать свои усилия в деле урегулирования приднестровского конфликта: «решительно поддерживать усилия, прилагаемые европейскими странами к урегулированию конфликта, и таким образом помочь Молдове реализовать свои евроатлантические устремления».

Для того чтобы разрешить ситуацию, Ричард Лугар в частности рекомендует возобновить дипломатические усилия, вывести с территории Приднестровья российские войска, выполняющие миротворческие функции, и запасы российских вооружений, а также «однозначно дать понять Российской Федерации, что содействие, оказываемое этой страной урегулированию ситуации в Приднестровье и в других регионах Евразии, где происходят вооруженные конфликты, продемонстрирует, что развитие и укрепление отношений между НАТО и Россией может способствовать существенному улучшению ситуации в плане безопасности в Европе».

Позиция Тирасполя

Министр иностранных дел непризнанной Приднестровской Молдавской Республики Владимир Ястребчак следующим образом прокомментировал Русской службе «Голоса Америки» предложения, содержащиеся в докладе Лугара:

«Насколько мы понимаем государственное устройство США, официальную точку зрения представляют не сенаторы, а те должностные лица Госдепартамента, которые уполномочены выступать от имени Соединенных Штатов. В нашем случае это заместитель помощника госсекретаря Дэниел Рассел. Никаких новых предложений, связанных с осуществлением роли США, мы не получали, и, по нашему мнению, на настоящем этапе каких-то объективных предпосылок для этого пока не видно. Тем не менее, если это будет официальная позиция США, то, естественно, Приднестровская молдавская республика их изучит.

Что касается вывоза боеприпасов и нередко увязываемого с ним вопроса о смене миротворческого формата, то нам не совсем понятен интерес, который проявляется к этой тематике не только со стороны США, но и других заинтересованных государств и структур.

Это боеприпасы бывшей советской 14-й армии, вопрос их вывоза или сохранения – вопрос консультаций с Россией. Как известно, Россия является правопреемником СССР, всем известны принципы, на которых делилось советское военное имущество: как правило, они оставались в собственности новообразованных государств. Заслуга Приднестровья в том, что это имущество сохранено.

Мы не считаем, что это имущество представляет какую-то угрозу для региональной стабильности и безопасности. Тем более, российское военное присутствие не может быть фактором, который сколько-нибудь влияет на политическое урегулирование. Миротворческое присутствие России создает условия для нормального диалога и сохраняет здесь мир и стабильность.

Если говорить о миротворцах, есть несколько уровней различных документов, которые подписаны сторонами, участвующими в этой миротворческой операции. Прежде всего, это соглашение 1992 года, которое подписано президентами России и Молдовы в присутствии президента Приднестровья. Для того чтобы начинать работу по свертыванию миротворческой миссии, есть только один путь – денонсация этого соглашения какой-нибудь из сторон – либо Россией, либо Молдовой. Мы исходим из того, что наши соседи из Республики Молдова понимают, чем чреваты попытки изменить настоящий формат поддержания мира.

Есть позиция президентов Молдовы, России и Приднестровья, которая зафиксирована в совместном заявлении от 18 марта 2009 года, и есть позиция государств-гарантов от 17 мая 2010 года, где четко говорится, что любые действия по пересмотру формата миротворческой операции могут приниматься только в контексте окончательного урегулирования молдово-приднестровских отношений. Когда будет определена модель, тогда можно будет говорить и о каких-то конкретных действиях в отношении миротворцев. Пока формат урегулирования не определен, говорить об этом преждевременно.

Надеемся, что и для американских коллег на первом месте окажутся вопросы реальной безопасности, реальной стабильности, а не какие-то политические цели. Для них это политика, а для нас – вопросы повседневной жизни, безопасности и спокойствия».

Алекс Григорьев: В докладе есть раздел о том, что Приднестровье может быть источником вооружений для «черного» рынка…

Владимир Ястребчак: Это не более чем страшилка провокационного содержания. Даже если предположить, что мы что-то производим и куда-то поставляем, то возникает естественный вопрос: через кого мы все это делаем?

Мы граничим только с двумя государствами: с Молдовой и Украиной. Следовательно, это недоверие к пограничным и таможенным службам этих двух государств. Это также большой вопрос к Европейскому Союзу, который на протяжении уже пяти с половиной лет осуществляет мониторинг границ. В этом случае приходится признавать, что Приднестровье вплело в свои сети таможенников и пограничников не только сопредельных государств, но и ЕС. Абсурд этого очевиден.

И кроме того, у нас не было оборонных заводов, которые могли бы в промышленных объемах производить оружие. Кому на современных рынках нужно кустарно произведенное оружие – это вопрос, который говорит о недостаточной добросовестности тех, кто выдвигает подобного рода обвинения.

А.Г.: К чему хочет придти Приднестровье – к воссоединению с Молдовой, к присоединению к России или к обретению полноценной независимости?

В.Я.: Наша главная цель – обретение независимости. То есть международное признание свершившегося факта.

А.Г.: Вы оптимистично смотрите в будущее с учетом того, что ситуация с урегулированием конфликта фактически застыла?

В.Я.: Я смотрю не только и не столько с оптимизмом, сколько, как я полагаю, с реализмом. Международная ситуация изменяется достаточно динамично. Международное сообщество исходит из необходимости выработки единых критериев урегулирования конфликтов. Все большее значение приобретает учет тех реалий, которые сложились в конфликтных регионах, и учет воли людей, которые проживают в этих регионах. Последний пример этому – возможное признание результатов референдума в Южном Судане.

Взгляд Москвы

Константин Затулин, член Комитета Госдумы России по делам Содружества Независимых Государств и связям с соотечественниками, критически отреагировал на предложения Ричарда Лугара.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» он отметил: «То, что предлагает сенатор Лугар, много раз предлагалось американскими представителями». «Это, конечно, замечательный план, – продолжает российский депутат, – но есть одно «но» – он вряд ли может быть выполнен в ближайшей перспективе. Оружие, которое там находится, вывозится из этой зоны последние 20 лет, и конца этому не видно… Если говорить о замене российских военных гражданской миссией, то я не вижу такой готовности не только у России, но и у сторон конфликта – в особенности Приднестровья». По мнению Затулина, «теоретизирование на эту тему не имеет практического смысла».

Константин Затулин подчеркнул, что с точки зрения России, «конфликт должен быть урегулирован политическими средствами, и всем сторонам конфликта должны быть даны гарантии его невозобновления».

По его мнению, решение этого конфликта может быть осуществлено двумя способами: либо созданием федеративного государства, в котором «Приднестровье, Молдова, а также, возможно, и Гагаузия будут соучастниками», либо «признанием реальности, которая состоит в том, что Молдова и Приднестровье вряд ли смогут говорить на одном и том же политическом и национальном языке».

Однако основой разрешения конфликта должно быть возобновление политического диалога. По мнению Константина Затулина, «происки наших западных друзей реально затормозили достижение договоренности, которая уже была практически видна».

Взгляд Кишинева

К моменту сдачи этого материала «Голосу Америки» не удалось получить комментарии сотрудников Министерства иностранных дел и европейской интеграции Республики Молдова и посольства Молдовы в США о предложениях сенатора Ричарда Лугара.

Новости политики читайте здесь

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG