Линки доступности

США и союзники: сотрудничество в сфере ПРО


Офицер ВМС США у контрольного пульта пусковой установки баллистических ракет на корабле USS Monterey

Офицер ВМС США у контрольного пульта пусковой установки баллистических ракет на корабле USS Monterey

Представители администрации Обамы заявляет, что вопрос противоракетной обороны является приоритетом внешней политики

Глобальная противоракетная оборона – проект столь долгий, трудоемкий и неблагодарный с точки зрения дипломатии и бюджета, что не очень понятно, как Конгрессу все же удается выкраивать на него средства. Об этом заявили эксперты, выступавшие на конференции «США и глобальная противоракетная оборона» в Атлантическом совете (The Atlantic Council).

Проблема оппозиции России по поводу планов НАТО разместить ПРО в странах Восточной Европы поднималась раз за разом, но однозначного ответа, как преодолеть сопротивление Кремля, так и не нашлось.

«Мы пытаемся убедить русских сотрудничать в этом вопросе уже свыше 20 лет. По-моему, для того чтобы убедить их в том, что ПРО не являются для них угрозой, они должны этого хотеть, – заявил Стивен Хэдли (Stephen Hadley), бывший советник по национальной безопасности, член совета директоров Атлантического Совета. – Сами они продолжают модернизировать свои стратегические ядерные вооружения – так что, мы должны начать требовать от них, чтобы они не были направлены против нас? И должны ли мы им верить? США должны дать понять: мы не приемлем ограничений в вопросах противоракетной обороны и нельзя увязывать договор об ограничении стратегических наступательных вооружений с ПРО в Восточной Европе».

Мы пытаемся убедить русских сотрудничать в этом вопросе уже свыше 20 лет. По-моему, для того чтобы убедить их в том, что ПРО не являются для них угрозой, они должны этого хотеть. Сами они продолжают модернизировать свои стратегические ядерные вооружения – так что, мы должны начать требовать от них, чтобы они не были направлены против нас? И должны ли мы им верить?
Эллен Таушер, заместитель председателя Центра международной безопасности при Атлантическом совете, предложила прекратить ходить в отношениях с Россией по кругу с «бесконечными мелкими разборками» и начать задавать более объемные вопросы: «Как вы определяете отношения между странами, чего вы от них хотите, в чем вы готовы сотрудничать?» Это, по мнению Таушер, внесет в отношения больше ясности и предсказуемости, «хотя понятно, что сегодня они уже не те, что были при Дмитрии Медведеве. Мы много раз говорили, что эта система совершенно не представляет угрозы России».

Таушер заметила, что в этом году президент США Барак Обама несколько раз встретится со своим российским коллегой Владимиром Путиным – и это может быть неплохой возможностью вновь обсудить эту тему.

Из зала предложили встречную идею – использовать идею вице-премьера РФ Дмитрия Рогозина о необходимости создания международной системы предупреждения о приближении к Земле опасных метеоритов – и их нейтрализации.

«Может, сотрудничество на этой почве создаст атмосферу, которая поможет избавиться от этой паранойи?» – с надеждой спросил участник конференции.

Но как выяснилось, проблемы с доверием по отношению к США есть не только у России.

Польский эксперт Марцин Заборовский (Marcin Zaborowski) заметил, что предыдущее соглашение по ПРО было отменено, что вызвало много негативных эмоций у поляков, которые имели к этому отношение. И что после случайно услышанного журналистами разговора Барака Обамы с Дмитрием Медведевым в марте 2012 года, когда американский президент пообещал российскому «больше гибкости после выборов» в вопросе ПРО, в Польше многие подозревают, что система так и не будет установлена, и что Варшаве придется самостоятельно заботиться о противоракетной обороне.

«Еще в 2008-м многие в Европе сомневались, зачем она вообще нужна. Сейчас это уже консенсус», – сказал Заборовский.

Уолтер Слоуком (Walter Slocombe), бывший заместитель министра обороны США, сказал, что у него наибольшие опасения вызывает мотивировка Кремля: «Не исключено, что эта тема кажется им хорошим инструментом для внесения раскола в отношения между США и их европейскими союзниками».

Заместитель госсекретаря США по вопросам обороны Франк Роуз заверил участников конференции, что реализация третьей стадии ПРО продвигается в соответствии с планом: соглашение с Польшей подписано и ратифицировано, разработка противоракетных установок продолжается, Конгресс утвердил финансирование. И несмотря на дороговизну проекта, он является приоритетом – ПРО необходима для защиты аэродромов и сухопутных войск.

«Непримиримая позиция России не помешает нам [разместить ПРО в Польше], – заявил Уолтер Слоуком в интервью Русской службе «Голоса Америки». – Администрация Обамы абсолютно стоит за этим решением».

На вопрос, насколько реалистичны установленные сроки (2018-й год), Слоуком заметил, что «трудно загадывать на пять лет вперед – но если сроки будут сдвинуты, то из-за технических проблем, вроде бюджета, а не из-за политического решения».

Насколько программа, которая должна была стать ответом баллистической угрозы со стороны Ирана, является своевременной (израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху заявил прошлой осенью в ООН, что Иран пересечет «красную черту» в разработках ядерной программы весной или летом 2013 года)? По мнению Слоукома, несмотря на то, что Иран неуклонно приближается к той отметке, когда после принятия соответствующего решения создание ядерной бомбы в течение года будет возможным, до создания полноценного ядерного оружия еще далеко.

«Пока мы говорим о возможности проведения первого ядерного испытания – это тоже будет очень плохо, но это не значит, что у них с ходу будут баллистические ракеты, оснащенные ядерными боеголовками. Но именно поэтому важно принимать предупредительные меры», – считает он.

Заместитель госсекретаря также отметил, что не сомневается в том, что администрация Обамы будет готова навести превентивный удар по иранским ядерным объектам: «Думаю, они вполне оправданно стремятся к тому, чтобы на этот раз (в отличие от Ирака – Н.М.), разведданные были точными. И они хотят, чтобы все понимали, с чем это сопряжено. Но в том, что эта возможность для них реальна, я не сомневаюсь».

Стивен Хэдли полагает, что есть еще одна причина не спускать на тормозах проекты развертывания противоракетных установок в Европе. В беседе с Русской службой «Голоса Америки» он сказал, что даже если Америка пойдет на удар против ядерных объектов Ирана, «это всего лишь затормозит, но не уничтожит программу. Система противоракетной обороны – это долгий процесс, и если мы хотим, чтобы она была готова через десять лет, строить ее надо сейчас».

О сомнениях по поводу способности США защитить союзников в ближневосточном регионе в случае ракетной атаки со стороны Ирана доложил Юсеф аль Отайба, посол Объединенных Арабских Эмиратов в Вашингтоне.

Очень важно, чтобы США прояснили этот момент, потому что ввиду вывода войск из Ирака и стратегического фокуса на Азии на Ближнем Востоке многие задают этот вопрос – где будет Америка, когда она будет нам нужна?
«Очень важно, чтобы США прояснили этот момент, потому что ввиду вывода войск из Ирака и стратегического фокуса на Азии на Ближнем Востоке многие задают этот вопрос – где будет Америка, когда она будет нам нужна?» – задал он вопрос.

Дипломат не исключает вероятности того, что появление ядерной бомбы у Ирана спровоцирует «ядерную гонку вооружений» в регионе – и в случае превентивного удара по ядерным объектам Ирана его страна может стать одной из мишеней.

«Иран будет принимать эти решения в зависимости от доступности целей, – подчеркнул он. – А если у них будет ядерное оружие, мы не можем знать, в чьи руки оно попадет – может, “Хезболле”, а может, в Газу».

Заместитель госсекретаря США по ближневосточной политике Мэтью Спенс (Matthew Spence) постарался убедить представителей союзников, что США никуда не уходят.

«Моя первая поездка на новом посту была в Эмираты, – сказал он. – У США имеются глубокие стратегические интересы в регионе, и наше сотрудничество в сфере ПРО в период серьезных бюджетных ограничений лишь подчеркивает наши обязательства [по отношению к союзникам]».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG