Линки доступности

Израиль: в ожидании развязки сирийского конфликта


Джон Керри и Биньямин Нетаньяху в Иерусалиме. Фото 15 сентября 2013 г.

Джон Керри и Биньямин Нетаньяху в Иерусалиме. Фото 15 сентября 2013 г.

Профессор Эфраим Инбар о положении Израиля и влиянии США на Ближнем Востоке

Администрация президента Обамы предпочитает бездействовать в отношении множества процессов на Ближнем Востоке, а когда действует, совершает большие ошибки, считает профессор Эфраим Инбар, директор Центра стратегических исследований Университета Бар-Илан, экс-президент Израильской ассоциации международных исследований. По его мнению, это происходит потому, что Вашингтон не понимает проблемы этого региона.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» профессор Инбар рассказал о
положении Израиля сегодня и о влиянии США на современном Ближнем Востоке.

Данила Гальперович: Недавно госсекретарь США Джон Керри приезжал в Израиль, предварительно повидавшись с главой Палестинской автономии Махмудом Аббасом. Есть ли какая-то связь между нынешним сирийским кризисом и одним из основных вопросов Ближнего Востока, за решение которого сейчас вновь взялся Госдепартамент США – палестино-израильскими переговорами?

Эфраим Инбар: Я не вижу особой связи между этими двумя процессами. Это – скорее разные сферы. Кроме того, у Асада, как мы знаем, в последнее время появилось множество собственных проблем, и он не так уж активен в сфере палестино-израильских контактов. Более того, некоторые палестинские группы, нашедшие убежище в Сирии, вынуждены были покинуть эту страну, поскольку высказали свои симпатии сирийским оппозиционерам. Так что прямой связи между сирийской войной и палестино-израильскими переговорами нет.

Д.Г.: Что представляется для израильской власти во главе с премьером Биньямином Нетаньяху более выгодным для Израиля: чтобы Башар Асад оставался у власти в Сирии, или чтобы он был свергнут либо ушел сам?

Э.И.: Прежде всего, выбор здесь не за нами. Мы – просто зрители в этой ситуации и не можем по-настоящему повлиять на исход гражданской войны в Сирии. Но если говорить о том, какой исход этой войны мы бы предпочли, то я бы взял на себя смелость сказать, что падение режима Асада для нас было бы предпочтительней как результат. Асад – ближайший союзник Ирана, а мы бы хотели ослабить Иран, так как эта страна является главным стратегическим вызовом для Израиля. Так что, я думаю, с точки зрения [Нетаньяху], если мы сможем добиться ослабления Ирана с уходом из власти Асада, то это будет для нас хорошо.

Д.Г.: Соединенные Штаты – давний союзник Израиля. Как вы оцениваете последние шаги США на Ближнем Востоке, насколько они продуманы?

Э.И.: Честно говоря, я думаю, что сейчас в ближневосточной политике США царит полная неразбериха. Администрация Обамы в отношении множества процессов на Ближнем Востоке предпочитала бездействовать, а когда действовала, то совершала большие ошибки, потому что не понимает проблемы этого региона. Они ошиблись, когда поддержали свержение Каддафи, они опять ошиблись, когда поддержали свержение Мубарака, они ошиблись, когда раскритиковали Саудовскую Аравию за вмешательство в дела Бахрейна с целью стабилизировать положение тамошнего режима.

Они сделали еще одну ошибку, критикуя военных в Египте за устроенный ими переворот. Ошибкой была и попытка умиротворить Иран и Сирию путем неудачной «политики вовлечения». Это все дает картину не слишком успешной политики, правда? Поэтому влияние США на Ближнем Востоке снижается. Сейчас в этом регионе никто, будь то друзья США или враги, не считает президента Барака Обаму серьезным игроком.

Д.Г.: С вашей оценкой, скорее всего, поспорили бы в Вашингтоне, но, если от нее отталкиваться, каковы должны быть, по-вашему, дальнейшие действия Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, чтобы вернуть себе влияние?

Э.И.: Возможно, хорошим шагом была бы – после мягкой и противоречивой реакции Вашингтона на сирийский кризис – его более жесткая и решительная реакция на кризис иранский. Я думаю, что Джон Керри предпринял свой недавний визит в Израиль главным образом для того, чтобы заверить израильское руководство, что в отношении Ирана Обама по-прежнему настроен серьезно. И Обама мог бы предпринять нечто решительное против Ирана, что спасло бы ближневосточную политику США от полной катастрофы. Если президент Соединенных Штатов этого не сделает, то большинство стран региона, озабоченные иранским режимом, просто будут ждать появления в Белом доме нового президента.

Д.Г.: А как Обама может воздействовать на Иран?

Э.И.: По-моему, единственная возможность, которая остается на столь поздней стадии – это военный удар по иранским атомным сооружениям. Мы видели уже, что дипломатия провалилась. Мы также видели, что санкции наносят некоторый ущерб экономике Ирана, но не наносят никакого ущерба иранской политике в ядерной области. Надо сказать, что новый президент Ирана начал расточать улыбки в сторону Европы и даже Америки – в надежде, что они поддадутся на эту «кампанию улыбок». Поэтому я считаю, что единственное, что может сделать Обама – это не пойти у Тегерана на поводу и ударить по Ирану.

Д.Г.: Какой, по-вашему, может быть реакция России, если Вашингтон вдруг решит последовать вашим советам и ударит по Ирану?

Э.И.: Если Америка покажет свои мускулы, то Россия останется просто зрителем: конечно, Москва осудит действия США, но сделать по этому поводу что-либо не сможет. В ситуации с Сирией Россия использовала слабость администрации Обамы, но если США будут действовать против Ирана решительно, то Россия будет, как говорится, побоку.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG