Линки доступности

Наталья Макарова: «Я считаю себя гражданином мира»


Наталья Макарова, Дэвид Леттерман, Барак Обама и Дастин Хоффман на вручении ежегодной премии Центра исполнительских искусств им. Джона Кеннеди. Вашингтон, округ Колумбия. 2 декабря 2012 года

Наталья Макарова, Дэвид Леттерман, Барак Обама и Дастин Хоффман на вручении ежегодной премии Центра исполнительских искусств им. Джона Кеннеди. Вашингтон, округ Колумбия. 2 декабря 2012 года

Легендарная балерина – о награждении премией Кеннеди-центра, харизме Обамы и русских березках

Американская балерина и балетмейстер русского происхождения Наталья Макарова стала лауреатом ежегодной премии Центра исполнительских искусств им. Джона Кеннеди в Вашингтоне. Вместе с ней награды получили актер Дастин Хоффман, блюзовый музыкант Бадди Гай, шоумен Дэвид Леттерман и музыканты британской рок-группы Led Zeppelin.

Родившаяся в Ленинграде в 1940 году, Наталья Макарова стала одной из ведущих балетных звезд советской сцены, примой-балериной Кировского (ныне Мариинского) театра. В 1970 году, будучи на гастролях в Лондоне, она попросила политического убежища в Великобритании. Много танцевала в ведущих балетных театрах Европы и США, получила мировое признание, множество высоких наград и титулов. В настоящее время ставит балетные спектакли в разных странах мира.

С Натальей Макаровой по телефону побеседовал корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин.

Олег Сулькин: Наталья Романовна, поздравляю вас с великолепной наградой.

Наталья Макарова: Когда ко мне так обращаются, по имени-отчеству, я пугаюсь. Можете называть меня Натальей или Наташей.

О.С.: Прекрасно. Наташа, ваши впечатления от церемонии награждения? Что показалось интересным?

Н.М.: Во-первых, это дорогое для меня место – Кеннеди-центр. Ведь я выступала на церемонии открытия центра в 1971 году. Для меня очень важное событие – официальное признание моих профессиональных достижений в Америке, в стране, которая дала мне возможность полностью себя реализовать. Причем не только как балерине, но и как женщине, которая обрела здесь семейное счастье, мужа и сына. Кстати мой сын Андрей был свидетелем этого замечательного события. Андрюшу, как я его называю, представили президенту Обаме, он пожал ему руку, они даже обменялись мнениями о жизни, представляете? Мой сын, рожденный в Калифорнии, был горд и взволнован не менее чем я.

О.С.: Чем Андрей занимается?

Н.М.: Финансами, инвестированием. А хобби у него – борьба айкидо, у него черный пояс. Занимается также искусством, окончил двухгодичные курсы при аукционном доме Christie’s.

О.С.: Женат?

Н.М.: Еще нет. К счастью.

О.С.: Почему – к счастью?

Н.М.: Потому что я еще не хочу становиться бабушкой (смеется). Шучу. Ну, наверное, он идет по стопам отца, который тоже женился на мне первым браком, когда ему было за сорок (муж Натальи Макаровой – американский бизнесмен-мультимиллионер Эдвард Каркар, магнат в сфере электроники. – О.С.).

О.С.: Церемония была разделена на две части. В первый день состоялся прием в Госдепартаменте. Вам удалось пообщаться с Хиллари Клинтон?

Н.М.: Конечно. Меня безумно тронула ее речь на обеде в честь лауреатов. Клинтон сказала, что балерина Наталья Макарова есть связующий элемент между искусством и дипломатией. И напомнила важное событие в моей жизни, когда в 1988 году, перед самой перестройкой, я получила разрешение советских властей выступить в Лондоне с труппой гастролировавшего там Кировского театра. Первый раз после 18-летнего запрета. На поклонах после спектакля в какой-то момент все отодвинулись вглубь сцены, оставив меня одну с залом, а я повернулась к труппе и поклонилась. И эту историю напомнила госпожа Клинтон. Я была потрясена! Выступила и моя любимая актриса Мэрил Стрип и такую артистическую речь произнесла! Откуда она знает подробности моей биографии и карьеры? А еще она сказала, что у меня длинные ноги, это было очень смешно.

О.С.: Как проходил второй день торжеств, в Белом доме? Ваши впечатления от Барака Обамы?

Н.М.: Я в него просто влюблена. Абсолютно! Харизма, ничего не скажешь. Очаровывает простотой общения. Обнимал, целовал, сам предложил сфотографироваться на память. Мишель Обама тоже очень трогательно обняла меня и поцеловала по-русски три раза. Вообще-то, Обама – пятый президент США, с которым я общалась. До него были Рейган, Картер, Буш-старший в бытность вице-президентом и Клинтон. Атмосфера приема мне очень понравилась – теплая, неформальная. Дэвид Леттерман очень галантно целовал мне руки. Давным-давно, в 1983 году, когда я получила премию «Тони» за участие в бродвейском мюзикле «На пуантах», я была приглашена на шоу Леттермана. Видимо, его неважно информировали, потому что он меня первым делом поздравил с рождением baby girl. Я так возмутилась, вы себе не представляете! Как вы такое могли сказать, набросилась я на него, у меня boy, a beautiful boy! Такой непростительный faux pas с его стороны. Леттерман, кстати, пригласил меня на свое шоу, кажется, на 11 декабря. Думаю, может, отказаться...

О.С.: Наташа, ни в коем случае! Не лишайте нас удовольствия увидеть, как вы ему напомните про baby girl.

Н.М.: (Смеется). Нет, я просто возьму с собой Андрюшу.

О.С.: С другими лауреатами общались?

Н.М.: Конечно. Дастин Хоффман – очаровательный мужчина. Был любезен, постоянно шутил. Оказывал мне знаки внимания. Его жена несколько раз вытирала ему пот со лба. А я его один раз даже попудрила. С рок-музыкантами из Led Zeppelin общались мало, я вообще-то некомпетентна в этом музыкальном жанре. С Бадди Гаем мы все время сидели вместе. Он был со своей старшей сестрой. Такой довольно молчаливый, но улыбающийся господин.

О.С.: Собираетесь смотреть телетрансляцию гала-торжеств 26 декабря?

Н.М.: Постараюсь. А вы посмотрите в тот же день записанное со мной интервью в программе CBS Morning News. Приезжали ко мне домой, долго меня мучали.

О.С.: Вы себя считаете русской или американкой?

Н.М.: Я себя считаю гражданином мира. В то же время горжусь, что я русская.

О.С.: Вы живете в Нью-Йорке?

Н.М.: У нас квартира в Нью-Йорке. А наш дом в долине Напа, в Калифорнии, полтора часа езды от Сан-Франциско, там, где вино делают.

О.С.: Я где-то читал, что в вашем доме...

Н.М.: (Перебивает, поет). В в-а-а-ашем до-о-о-ме... Какая-то оперная ария (Смеется).

О.С.: Так вот, пишут, что у вашего дома все русское – высаженные березки, православная часовня. Это так?

Н.М.: Да. У меня много русских друзей – в Америке, Петербурге и Москве.

О.С.: Какие у вас намечаются новые постановки?

Н.М.: В августе я была в Петербурге, встречалась с художником Вячеславом Окуневым, который сделал декорации для моей будущей постановки «Баядерки» в Киеве, в Национальной опере Украины. Премьера намечена на февраль. Кстати, этот балет в моей постановке будет возобновлен в Лондонском Королевском балете. В будущем году моя «Жизель» будет поставлена в Королевском Шведском балете в Стокгольме. А летом моя постановка «Баядерки» будет ставиться в Москве, в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. Этот проект меня особенно волнует.

О.С.: Вы часто вспоминаете Лондон, 1970 год?

Н.М.: Когда мне напоминают, как сейчас вы, тогда вспоминаю. Мне это тяжело, очень драматичный момент моей жизни. Поэтому предпочитаю не вспоминать.

О.С.: Как вы реагируете, когда вас называют лучшей балериной 20-го века?

Н.М.: Господи! (Смеется). Думайте, как вам хочется. Как я могу реагировать?!

О.С.: Вы можете, например, принимать позу Ермоловой на известном ее портрете.

Н.М.: Это как?

О.С.: У нее величественная поза человека, который знает себе цену.

Н.М.: Не без этого. Я же не буду говорить, что я самая плохая балерина. (Смеется). Я сделала что могла, что мне Бог дал, а я знаю, что он мне дал талант.

О.М.: Что для вас идеал свободного времени?

Н.М.: Лежать, читать русскую книгу. И еще бокал хорошего красного вина. Высшее удовольствие!

О.С.: Кто из партнеров, с кем вы выходили на сцену, вам наиболее дорог?

Н.М.: Первым был Иван Надь, венгр. Я с ним танцевала «Жизель» в Нью-Йорке, вскоре после моего бегства. Затем Энтони Доуэлл, солист Лондонского королевского балета. Очень дорог мне был Эрик Брун, датчанин, он танцевал в Американском театре балета. Очень близок мне был по нутру, спиритуально.

О.С.: А соотечественники?

Н.М.: Очень сложный разговор. Давайте не будем о них сегодня.

О.С.: Хотя бы назовем по именам?

Н.М.: Я много танцевала с Барышниковым, много с Нуреевым. Но не спрашивайте о них.

О.С.: Да что спрашивать, все уже знаем. Читал я, например, как вы в Париже поссорились с Нуреевым, и он в отместку специально «уронил» вас на репетиции.

Н.М.: Я не подтверждаю и не отрицаю. Давайте закроем тему. В общем, не верьте всему, что пишут. У меня к вам просьба. Меня приглашают на юбилейные торжества Вагановской академии в Москву 7 декабря, но я не могу приехать и даже не успеваю записать приветствие для телевидения. Можно через вас? Вагановская академия – моя дорогая, любимая альма матер, которой я столь многим обязана. Это мое богатство, без которого я не смогла бы вообще состояться в своей профессии. Желаю родной академии счастья и процветания!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG