Линки доступности

Фильм «Побочный эффект» выходит в российский прокат


Скотт Бернс, Джуд Лоу, Руни Мара и Стивен Содерберг

Скотт Бернс, Джуд Лоу, Руни Мара и Стивен Содерберг

Беседа с авторами и актерами, занятыми в картине

28 февраля в российский прокат выходит криминальный триллер Стивена Содерберга («Траффик», «Тринадцать друзей Оушена») «Побочный эффект» (Side Effects). В фильме поднимаются вопросы этики в области психиатрии и осложнений, которые могут возникнуть после приема лекарств. Роли успешной нью-йоркской супружеской пары Мартина Тейлора и Эмили Тейлор сыграли Руни Мара и Ченнинг Татум. Роль психиатра Эмили сыграл Джуд Лоу, а его предшественника – Кэтрин Зета-Джонс.

Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с режиссером фильма Стивеном Содербергом, сценаристом Скоттом Бернсом и исполнителями главных ролей на пресс-конференции в Лос-Анджелесе, в отеле Four Seasons.

Вопрос: Оказывали ли фармацевтические компании давленине на вас во время съемок «Побочного эффекта»?

Стивен Содерберг: Нет, нас никто не побеспокоил, что не удивительно. Мы действительно касаемся в фильме проблемы века – распространения психотропных препаратов и их воздействия на людей. Но мы не принимаем чью-либо сторону. Когда мы упоминали побочные эффекты психотропного лекарства, то старались приблизиться к научному описанию подобных эффектов, свойственных многим психотропным препаратам. Так что я думаю, что мы были очень осторожны и сохранили верность науке.

Вопрос: Ченнинг, за последние пару лет у вас вышло семь фильмов. Чем вас привлек «Побочный эффект»?

Ченнинг Татум: Я беру свой шанс и отрабатываю каждую свою роль потому, что никогда не знаешь, какой фильм получится удачным, а какой нет. На съемках «Побочного эффекта» все актеры очень много и тяжело работали еще и потому, что их персонажи двуличные. Получается, что надо играть героя «с двойным дном», что не просто как для самого актера, так и для тех, у кого с ним общие сцены. Что касается меня, то я влюбчивый: я влюбляюсь в своего персонажа и тону в нем. (Смеется).

Вопрос: Джуд и Кэтрин, вы оба играете психиатров в «Побочном эффекте». Что вы узнали в этой области?

Кэтрин Зета-Джонс: Это, наверное, самый трудный фильм для обсуждения его с прессой. Не секрет, что у меня недавно был опыт общения с врачами психиатрической клиники, где я прошла курс лечения от депрессии. Так что мне не надо было искать моих прототипов после предложения Стивена Содерберга сыграть психотерапевта. Я переняла манеру поведения одного из врачей и добавила немного от облика другого. Моя доктор Эрика Сиберт не совсем та, за которую ее принимают зрители в начале фильма. И ее отношения с доктором Джонатаном Бэнксом, которого сыграл Джуд Лоу, тоже гораздо глубже, чем кажутся на первый взгляд. Так или иначе, я очень благодарна Стивену, что он дал мне роль доктора потому, что я никогда не училась в колледже, и мне было очень лестно играть образованную женщину. (Смеется). На самом деле, моя мать мечтала, чтобы я стала врачом, но не сложилось.

Джуд Лоу: К окончанию съемок в этом фильме я почувствовал гораздо большее уважение к психиатрам, чем я испытывал раньше. Повышенное внимание к нашему фильму вызвано спорами по поводу приема психотропных средств, которые ведутся долгое время. И это не мудрено. Как известно, психотропные препараты оказывают воздействие на центральную нервную систему человека и меняют его осознание окружающего мира и, как следствие, его поведение. Получается, что они заключают в себе потенциал манипулирования людьми, а это очень сильное оружие.

Вопрос: Руни, а что вы думаете о профессии психиатра после того, как сыграли в этом фильме пациентку психиатрической клиники Эмили Тейлор?

Руни Мара: Я думаю, что всегда испытывала уважение к психиатрии. Конечно, этот фильм способствовал его осознанию еще потому, что во время его подготовки мне удалось пообщаться с несколькими психиатрами, к которым я прониклась искренним уважением. Могу с уверенностью добавить, что после окончания съемок у меня появилось больше доверия к врачам, которые работают в этой области.

Скотт Бернс: В фильме «Побочный эффект» переплетаются много различных сюжетных линий, так что его нельзя назвать «психофармакологическим» или «психиатрическим» фильмом. В нем сталкиваются этические проблемы и проблемы закона. Однажды я познакомился с психиатром, с которым работал на другом проекте в Нью-Йорке. И я понял, что пересечение законов в области психических заболеваний и психофармакологии – это настоящий «гордиев узел». И тогда я начал придумывать историю, в которой смогу это показать. Знаете, есть люди, которые хотят стать лучше. Есть компании, которые хотят продать свою продукцию. Есть рекламные агентства, в которых они нуждаются для того, чтобы выгоднее продать свою продукцию. Есть врачи, которые хотят помочь своим пациентам. А есть такие, которые готовы принимать по четыре пациента в час и выписывать им рецепты на готовое лекарство – это гораздо легче, чем разбираться в их проблемах. А некоторые люди просто видят рекламу по телевизору, и им хочется чувствовать себя лучше. И они идут к доктору и просят выписать им это лекарство. И еще есть пациенты, которые используют своих врачей для того, чтобы удовлетворить свои желания, никак не связанные с психиатрией. Вот на такой почве и родился этот сюжет, который, к моему счастью, оказался в руках режиссера Стивена Содерберга. Я думаю, что зрители не только испытают острые ощущения во время просмотра этого фильма, но и задумаются о своем отношении к проблемам, которые, так или иначе, поднимаются в нашем фильме.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG