Линки доступности

«Список Магнитского» и рабочие места для американцев

Интеграция России в мировую экономику обсуждается и в Москве, и в Вашингтоне. Как идет обсуждение?

Убеждения и рынок

«Сейчас – бейсбольный сезон», – напомнил 18 июля глава сенатского комитета по финансам Макс Бокус, открывая слушания по вопросу об отмене поправки Джексона-Вэника (а по существу – и о вступлении России в ВТО). «Но в сегодняшней игре счет идет на рабочие места для американцев», – заявил сенатор. Призвав к отмене поправки и установлению полномасштабных торговых отношений с Россией.

Факторы, осложняющие сотрудничество? Заходила речь и о них. Продолжающаяся поддержка Асада. Коррупция в сочетании с засильем бюрократии (об этих аспектах проблемы говорил сенатор Бокус). Сенатор от штата Юта Оррин Хэтч продолжил перечень: репрессии по отношению к российской оппозиции, гегемонистские устремления (и в частности – оккупация принадлежащих Грузии территорий), отношения с Ираном. В сочетании с неблагоприятной обстановкой в сфере бизнеса…

И, разумеется, дело Магнитского (к которому сенаторы Бокус, Хэтч и другие возвращались неоднократно).

Шла речь и о стратегии. Ситуация, по словам Оррина Хэтча, не становится проще от того, что «у администрации Обамы нет четко сформулированной стратегии по отношению к России».

И Сирия, и «список Магнитского» должны рассматриваться «отдельно», считает председатель комитета по финансам. Прием в ВТО – не подарок России, подчеркнул Макс Бокус: «Американцам нужны рабочие места».

В том же духе высказался и один из выступивших на слушаниях экспертов-свидетелей – торговый представитель администрации Рон Кирк: «Речь идет не о даровании России привилегий, но об обеспечении американским бизнесменам доступа к российскому рынку». «Разумеется, – признал Кирк, – это не панацея. Но в России уже создана соответствующая законодательная база. А потому я почтительно прошу не просто принять предлагаемый законопроект, но сделать это без промедления».

«Мне пришлось работать с разными администрациями – республиканскими и демократическими – в сфере американо-российских отношений,– напомнил собравшимся другой эксперт-свидетель – бывший заместитель госсекретаря Уильям Бернс. – Да, мы фундаментально расходимся по вопросу о Грузии. Да, Москва поддерживает чудовищный режим Асада – и тут мы стараемся переубедить русских. Но дело в том, что долговременный интерес Америки – в сотрудничестве с Россией».

Потому-то, убежден дипломат, и недопустимо промедление – тем более что в России нарождается средний класс. Существенно и другое – упущенный шанс означал бы не просто потерю, но проигрыш конкурентам.

Вопросы сенаторов, однако, не прекращались. Кремль прибегает к кибератакам против оппозиционных сайтов, констатировал сенатор Мендес, вводит цензуру в Интернете. «Учитываем ли мы в должной мере эти факты, а также уровень коррупции?» – спросил законодатель.

Учитываем, ответил Уильям Бернс: «Это – наш приоритет». Уточнив: «Да, проблема коррупции в России – громадна. И решить ее – в интересах самих русских. А нам следует им помочь».

Сенатор Бенджамин Кардин затронул в этой связи вопрос: не объединить ли голосование по ВТО с голосованием по «списку Магницкого»?

Спустя несколько часов члены комитета по финансам проголосовали. Решение – отменить поправку Джексона-Вэника – было принято единогласно.

Большая игра

А по другую сторону Атлантики?

«В ВТО сейчас сто пятьдесят пять стран», – напомнил министр экономики РФ Андрей Белоусов, обращаясь 10 июля к депутатам Госдумы. И подчеркнул: «Мы можем стать сто пятьдесят шестым членом всемирного торгового клуба. А можем надолго остаться у его входа».

Российские законодатели вняли аргументам министра, ратифицировав законопроект (238 голосами против 208 при одном воздержавшемся). А спустя неделю ратификацию одобрил и Совет Федерации. «За» проголосовали сто сорок четыре сенатора; «против» – всего трое.

Этим, впрочем, картина не исчерпывается. «В последние месяцы, – констатировал 10 июля министр Белоусов, – дискуссии вокруг ВТО носили бурный, часто эмоциональный характер».

Какие же преимущества сулит присоединение к ВТО российской экономике? «Это, – заявил глава экономического ведомства, – обеспечивает… стабильность внешнеторгового режима и предсказуемость правовых условий для экономических операторов – российских компаний, российских и зарубежных инвесторов». Это, подчеркнул министр, «ключевое условие для того, чтобы Россию, наконец, признали в качестве адекватного торгового и инвестиционного партнера».

А минусы? «Главный, и, по большому счету, единственный риск связан со снижением тарифной защиты», – сказал Андрей Белоусов. Уточнив: «Это, если угодно, плата за вход».

Оппоненты, впрочем, сдаваться не собирались. «Это – как торговля Англии с Турцией в прошлых веках, – считает представитель Курганской области Сергей Лисовский. – Это… Большая Игра. Мы вступаем в торговую войну. В России конкуренции почти нет. 4,5 миллиардов долларов на поддержку с сельской хозяйств… ничто по сравнению с 100 миллиардами долларов Америки субсидией… Наша инфраструктура не готова конкурировать… Кто… ответит за те ошибки, которые мы уже допустили при вступлении в ВТО?»

Положение дел в сфере борьбы с коррупцией в России Русская служба «Голоса Америки» попросила прокомментировать профессора московской Высшей школы экономики Овсея Шкаратана. «Магнитский, – сказал российский социолог, – это песчинка в море произвола. В тюрьмах сидят около трехсот тысяч предпринимателей. Происходит массовое бегство бизнесменов из страны. Коррупция видоизменяется: это раньше чиновник брал взятки, а теперь он крышует собственника – давая тому возможность получить хоть что-то».
  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG