Линки доступности

Мировое сообщество и иранская ядерная программа


Мировое сообщество и иранская ядерная программа

Мировое сообщество и иранская ядерная программа

США и европейские державы уверены в том, что в Иране идет работа по созданию ядерного оружия. Тегеранские власти утверждают, что национальная ядерная программа имеет сугубо мирный характер.

Однако, по мнению аналитиков, последние действия Тегерана не уменьшили опасений Запада относительно намерений Ирана обзавестись оружием массового уничтожения. В конце ноября Тегеран обнародовал план создания десяти новых заводов по обогащению урана. Недавно в стране были проведены испытания ракеты среднего радиуса действия, способной достичь Израиля, части юго-восточной Европы и американских баз на Ближнем Востоке.

Бывший госсекретарь США Лоуренс Иглбергер полагает, что Иран, оснащенный ядерным оружием, – явление неприемлемое: «Проблема заключается уже в том, что иранцы получат возможность создать ядерное оружие. Если они получат эту возможность и воспользуются ею, то у Запада будут очень серьезные неприятности. Представьте, что когда-нибудь, при определенных условиях, Иран или какая-нибудь другая страна передаст ядерный заряд каким-то террористам, или террористы каким-то иным образом получат контроль над ядерным оружием».

На протяжении нескольких лет международное сообщество пытается убедить Иран отказаться от претензий на создание ядерного оружия. Международные структуры – такие, как ООН и МАГАТЭ, – вводят в отношении Ирана санкции и налагают на эту страну всевозможные ограничения – но без особого успеха. Президент США Барак Обама призвал Иран развеять опасения Запада, дав тегеранским властям срок до конца года. Однако аналитики предупреждают, что Тегеран, скорее всего, не подчинится, и тогда международное сообщество сможет прибегнуть к более жестким санкциям.

Генерал в отставке Брент Скаукрофт, бывший советник президента США по национальной безопасности, считает, что ужесточение санкций не обязательно будет результативным: «Я не думаю, что речь должна идти о более серьезных карательных мерах в отношении Ирана, однако Тегеран должен понять, что у него нет иной альтернативы, кроме как сесть за стол переговоров с нами и начать обсуждать не только ядерную проблему, но и ситуацию в Иране и во всем регионе».

Джеймс Шлессинджер, в прошлом занимавший посты директора ЦРУ и министра обороны, пессимистично оценивает шансы международного сообщества: «Они очень невелики. Ничтожны! Вспомните, в отношении режима Саддама Хусейна санкции вводились 16 или 17 раз и, в конце концов, он был убран силой. У нас нет особых возможностей. Иранцы показывают, что они не заинтересованы в том, чтобы принять требования международного сообщества. Эти требования, возможно, лишь подпитывают демонстративное неповиновение Ирана».

Лоуренс Иглбергер считает, что если дипломатия не дает результатов, то международному сообществу, вероятно, стоит подумать о более жестких действиях: «Я продолжаю настаивать на том, что в случае необходимости мы будем вынуждены применить силу, чтобы не дать иранцам возможности создать ядерное оружие. Это та цена, которую, по крайней мере на сегодняшний день, международное сообщество и наше правительство не желают платить».

По словам Иглбергера, одно государство – Израиль – предположительно изучает возможность использования военной силы – с тех пор как из Тегерана прозвучали заявления о желательности уничтожения еврейского государства: «Если бы я был израильтянином, я бы весьма серьезно оценил это заявление Ирана. Рано или поздно израильтяне скажут: что мы должны делать, если никто другой ничего не делает? Что мы должны сделать для того, чтобы иранцы не создали ядерное оружие? И это будет означать, что израильтяне могут использовать военную силу для предотвращения такого сценария».

Джеймс Шлессинджер выступает против тех, кто высказывается за применение силы: «Они обязаны пересмотреть свою позицию. Если говорить об Израиле, то у него нет тех возможностей, которыми обладают ВВС США. В результате, если они нанесут авиаудар по Ирану, то даже в случае успеха это, вероятно, затормозит иранскую ядерную программу на год или два».

Генерал Брент Скаукрофт считает военный удар по Ирану – если, конечно, он будет нанесен – «серьезной ошибкой»: «Мы не сможем разрешить проблему подобным образом. Мы лишь еще больше озлобим мусульманский мир. Мы обязаны начать процесс с диалога и посмотреть на результаты, прежде чем выхватывать сабли из ножен».

Однако многие аналитики утверждают, что международное сообщество потратило достаточно времени на дипломатическом фронте, пытаясь убедить Иран свернуть ядерные приготовления. Они констатируют, что дипломатические усилия дали очень ограниченные результаты, и что настало время искать другие варианты, включая ужесточение санкций. Они также подчеркивают, что следует рассматривать все имеющиеся возможности действий, – и здесь трудно не заметить намека на возможную военную операцию.

XS
SM
MD
LG