Линки доступности

Олег Ривкин – официальный гость Республиканского съезда в Тампе


Олег Ривкин – официальный гость Республиканского съезда в Тампе

Олег Ривкин – официальный гость Республиканского съезда в Тампе

Впечатления от съезда русскоязычного адвоката из Нью-Йорка

На съезд Республиканской партии в Тампу, штат Флорида, приехали около 50 тысяч человек со всего мира – около 5 тысяч делегатов съезда, 15 тысяч журналистов, тысячи гостей. Гости – влиятельные представители общин своих штатов – не принимают участия в голосовании, но могут присутствовать на всех официальных мероприятиях съезда. Для них на полях съезда также организуют встречи с законодателями, лоббистами, политиками.

Один из таких гостей – Олег Ривкин из Нью-Йорка, адвокат по вопросам международного права. Он является одним из лидеров Республиканской еврейской коалиции США, и именно в таком качестве и был приглашен на съезд. «Голос Америки» побеседовал с Олегом Ривкиным в Тампе о его впечатлениях о съезде, о политике, о президентских выборах в США и о его собственных политических пристрастиях.

Олег Ривкин:

«Я приехал из СССР, из Белоруссии, в 1975 году, мне тогда было 11 лет. Я республиканец всю мою жизнь. Первый президент, за которого я голосовал, был Рональд Рейган в 1984 году. Мне тогда было 20 лет, я помогал его предвыборной кампании. Я являюсь членом организации «Республиканская еврейская коалиция» уже 12 лет. Это лоббистская организация, мы в основном лоббируем интересы Израиля среди республиканских законодателей и политиков.

Я – официальный гость съезда Республиканской партии. Здесь, в Тампе, наши дни проходят так: как вы знаете, выступления на съезде все начинаются вечером. Поэтому днем мы встречались с Джоном Болтоном (бывший постоянный представитель США в ООН), с Тимом Поленти (бывший губернатор штата Миннесота), сегодня будем встречаться с пятью губернаторами, которые больше всего поддерживают Израиль, – Хейли Барбуром и другими. С ними мы обсуждаем Ближний Восток, будущее Израиля, конечно же, Иран. Мы говорим о том, что будет делать администрация Митта Ромни с Ираном.

Как известно, на прошлых президентских выборах 78 процентов американских евреев проголосовали за Обаму, подавляющее большинство евреев в США – демократы. Наша организация была основана в 85 году, тогда ее даже не хотели называть «республиканской», ни один еврей в нее не пошел бы, она тогда называлась «национальная». Сейчас наша задача – расширить круг евреев-республиканцев.

Меня поразило, что на этих встречах на полях съезда я встречаю очень много иностранцев, гостей из Европы. Я познакомился с несколькими членами британского парламента, членами Консервативной партии. И они очень интересуются Миттом Ромни. Мне кажется, что это связано с тем, что Ромни и люди, которые его окружают – это что-то новое в Республиканской партии. У нас в партии происходит смена поколений. Вы видите, что люди, которые сейчас здесь выступают, – они не принадлежат тому поколению, которое выступало четыре года назад. Это уже не поколение Джона Маккейна, Джорджа Буша, я уж не говорю о Рейгане. Это новые люди.

Я никогда раньше не был на съезде, хотя я всю жизнь являюсь республиканцем. Речи выступающих, атмосфера на съезде – великолепные.

Я считаю, что речь Пола Райана, кандидата на пост вице-президента, – это, что называется, в стиле Рейгана и на уровне Рейгана. Я помню, когда Рейган баллотировался, критики говорили, что он просто второстепенный актер, который ничего не знает о политике, и куда он лезет вообще. Но он производил потрясающее впечатление на слушателей, на страну. Люди были в восторге, люди чувствовали, что они американцы. Люди гордились быть американцами.

В конце 70-х годов, когда Картер был президентом, людям было почти стыдно быть американцами. Страна шла вниз – тогда был нефтяной кризис. И в какой-то степени у нас то же самое сейчас, у нас какое-то чувство безнадежности. А у Райана – настоящий рейгановский оптимизм. Я говорил потом с людьми, которые, может, и не собираются голосовать за Ромни, но они были в восторге от речи Райана, они почувствовали, в первый раз за четыре года, гордость за свою страну и оптимизм относительного будущего.
И с технической точки зрения – я вам скажу, как адвокат, – речь была великолепная. Если бы эту речь адвокат представлял жюри присяжных, присяжные бы были убеждены. Это было сделано великолепно.

Сейчас многие говорят, что он приводил неправильные факты в своей речи. Но ведь эти речи не на фактах строятся. Они строятся на впечатлении о личности. И я считаю, что он людей по-настоящему вдохновил.

И вторая речь, которая мне очень понравилась, – Кондолизы Райс. Я эту речь ее уже слышал много раз, она с ней много раз уже выступала. Но сейчас переработала для съезда. Она очень хорошо ее произнесла. Она – не из самых великолепных ораторов, но это было отлично. Она очень хорошо говорила о том, какое место – исключительное, лидерское – должны занимать США в мире.

Америка или будет лидером, или не будет лидером. Большинство американцев хотят, чтобы она была лидером. Мы перестали быть лидером за последние четыре года. Так как экономика сейчас – наша главная проблема, внешняя политика несколько ушла на второй план. Но для меня внешняя политика важна. Поведут ли США за собой мир.

Сейчас в США такой расклад избирателей – 45 процентов будут голосовать за Ромни, это точно. 45 будут голосовать за Обаму. Остаются вот эти 10 процентов, которые у нас называются «неприсоединившиеся». Я лично не знаю, кто эти люди. Вероятно, где-то они есть. Я лично не понимаю, как может человек сейчас, в начале сентября, еще не решить, за кого ему голосовать. Либо он просто не думает, либо он думает слишком много, либо ему все до лампочки, либо он ждет до последнего дня.

У Ромни задача – как-то завоевать эти 10 процентов и большую часть перевести на себя. И это не столько вопрос фактов, вопрос того, что ему нужно доказать, что Обама – плохой президент. Это вопрос доверия – чтобы Митту Ромни поверили. И опять я хочу перевести разговор на Рейгана. За две недели до выборов он на 7 пунктов отставал. А на последних дебатах он не столько разгромил Картера, сколько показал, что он хороший, добрый человек, которому можно доверять – а в то время доверять нужно было кнопку ядерного оружия. Сейчас это другое – можно ли этому человеку доверить экономику. Мне не кажется, что эти 10 процентов – это люди, которые будут вдаваться в факты, в дефицит, в количество рабочих мест. Они будут смотреть на Ромни так – могут ли они на уровне интуиции доверять ему или нет. Могут ли доверить экономику и будущее страны.

Главное, что я бы хотел от американской администрации в отношении Израиля – это чтобы Израилю не связывали руки. Израиль сам прекрасно может справиться со своими проблемами, включая Иран. До этого обязательно дойдет, я уверен. Я хочу, чтобы, когда Израиль будет пытаться себя спасти, чтобы США – самый близкий друг Израиля – не бросили его на произвол судьбы, на растерзание европейцам, китайцам, даже русским. Израилю, в принципе, не нужны деньги, не нужна военная помощь, ему нужно, чтобы его друг не мешал ему делать то, что необходимо для его выживания.

Последствия удара Израиля по Ирану – да, они могут быть очень серьезными для всего мира. Но если Израиль встанет перед выбором между собственным уничтожением или ударом по Ирану – что он должен делать? У меня такой подход – если говорит лидер страны, Ирана, что он хочет тебя уничтожить, – ты должен ему поверить. А не верить ему – это преступление, если ты лидер Израиля.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG