Линки доступности

Pussy Riot, Ай Вэйвэй и пост-тоталитаризм


Дискуссия в музее Хиршхорна. Вашингтон, Округ Колумбия

Дискуссия в музее Хиршхорна. Вашингтон, Округ Колумбия

Збигнев Бжезинский: «Ирония – важный признак политического взросления»

Художник в тоталитарном обществе – его роль и значение – эти темы обсуждались в вашингтонском музее Хиршхорна (Hirshhorn Museum and Sculpture Garden).

В дискуссии, которую организовала журналист Джуди Вудрофф, участвовали советник и член правления Центра стратегических и международных исследований при университете Джонса Хопкинса Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski, Center for Strategic International Studies), профессор Колумбийского Университета Гаятри Чакраворти Спивак (Gayatri Chakravorty Spivak, Columbia University) и один из основателей музея Джона Якобсона Роджер Бюргель (Roger Buergel, Johann Jacobs Museum).

Поводом для встречи, которая прошла заполненном до отказа зрительном музея, стала выставка китайского художника-авангардиста, скульптора и критика Ай Вэйвэя под названием «Ай Вэйвэй: в соответствии с чем?». Сам художник не смог присутствовать на открытии выставки из-за проблем с властями Китая. Его не выпускают из страны.

Ай Вэйвэй получил всемирное признание после того, как стал одним из проектировщиков национального стадиона в Пекине, где прошли Олимпийские игры, развенчанные художником как партийная пропаганда. Мастер известен ярой критикой в адрес китайских властей, за которую не раз подвергался гонениям, был жестоко избит при задержании в апреле этого года в аэропорту Пекина. Его арт-студия в Шанхае была снесена, а сам Ай Вэйвэй обвиняется в неуплате налогов в размере 2,4 млн долларов; 1,3 млн из этой суммы собрали для него его сторонники.

Ай Вэйвэй стал кумиром миллионов китайцев, чему отчасти способствовала его активная деятельность в социальных сетях: у художника есть личный блог и аккаунт в Твиттере. В 2011 году журнал Time назвал его одним из кандидатов на титул «Человек года».

Роджер Брюгель отметил особое положение, в которое попадает художник в частности в пост-тоталитарных обществах. По его словам, «искусство привлекает внимание международного сообщества не только к культуре и традициям той или иной страны, но и автоматически к существующим там проблемам». Художник, таким образом, становится воплощением этих проблем, что отвлекает международное сообщество от художественного аспекта его работ и навлекает на него недовольство властей своей страны, – а это, по мнению Брюгеля, может стать почвой для конфликта.

Збигнев Бжезинский рассказал, что он думает о Китае, который мы знаем сегодня: «Мне кажется неверным называть китайское общество репрессивным, потому что это общество очень разнообразно, в нем существуют несколько уровней жизни. Мы можем говорить об официальном и неофициальном Китае. Страна сегодня занимает неоднозначную позицию пост-тоталитарного общества, не став, однако, полной противоположностью обществу тоталитарному. На этом пути есть много опасностей. Стоит напомнить, что тоталитаризм был первой политической системой, которая намеренно использовала искусство в качестве политического инструмента против народа в попытке изменить общество».

Збигнев Бжезинский

Збигнев Бжезинский



Отвечая на вопрос «Голоса Америки» о российской панк-группе Pussy Riot и о внимании, которое международное культурное сообщество оказывает участницам группы (номинация на премию Кандинского, включение девушек в число финалистов премии имени академика Андрея Сахарова – «Г.А.») Гаятри Чакраворти Спивак, которую участницы Pussy Riot считают одним из своих вдохновителей, сказала, что она целиком поддерживает их и у нее нет сомнений в художественной ценности их акции.

Теперь в России можно делать то, о чем раньше нельзя было и мечтать. Впервые эта мысль пришла мне в голову, когда посреди Красной площади я увидел мужчину с плакатом, где был изображен президент Путин за решеткой. Можете представить себе такую картину при Сталине? Этого человека не стало бы в ту же ночь. При Брежневе он бы сел лет на 20
«Мне кажется, что такие резонансные художники (как Ай Вэйвэй и Pussy Riot – «Г.А.»), чьи работы радикально отличаются от общепризнанных норм, участвуют в своего рода театре, политическом и этическом. К ним же я могу отнести человека, который не имеет ничего общего с традиционным искусством – Махатму Ганди и его акцию в Букингемском дворце, – делится своим мнением Гаятри Чакраворти Спивак. – Помните, как он – адвокат, получивший великолепное образование в Великобритании, опозорил британскую монархию, придя на прием не в костюме, а в набедренной повязке, обнажавшей его неприлично худые ноги. Именно такой театр я имею в виду, – театр, где человек становится частью искусства».

Збигнев Бжезинский, в свою очередь, сказал, что «нет смысла в том, чтобы определить был ли поступок Pussy Riot искусством или нет». По его словам, события, произошедшие в России за последний год, в частности массовые протесты и само возникновение панк-группы, говорят о том, что в России, «впервые за всю ее политическую историю, люди перестали бояться».

«Теперь в России можно делать то, о чем раньше нельзя было и мечтать. Впервые эта мысль пришла мне в голову, когда посреди Красной площади я увидел мужчину с плакатом, где был изображен президент Путин за решеткой, – сказал Збигнев Бжезинский. – Можете представить себе такую картину при Сталине? Этого человека не стало бы в ту же ночь. При Брежневе он бы сел лет на 20».

Бжезинский отметил, что наравне с исчезновением страха в стране появились ирония. «Обратите внимание, как часто на протяжении последних нескольких лет Владимир Путин становился предметом всеобщего осмеяния. Ирония – важный признак политического взросления».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG