Линки доступности

«Кьюриосити» взял «след»

  • Юрий Караш

Место, откуда «Кьюриосити» взял образец грунта

Место, откуда «Кьюриосити» взял образец грунта

Но неясно пока, кто его оставил

То, что предшествовало сделанному 3 декабря в НАСА объявлению об одном из результатов исследовательской деятельности «Кьюриосити», вызвало ощущение дежавю. Так в середине марта 2004 года НАСА несколько дней держало в напряжении американскую и мировую общественность известием о том, что один из марсоходов сделал «эпохальное открытие» на Красной планете, о чем вот-вот будет официально сообщено.

Агентство не обмануло: 23 марта 2004 года на пресс-конференции было объявлено, что «Оппортьюнити» обнаружил на Марсе признаки того, что когда-то по поверхности Марса струилась соленая вода – по крайней мере, на это указывали характерные образования на камнях и грунте.

3 декабря, после нескольких дней интригующих слухов о том, что «Кьюриосити» нашел нечто важное и необычное на Марсе, НАСА объявило: марсоход обнаружил на Красной планете сложные химические соединения, а также «намеки» на органические молекулы, которые когда-то могли стать основой для возникновения примитивных форм жизни. Речь идет, в частности о том, что «Кьюриосити» нашел в образцах марсианского грунта признаки хлорина, серы, воды и углерода.

Кто «наследил»?

Это вопрос серьезно омрачает радость ученых НАСА от недавней находки. Их «гложут смутные сомнения» – а не принес ли «Кьюриосити» эти химические компоненты с Земли? Тем более что основания для подобных сомнений есть. Дело в том, что, несмотря на максимальные меры предосторожности, предпринятые в ходе предстартовой подготовки марсохода с тем, чтобы на нем не осталось никаких следов земной среды, что-то земное на нем, как выяснилось уже после запуска, все-таки осталось.

Одни из главных исследовательских инструментов «Кьюриоисти» – это буры для проникновения в подповерхностные слои марсианского грунта. Как и прочие инструменты марсохода, они находились в специальном отсеке в сложенном состоянии. Однако за полгода до старта инженеры засомневались – а не приведет ли грубая посадка «Кьюриосити» (если не дай Бог такая случится) к поломке механизма буров в результате чего они вообще не смогут быть использованы?

Чтобы этого не произошло, они пошли на риск: достали одно из сверл и установили на нем насадку, которая должна была быть «самостоятельно» установлена марсоходом после приземления. Так инженеры гарантировали то, что хоть один из буров сохранит свою работоспособность в случае грубой посадки.

Увы, у последствий благих намерений нередко бывает обратная сторона. В ходе данной процедуры инженеры нарушили режим стерильности инструментов и теперь, как полагают эксперты, на бурах может находиться до 250 000 бактериальных спор, принесенных «Кьюриосити» на Красную планету.

Возникает вопрос: как такое могли допустить те, кто должен был следить за соблюдением данного режима? Ответ прост: их просто не поставили в известность, а когда те сами об этом узнали, было слишком поздно. «Инженеры не должны были этого делать без предварительной консультации со мной, – сказала Кэтрин Коннели, занимающая в НАСА должность «Офицера планетной защиты» (Planetary Protection Officer). – Безответственно с нашей стороны не следовать нами же установленным правилам».

«Только бы «Кьюриосити» не наткнулся на воду»

Парадоксально, но именно эта мысль присутствует теперь в голове многих исследователей НАСА, работающих в рамках научной программы марсохода. Лед, или вода, могут «оживить» оставшиеся на буре бактерии, если конечно, там есть еще что оживлять. Атмосфера, состоящая в основном из углекислого газа, повышенный радиационный фон и ультрафиолетовое излучение, температуры, падающие до 70 градусов ниже нуля по Цельсию, не самые благоприятные условия для сохранения незащищенных форм земной жизни.

«Мало шансов найти воду, или лед в районе кратера Гейла, – сказал Дэвид Лэйвери, один из руководителей программы НАСА по исследованию Солнечной системы. – На одну чашу весов мы положили риск, связанный с тем, чтобы обеспечить работоспособность хотя бы одного бура, а на другую – риск вообще лишиться возможности бурить». Очевидно, что второй риск оказался «тяжелее» первого.

Откуда страхи?

В ноябре 1969 г. экипаж «Аполлона-12» прилунился неподалеку от места, где уже два с половиной года находился на Селене американский автоматический аппарат (КА) «Сервейер-3». Астронавты Питер Конрад и Алан Бин навестили его. Этот КА сознательно не подвергался стерилизации перед стартом. Ученые хотели проверить устойчивость простейших микроорганизмов к условиям открытого космоса.

Конрад и Бин доставили на Землю некоторые части этого «Сервейера», на которых, как показал последующий анализ, действительно сохранились земные бактерии. Было обнаружено, в частности, небольшое количество стрептококка на куске пеноизоляции, извлеченного из телекамеры КА. Ученые были потрясены. Земные микроорганизмы пережили два с половиной года нахождения в условиях почти абсолютного холода лунных ночей, безвоздушного пространства, радиации открытого космоса и температурного диапазона, колеблющегося от +100С днем до -173С ночью. А если бактерии выжили в условиях Луны, то в условиях Марса выживут и подавно.

Правда, буквально пару лет назад выяснилось, что микроорганизмы попали на части «Сервейера» все-таки уже после того, как детали эти были доставлены в земную лабораторию. Таким образом, оснований для страха «заразить» Марс стало вроде бы меньше, но веры в подобную возможность, в течение почти четырех десятилетий подкрепляемой «микробами» с «Сервейера», судя по всему меньше не стало.

И еще немного о дежавю

Чувство это, относящееся к исследованию Красной планеты, вызывается не только тем, как НАСА «разогревает» общественный интерес к объявлению о своих «эпохальных» открытиях. Оно относится к «обнаружению» на Марсе жизни вообще.

Вспомним, сначала марсианские «каналы», открытые итальянским астрономом Джованни Скиапарелли еще в 1877 году. Позднее выяснилось, что это были телескопные артефакты, но какое-то время люди верили, что астроном увидел искусственные ирригационные сооружения. Потом американские «Викинги», проработавшие на Марсе во второй половине 1970-х – начале 1980-х годов нашли признаки того, что на Марсе была когда-то вода, но признаков жизни – нет.

Люди стали понемногу разочаровываться в возможности найти жизнь на Красной планете, как вдруг в 1996 году мир облетела новость: на найденном в Антарктике еще в 1984 году метеорите ALH84001, который, как полагают ученые, прилетел с Марса, найдены следы окаменелых бактерий. После этого данному метеориту пришлось «нелегко». Немного найдется в истории человечества камней, которых подвергали бы такому тщательному исследованию, как ALH84001, периодически ставя под сомнение то, что делало его уникальным и неповторимым на фоне тысяч других собранных на земле «небесных булыжников» – следы жизни, которые он нес. Но в 2009 году «мытарства» этого метеорита, похоже, закончились окончательно.

Группа ученых из Космического центра имени Джонсона после очередного изучения метеорита с применением самых современных технологий исследования пришла к выводу, что «никакое из материальных свидетельств, первоначально наведших на мысль [о наличии следов жизни] на ALH84001 не было отвергнуто, равно, как и происхождение этих свидетельств не может быть объяснено не биологическими факторами». Заключительный вердикт ученых звучал так: существует «серьезное свидетельство того, что на древнем Марсе была жизнь».

А если так, то нужно набраться терпения и подождать, когда «Кьюриосити», или другой аппарат, который продолжит дело этого марсохода, найдет там ее следы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG