Линки доступности

Первые комментарии американских законодателей «Голосу Америки»

Палата представителей Конгресса США приступает к голосованию по поводу пакета законопроектов, в котором принятие «списка Магнитского» увязывается с отменой поправки Джексона-Вэника.

Некоторые конгрессмены полагают, что изменения характера российской государственности должны быть признаны на законодательном уровне. Среди них – конгрессмен-республиканец из Калифорнии Дана Рорбахер.

«Современная Россия – это не Советский Союз, – подчеркивает законодатель. – В результате реформ, проведенных за последние 20 лет, была создана страна – да, не идеальная, но страна с относительной свободой прессы».

Голосование в Конгрессе проходит в третью годовщину смерти Сергея Магнитского – российского юриста, разоблачившего налоговые махинации высокопоставленных лиц и в результате скончавшегося в «Матросской тишине». Закон о «Списке Магнитского» предполагает отказ в визах для российских чиновников, причастных к смерти юриста, и замораживание их банковских активов.

Конгрессмен-демократ от штата Массачусетс Джеймс Макговерн считает, что чрезвычайно важен уже сам факт голосования по «закону Магнитского».

«Это свидетельство того, что Соединенные Штаты обеспокоены вопросом о правах человека, того, что они важны для нас, – подчеркивает Джеймс Макговерн. – Те, кто их нарушают, – и не только в случае с Сергеем Магнитским – должны знать о последствиях. Их имена будут названы, за ними идет наблюдение».

По словам Макговерна, пакет объединенных законопроектов пользуется поддержкой законодателей – как демократов, так и республиканцев.

«Озабоченность ухудшением ситуации с правами человека в России присутствует не только у демократов и не только среди республиканцев. Это – редкое сегодня проявление единства», – констатирует конгрессмен.

Если законопроект будет одобрен Палатой представителей, то затем он будет передан на рассмотрение Сенат. Ожидается, что верхняя палата Конгресса одобрит его. Чтобы вступить в силу, законопроект должен быть подписан президентом США.

Россия пригрозила жесткой реакцией на принятие «недружественного и провокационного» закона. Российские официальные лица не уточнили, какие именно шаги будут предприняты Москвой, но отметили, что российско-американским отношениям будет нанесен ущерб.

Западная реакция на прохождение «законом Магнитского» Палаты представителей также на заставила себя ждать.

Из Лондона, глава компании «Эрмитаж-Капитал» Билл Браудер, который был работодателем Сергея Магнитского, заявил в комментарии Русской службе «Голоса Америки»: «Сегодняшнее голосование в Палате представителей является очень важным и символичным шагом в третью годовщину убийства в тюрьме Сергея Магнитского. Это первый реальный знак того, что правосудие, к необходимости которого Россия осталась безразличной, начинает вершиться».

«Следующий шаг - голосование по этому закону в Сенате США, затем мы планируем представить это законодательство в разных странах Европы. Сегодняшнее событие, - важный вклад в то, чтобы память о Сергее Магнитском навсегда осталась с нами. Мы также надеемся, что именно это сможет предотвратить повторение того, что произошло с Сергеем, с кем-то еще», - подытожил Билл Браудер.

Дональд Дженсен - аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса в Вашингтоне подчеркивает: «Прохождение “законом Магнитского” Палаты представителей – важный шаг к тому, чтобы права человека стали центральной темой внешней политики США в 21 веке. Выделение в отдельную группу коррупмпированных чиновников, а не населения всей страны, является основной мерой, которая поможет российскому народу; переход в режим нормальных торговых отношений и устранение поправки Джексона-Вэника поощряет Москву к адекватному поведению в рамках вопросов, представляющий интерес для обеих сторон,таких как торговые взаимоотношения. Это также создает модель для того, как обращаться с нарушителями прав человека для соседних стран, в частности, режимов в Беларуси, Украине и Узбекистане, в числе прочих».

«Следующий шаг в этом процессе, - говорит Дженсен, - “примирить” две версии этого положения Конгресса. Сенатская версия, несмотря на сходство с версией Палаты представителей в целом, не выделяет Россию в отдельную категорию. Затем президент должен подписать этот документ. С первых дней своей работы администрация президента Обамы заявляла, что не будет жертвовать вопросами прав человека во имя “перезагрузки” с Россией. Сейчас – самое время сделать эти обещания реальностью».

Дмитрий Саймс, президент Центра национальных интересов в Вашингтоне считает: «Это голосование в одной из Палат Конгресса. Это важный шаг, я понимаю, что он вызывает в Москве озабоченность, но это еще шаг не окончательный. И та версия, которая была принята сегодня, более радикальна, чем версия Сената. Между ними есть целый ряд существенных отличий. Хотя бы то, что версия Сената не направлена против России, а в равной мере имеет отношение ко всем государствам мира. Другое отличие сенатской версии в том, что у администрации гораздо большая степень контроля решать — кто в эти списки будет вставляться и с каким элементом конфиденциальности или, наоборот, публичности».

«Я думаю, что реакция России будет, в значительной мере, зависеть от того, какой будет окончательная редакция “закона Магнитского”. Если это будет ближе к сенатской редакции, то реакция Москвы будет сдержанной... Если будет принята версия Палаты, и, особенно, если будет сделано то, о чем говорили некоторые сторонники этого законопроекта во время выступления в Палате, например, включать в эти списки не просто тех, кто ответственен за пытки или доказанную коррупцию, а, допустим, каких-то судей, которые выносят приговоры, или прокуроров, которые требуют обвинения по делам каких-то российских оппозиционеров, если, как предлагает адвокат Pussy Riot Фейгин, включать в списки журналистов, готовящих материалы, которые адвокаты считают клеветой в адрес своих подзащитных, такая редакция может привести к серьезным последствиям в российско-американских отношениях, и я надеюсь, что “закон Магнитского” будет принят в разумной и ответственной редакции», - подчеркивает аналитик.

Александр Школьников, кандидат экономических наук считает: ««Отмена поправки Джексона-Вэника была ожидаема и не стала ни для кого сюрпризом - все закулисные вопросы между администрацией президента и Конгрессом были решены еще давно.Для американских компаний выгода очевидна - их экспорт товаров и услуг в Россию увеличится. В глобальном плане Россия имеет шанс стать более важным рынком для американских экспортеров, ведь по некоторым оптимистичным прогнозам экспорт может достичь 30 миллиардов долларов в год, приблизив Россию к таким странам как Южная Корея и Бразилия».

«Но если рост экспорта в Россию ожидаем, хоть и не гарантирован, то большинство экспертов не видит прямого эффекта на американские инвестиции. Инвесторы, несмотря на неплохие возможности заработать, предпочитают не ввязываться в длительные бизнес проекты - и виной тому хорошо известные проблемы делового климата: коррупция, бюрократизация экономики, неэффективная судебная система, и т.д.А экономический рост в России зависит не столько от способности быть рынком сбыта, сколько от возможности быть частью глобальной цепочки производства тех самых товаров и услуг которые страна до сих пор успешно импортирует», - подчеркивает он.


Эд Верона, исполнительный директор Американо-российского делового совета:

О значении для американских компаний:
«Отмена поправки Джексона-Веника будет иметь огромное значение для отечественных (американских – "Г.А.") компаний. В случае ее упразднения американские компании смогут на равных конкурировать с компаниями других стран-членов ВТО. Это будет означать, что мы сможем пользоваться уступками, на которые пошла Россия, вступая во Всемирную торговую организацию. Российская сторона понизит тарифы на целый ряд товаров и услуг, станет более открытой в финансовом секторе, а также примет многие из санитарных стандартов, основанных на мнении ученых. Отмена поправки позитивно скажется на американо-российских торговых отношениях. Не нужно забывать, что только за последние 10 лет экспорт наших товаров на российские рынки вырос на 20%».

О значении для российских компаний:
«Отмена поправки Джексона-Вэника самым благоприятным образом отразится и на российском экспорте в США. Например, один из главных и наиболее прибыльных бизнесов – экспорт российской стали в различные страны, включая США. Однако в Соединенных Штатах существуют антидемпинговые пошлины, которые (после принятия Закона о нормализации торговых отношений) Россия сможет оспорить. Россия также сможет пригласить к столу переговоров своих торговых партнеров. Если ее не устроит результат этих консультаций, то она сможет обратиться в ВТО для разрешения спорных моментов со своими бизнес-партнерами».

О привязке Джексона-Вэника к закону о «списке Магнитского»:
«У нас нет позиции по этому вопросу. Наша главная задача всегда была одна: отменить поправку Джексона-Вэника и принять Закон о нормализации торговых отношений с Россией. Однако из наших бесед с людьми на Капитолийском холме нам давно стало понятно, что некоторые организации и члены Конгресса хотят замены Джексона-Вэника на что-то иное».

О реакции российского МИДа на поправку Джексона-Вэника и возможных последствиях для американских бизнес-интересов:
«Я не знаю, как они (российская сторона – "Г.А.") себя поведут. Мне бы хотелось верить, что никакой мести в этой сфере наших отношений не будет. Однако здесь необходимо понимать одну простую вещь: если мы станем свидетелями какого-либо возмездия, то это никоем образом не улучшит бизнес-климат в России. Этот шаг будет контрпродуктивен как в экономическом, так и в бизнес плане. Он негативно отразится на возможных инвестиционных проектах в России. Это решение также может быть весьма неблагоприятным и для российских компаний, которые пытаются завоевать международные рынки».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG