Линки доступности

Актер Фрэнк Ланджелла: «Моя жизнь похожа на чеховские пьесы с их приливами и отливами»


Фрэнк Ланджелла

Фрэнк Ланджелла

В прокат в США вышел «Робот и Фрэнк»

В закрывающий кинопрокатное лето трехдневный – в честь Дня труда – уикенд на экраны в США вышла футуристическая комедийная драма «Робот и Фрэнк» (Robot & Frank).

В то время как любители мэйнстрима устремились на фильм ужасов «Шкатулка проклятия» (The Possession), который стал самым кассовым, фанаты трехкратного лауреата «Тони» Фрэнка Ланджеллы пошли смотреть трогательный фильм о дружбе старика и робота.

Его сюжет таков – чтобы помочь стареющему отцу, у которого начинает развиваться старческое слабоумие, сын дарит ему робота-компаньона. Действие происходит в недалеком будущем.

Все началось с того, что сценарист Кристофер Форд прочитал статью о том, как несколько компаний разрабатывают роботов, которые позволят пожилым людям жить дольше и комфортнее. Эти роботы будут помогать им с ежедневной рутиной – уборкой, приготовлением пищи, приемом лекарств, прогулками, а также вызовом врача или родственников в критической ситуации. Таким образом, теряющие самостоятельность пожилые люди могут продолжать жить у себя дома и поддерживать привычный образ жизни даже тогда, когда их родные живут далеко и не в состоянии их часто навещать.

При этом история взаимоотношений Фрэнка и его Робота – уникальна и очень увлекательна.

Сам Фрэнк Ланджелла привлек к себе внимание в 1970-х, когда сыграл в «Дневнике безумной домохозяйки» и в «Дракуле». В 2008 году он был номинирован на «Оскара» за роль Ричарда Никсона в фильме «Фрост против Никсона». Сейчас актер занят, как никогда – у него впереди три новых фильма.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с Фрэнком Ланджеллой на кинофестивале в городе Сарасота, штат Флорида.

Галина Галкина: Что вас привлекло в сценарии к фильму «Робот и Фрэнк»?

Фрэнк Ланджелла: Это был хороший сценарий, а для меня это залог того, что и фильм получится хороший. Есть, конечно, режиссеры, которые снимают фильм по сценарному наброску, но я люблю получить удовольствие от истории и еще я люблю сентиментальные истории. Мой напарник – Робот, и мне нужно было очень честно играть. Робот позволяет Фрэнку вернуться в молодость и делать то, что он умеет и любит больше всего – воровать у богатых.

Г.Г.: Я понимаю, что воры тоже стареют, но почему вы выбрали такого героя – что именно вы хотели показать через своего персонажа?

Ф.Л.: Я думаю, что наш фильм был бы менее привлекательным, если бы мы просто показали сентиментальные отношения, возникшие между стариком и Роботом. Но мы пытались показать то, что произойдет с каждым из нас – старение со всеми вытекающими отсюда последствиями. Одна из них – деменция, или старческое слабоумие, которое развивается чаще у мужчин, чем у женщин. При подобном расстройстве памяти человек забывает самые простые вещи, и, таким образом, нуждается в уходе. Но в наше время, когда жизнь разбросала людей по разным городам и странам, изобрели специальных роботов, которые могут выполнять необходимые функции по уходу. Однако получается, что вместо любви и простого человеческого тепла от своих близких старики получают автомат, помогающий им в их ежедневной рутине. Протестуя против такого положения вещей, Фрэнк стал использовать Робота в своих собственных целях, когда решил тряхнуть стариной.

Г.Г.: Какое впечатление произвела на вас самого эта роль – сделали ли вы какое-то собственное открытие?

Ф.Л.: Я вдруг остро почувствовал, что много времени в своей жизни потратил впустую. Это вообще присуще каждому человеку, и я не исключение. В молодости жизнь кажется бесконечной, а потом она стремительно ускоряется, и кажется, что ничего не успеваешь. Однако все равно продолжаешь больше мечтать, чем делать. Я также глубже осознал то, что, собственно, всем известно – машины овладевают нашей жизнью, и мы все очень скучаем по контактам друг с другом.

Г.Г.: Как и у каждого человека, у вас были взлеты и падения – как вы переживали и то, и другое?

Ф.Л.: Моя жизнь похожа на чеховские пьесы с их приливами и отливами. Порой ваша жизнь разворачивается на 180 градусов и происходит сумасшедшая кульминация, и мне это нравилось. У меня были периоды большого успеха, а было время, когда я не мог устроиться на работу и никакой агент не хотел иметь со мной дела. Тогда я чувствовал, что не могу ничего поделать, как бы ни старался. Однако я всегда знал, что у меня в заначке есть то, чего нет у многих других актеров – умение играть на театральной сцене, чему я учился на отделении драмы в Сиракузском университете. Я не играл в плохих сериалах и не снимался в рекламе. Я выходил на сцену и играл прекрасные роли. Что касается кино, то случалось, что три года подряд никто мне не предлагал никаких ролей, а то и пять лет. И вдруг роли сыпались на мою голову одна за другой, и это было прекрасно.

Г.Г.: Каково вам было играть вместе с роботом?

Ф.Л.: Это было нетрудно, так как я часто играю вместе с людьми-роботами. Что бы вы ни делали, они не меняют своего автоматического исполнения той или иной роли. Я очень хорошо себе представляю, как бы я себя чувствовал и что бы я делал, если бы остался наедине с роботом. К счастью, я практически здоров. Я чувствую себя прекрасно, и не ощущаю никаких признаков старческого слабоумия. Но для того, чтобы сыграть Фрэнка, я постарался прочувствовать то, что происходит с моими ровесниками – мне скоро исполнится 75 лет. Некоторые из них стали бояться водить машину вообще или в темноте. Другие боятся оставаться дома одни. Есть те, кто забывает, куда положил свои ключи, а потом находит их в холодильнике. Я хотел показать гнев Фрэнка и его страх перед тем, что он теряет контроль над тем, что всегда считал само собой разумеющимся.

Г.Г.: Как, по-вашему, изменился Голливуд за последнее время?

Ф.Л.: Он не изменился, за исключением амбиций – они стали еще больше. И это наряду с неуверенностью, которая превалирует среди всех, кто связан с кинобизнесом. Это провинциальный город, который, как страшная выгребная яма, затягивает молодых людей, приезжающих сюда за синей птицей счастья. В реальности они сталкиваются с двуличием, предательством и ложью. По статистике, только 2 процента актеров добились успеха. Эта статистика практически не меняется. Сейчас в Голливуде работают где-то 1,5-2 процента актеров.

Г.Г.: Вы итальянец, который вырос в Нью-Джерси – кем вы себя сейчас ощущаете?

Ф.Л.: Все начинается с того, откуда вы родом. Потом вы расширяете географию своей карьеры и жизни, но к ее концу возвращаетесь к тому, кто вы на самом деле и откуда родом. Я итальянский мальчик из маленького городка в Нью-Джерси, который прошел свой путь.

Если вы отрицаете свои корни, то совершаете ошибку. Чем старше я становлюсь, тем больше я опираюсь на них. Я итальянец, и мне это нравится. У меня нет никаких предрассудков по этому поводу.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG