Линки доступности

Как складываются отношения двух великих держав? – интервью с экспертом

В пятницу, 6 июня, на курорте «Ранчо Мираж» в Калифорнии началась неофициальная встреча президента США Барака Обамы и председателя КНР Си Цзиньпина. Ожидается, что лидеры двух держав смогут обменяться мнениями по ряду вопросов в сфере политики, экономики и кибербезопасности.

Особое значение встрече придает то, что она позволяет задать тон двусторонним отношениям на годы вперед – Си Цзиньпин стал председателем Китая в марте (по конституции срок его полномочий – пять лет), а президент Обама начал свой второй президентский срок в январе.

Прокомментировать контекст этого неформального саммита согласилась Юн Сун – приглашенный научный сотрудник исследовательского Института Брукингса (Yun Sun, Brookings Institution), специальностью которой является анализ отношений Соединенных Штатов и Китая на мировой арене.

Алекс Григорьев: В каком состоянии находятся сегодня отношения США и Китая?

Юн Сун: В последние несколько лет произошли несколько серьезных размолвок Вашингтона и Пекина и территориальных споров Китая с некоторыми из соседних государств. На этом фоне мы наблюдаем рост трений в отношениях Вашингтона и Пекина, потому что у двух стран различные планы и различные представления о том, как должен вести себя Китай в этом регионе и на мировой арене.

Лидеры и США, и Китая понимают, что речь идет о структурном конфликте. Это отношения сверхдержавы и государства, которое очень быстро превращается в сверхдержаву: в силу этого, Китай представляет собой вызов для сложившегося международного порядка и определенную проблему для нынешнего статуса Соединенных Штатов.

Именно эту проблему и обязаны решить лидеры США и Китая. Они понимают, что если трения перерастут в полномасштабную конфронтацию, то эта конфронтация может принять военный характер, чего все хотели бы избежать.

На мой взгляд, лидеры США и Китая пытаются нащупать путь налаживания сотрудничества, чтобы в относительно спокойной и мирной манере разрешить накопившиеся противоречия. Именно этого ожидают от результатов встречи Барака Обамы и Си Цзиньпина.

А.Г.: Как оценивают ситуацию государства Азиатско-Тихоокеанского региона, которые, совместно с США, пытаются остановить экспансию Китая?

Ю.С.: Все зависит от того, с какой точки зрения вы оцениваете ситуацию. Глядя из Пекина, представляется, что Соединенные Штаты пытаются укрепить отношения – в том числе активизировать военное сотрудничество – со многими соседями Китая. Естественно, что Китай нервничает, когда оценивает проблемы отношений с США и структурный конфликт с Вашингтоном.

Ответственные за вопросы национальной безопасности всегда исходят из наихудшего из возможных сценариев. С точки зрения Пекина, вполне разумно испытывать тревогу по поводу все более активного вовлечения США в дела этого региона.

В свою очередь, Соединенные Штаты используют все возможности, чтобы убедить Китай в обратном.

С точки зрения азиатских государств, эти действия Соединенных Штатов оправданы, поскольку, как они считают, Китай не играет по существующим правилам на международной арене. Они хотят создать определенный баланс сил, чтобы противостоять Китаю: для небольших азиатских государств, дипломатия – лучший способ обезопасить себя.

Именно поэтому Вашингтон и декларирует, что Соединенные Штаты приходят в Азию не по собственной инициативе, что это азиатские государства приглашают их. Это фундаментальное объяснение причин усиления внимания США к делам Азии: «Мы приходим не из-за Китая, а по просьбе наших друзей и союзников в этом регионе».

А.Г.: При этом, США и Китай достаточно успешно сотрудничают – например, в вопросе о Северной Корее. На Ваш взгляд, насколько значительно влияние Китая на северокорейский режим?

Ю.С.: Опять-таки ответ на этот вопрос зависит от того, кому вы его зададите. Если спросить китайского дипломата, он ответит, что КНДР – суверенное государство, а мы не вмешиваемся во внутренние дела иных государств.

Однако если спросить вашингтонского аналитика, скорее всего он скажет, что Пекин может и не указывать Пхеньяну, что делать, но среди всех международных игроков он способен оказывать наибольшее влияние на эту страну. Потому что сегодня – Китай крупнейший поставщик энергии, продовольствия и иной помощи в Северную Корею.

В Вашингтоне считают, что если Китай действительно возмущен действиями Пхеньяна, он должен продемонстрировать свое возмущение и предпринять конкретные шаги, вместо того, чтобы ограничиваться официальным осуждением и словесной критикой.

Я добавлю, что Китай находится здесь в непростой ситуации. Речь идет о его национальных интересах. Он не заинтересован в крахе северокорейского режима: поэтому у его влияния на Северную Корею есть определенные границы, которые Китай не намерен преступать.

Потому что если КНДР, в какой-то момент, прекратит свое существование, и Южная Корея будет контролировать весь Корейский полуостров, это повлечет за собой фундаментальные – и потенциально опасные – последствия и станет источником неопределенности для Пекина.

А.Г.: Что можно сказать об отношениях Китая и России?

Ю.С.: Это очень непростой вопрос, потому что речь идет не только о внешней политике, но и об исторической памяти.

Я могу сказать, что политика Китая не направлена на то, чтобы раздражать Россию. Россия – очень крупный поставщик энергии в Китай, Китай нуждается в российских ресурсах для успешного экономического развития. В результате, Пекин совершенно логично считает, что у двух государств есть много общих интересов и много возможностей для сотрудничества.

Если посмотреть на этот вопрос с точки зрения глобальных перспектив, то Россия – крупнейший сосед Китая, но не крупнейшая угроза для его безопасности. Пекин намного в большей степени опасается Соединенных Штатов. Именно поэтому, Пекин наращивает сотрудничество с Москвой, особенно в сфере внешней политики – Китай сотрудничает с Россией намного более тесно, чем с европейскими государствами, не говоря о США.

Именно поэтому мы наблюдаем, что позиции Китая и России столь близки по таким вопросам, как Иран, Северная Корея и, с некоторыми ограничениями, Сирия. С точки зрения Китая, он может сотрудничать с Россией по большему количеству направлений, чем соперничать с ней.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG