Линки доступности

Завершился ли «Аполлон» досрочно?

  • Юрий Караш

Командир миссии «Аполлон-17» Юджин Сернан за рулем лунного «ровера». Снимок сделан Харрисоном Шмиттом из лунного модуля, 11 сентября 1972 года

Командир миссии «Аполлон-17» Юджин Сернан за рулем лунного «ровера». Снимок сделан Харрисоном Шмиттом из лунного модуля, 11 сентября 1972 года

40 лет назад с Луны вернулся «Аполлон-17» – последний из побывавших там экипажей

Вопрос, вынесенный в название статьи, стал такой же частью окружившей американскую лунную программу ауры из домыслов и мифов, как и предположение о том, что астронавты «Аполлона» нашли на Луне следы инопланетной цивилизации. И действительно, на первый взгляд, тут есть причина для недоумения: зачем нужно было отменять три полета на Луну («Аполлоны» -18, -19 и -20), если основные средства на эти миссии были уже потрачены? Носители, корабли и лунные модули были построены, экипажи подготовлены. Оставалось только потратиться на топливо для этой техники, на ее предполетную подготовку, ну и на работу двух центров: управления стартом на мысе Канаверал и полетами в Хьюстоне. Все просто и недорого.

И вот уже один из российских телеканалов в двухсерийном документальном фильме «Луна: секретная зона» цитирует слова, якобы сказанные самим Вернером фон Брауном о том, что люди на Луне столкнулись с цивилизацией, технологические возможности которой намного превысили их собственные. Отсюда вывод: эта мощная инопланетная цивилизация, устроила на естественном спутнике Земли свою базу и «потерпела» там людей лишь короткий промежуток времени.

А если так, то «коварные» янки просто утаивают эту информацию от всего человечества. Зачем? Ответ на этот вопрос дает подготовленный в 1960 году доклад одного из ведущих американских «мозговых трестов» – Брукингского института. Он назывался «Предлагаемые исследования воздействия на общественную жизнь освоения космоса в мирных целях». Его авторы пришли к очень интересным выводам.

1. Вероятно, НАСА обнаружит на Луне, на Марсе или же на обоих этих небесных телах предметы искусственного происхождения.

2. Если данные предметы укажут на существование более высокоразвитой цивилизации, то социальные последствия данного открытия будут непредсказуемы.

3. Речь идет о различных отрицательных социальных последствиях от «сокрушительного разочарования» ученых и инженеров в своих возможностях и достижениях до «электрифицирующего» всплеска религиозного фундаментализма и даже до полной «дезинтеграции» общества. Красноречивым примером являются прочитанные по радио 30 октября 1938 года отрывки из книги Герберта Уэллса «Война миров». Тогда многие слушатели – по некоторым оценкам, около одного миллиона американцев – решили, что это прямой репортаж о реальных событиях, и были охвачены настоящей паникой, ибо поверили в нападение марсиан.

Обратим внимание на главную рекомендацию, которую дают авторы этого доклада: «Исходя из вышесказанного, если данные предметы будут обнаружены, необходимо серьезно подумать о том, чтобы скрыть информацию о них от общества». Вот вам и объяснение «необъяснимого» досрочного сворачивания программы «Аполлон». Людей с Луны «прогнали» инопланетяне, но НАСА утаивает этот факт от американской и мировой общественности.

Так ли это?

Не искушай судьбу

Именно эта заповедь, по мнению одного из ведущих экспертов США в области космической политики Джона Логсдона, легла в основу решения завершить программу «Аполлон» полетом «семнадцатого». «Нельзя забывать, – подчеркнул Логсдон в интервью «Голосу Америки», – что с точки зрения руководителей США «Аполлон» преследовал, прежде всего, политические цели: показать мощь американской науки, техники и экономики. А сделать это можно было лишь при условии, что все аполлоновские миссии прошли удачно. Случись что-либо с кораблем или, не дай Бог, кто-то из астронавтов погиб, победа в “лунной гонке” была бы во многом девальвирована».

«Предупреждающий “звонок” прозвучал в апреле 1970 года, когда экипаж “Аполлона-13” чудом выжил после взрыва кислородного бака, – напомнил Логсдон. – После этого стало очевидно: астронавты “ходят по краю”, и искушать судьбу продолжением полетов на Луну было бы крайне неразумно. Первоначально была выдвинута идея сократить 5 миссий “Аполлонов”, но НАСА удалось отстоять “-16” и “-17”. Что касается последующих полетов, то агентство согласилось с предложением отменить их “от греха подальше”».

Сэкономил – значит заработал

А кто сказал, что единственные траты, которые пришлось бы понести НАСА в случае осуществления еще трех полетов «Аполлонов», – это на топливо для ракет и на зарплату наземным операторам? В подготовку и проведение лунных миссий вовлекли практически всю космическую производственную инфраструктуру США (включая баржи, на которых ступени «Сатурнов-5» доставлялись к месту сборки) вместе с тысячами человек, ее обслуживавших. Сокращение трех миссий сэкономило не такие уж и маленькие деньги – почти 2 миллиарда долларов. Конечно, в ценах 2010 года это не слишком много, но вспомним, что покупательная способность доллара в начале 1970-х годов была почти в пять раз выше, чем сорок лет спустя.

Когда стало очевидно, что «лунная гонка» выиграна, президент США Ричард Никсон и руководитель бюджетного отдела Белого Дома приняли в 1970 году решение уменьшить ежегодный бюджет НАСА в два раза – с 6 миллиардов (на пике финансирования «Аполлона») до 3 миллиардов долларов. Таким образом, отмена трех полетов «Аполлонов» экономила почти две трети урезанного ежегодного бюджета агентства.

В то время людям уже приелись телевизионные картинки с изображением астронавтов, сомнамбулически передвигающихся по поверхности Луны, а потому поддержка недешевого «Аполлона» со стороны налогоплательщиков была довольно низка. Руководство НАСА понимало – нужно срочно «взбодрить» общество каким-нибудь новым проектом, пока простые американцы не подумают, что не только «Аполлон», но и все агентство – это тот «мавр», который «сделал свое дело», после которого должен «уйти». Освободившиеся от отмены трех миссий деньги планировалось потратить на разработку многоразового крылатого корабля (того, что впоследствии получил название «шаттл»), а также большой, постоянно обитаемой орбитальной станции.

«Теория заговора»

Каждый, кто пытается приподнять покрывало таинственности, до сих пор окутывающее американскую лунную программу, непременно пытается отыскать под ним «теорию заговора». И она действительно там есть. Данная теория может объяснить отмену трех полетов «Аполлонов».

Как известно, президент Никсон очень не любил Джона Кеннеди. Неприязнь эта зиждилась не только на том факте, что Кеннеди выиграл у Никсона президентские выборы 1960 года, но и на том, КАК он их выиграл. Кеннеди обошел соперника всего на 0,1% (49,7% против 49,6% у Никсона, что и через полвека после этих выборов остается победой с самым малым перевесом за всю историю США). Но дело даже не в этом ничтожно малом преимуществе. Никсон был уверен, что Кеннеди обманом заполучил голоса избирателей в свою пользу.

Наибольшие подозрения пали на штаты Техас и Иллинойс. Сенатором от первого был Линдон Джонсон, ставший, как мы знаем, вице-президентом в администрации Кеннеди. Что касается второго, то там «правили бал» могущественный политик-демократ, мэр Чикаго Ричард Дэйли и… главарь чикагской мафии Сэм Джианкана. Ряд американских журналистов впоследствии объясняли победу Кеннеди именно помощью со стороны преступного синдиката. Никсон поначалу отказывался ставить под сомнение итоги выборов, но после, уступив давлению некоторых из своих соратников, все же оспорил результаты голосования в 11 штатах. Увы, пересчет голосов лишь закрепил победу Кеннеди – к нему «отошел» штат Гавайи, где, как первоначально утверждалось, победил Никсон.

«Аполлон», в глазах Никсона, был олицетворением достижений погибшего президента, показателем того, что одно из важнейших дел Кеннеди «живет и побеждает». Уже по этой причине лунная программа, как отметил в интервью «Голосу Америки» Говард Маккерди, преподаватель Школы государственной службы Американского университета в Вашингтоне, не вызывала у Никсона особых симпатий. Но главное здесь было даже не в его эмоциях.

Как известно, после гибели в 1968 году брата Джона – Роберта Кеннеди, который намерен был участвовать в президентских выборах 1968 года в качестве кандидата от Демократической партии, «эстафетную палочку» подхватил младший из семейства Кеннеди – Эдвард (1932-2009). Несмотря на свою молодость, он к тому времени уже шесть лет был сенатором от штата Массачусетс (и занимал этот пост в течение 47 лет до своей смерти). Эдвард ясно заявил о своих президентских амбициях, которые намерен был реализовать на выборах 1972 года.

Хоть младший из Кеннеди и не обладал такой харизмой, как его погибшие братья, он, тем не менее, все равно был осенен «аурой» знаменитого семейства, что могло дать ему дополнительные голоса на президентских выборах 1972 года. Ключевой частью этой «ауры» был «Аполлон», который ассоциировался в сознании избирателей с величайшей научно-технической победой Америки, одержанной именно благодаря Джону Кеннеди.

Таким образом, лунная программа могла непроизвольно увеличить шансы его брата занять Белый дом. Никсон решил подстраховаться, для чего и отменил через год после своего избрания на пост президента «Аполлоны» -18, -19 и -20. По имевшемуся на тот период времени графику полетов последний из «Аполлонов» – семнадцатый – должен был вернуться с Луны за год до выборов 1972 года и лунная программа, таким образом, перестала бы работать действующим «агитатором» в пользу Эдварда Кеннеди.

Темные воды Чаппакуиддика

Даже если Никсон действительно руководствовался этим мотивом, чтобы поторопиться закрыть «Аполлон», то в этом случае судьба состроила ему гримасу. Из-за разного рода задержек в выполнении графика полетов, «Аполлон-17» совершил свою миссию на Луну лишь в декабре 1972 года, то есть месяц спустя после президентских выборов, на которых, кстати, победил Никсон. Но даже если б лунная программа была прекращена в 1971 году, у Эдварда Кеннеди все равно не было бы никаких шансов стать хозяином Белого дома (не только на выборах 1972 года, но и на следующих тоже).

Возвращаясь в июле 1969 года с вечеринки на острове Чаппакуиддик вместе с девушкой по имени Мэри Джо Копекни, он не справился с управлением при въезде на мост, в результате чего машина упала в воду и перевернулась. Кеннеди смог выбраться из машины, но Мэри Джо – нет. По словам Эдварда, он несколько раз «звал» ее, после чего раз семь, или восемь пытался вытащить из автомобиля, но не смог этого сделать (при этом машина, хоть и лежала на крыше, но была лишь частично погружена в воду).

Тогда Кеннеди отправился в дом, где была вечеринка, сообщил о происшествии своим друзьям, но так и не поставил в известность полицию. Все его действия говорят о том, что он был полностью дезориентирован в сложившейся ситуации. Упавший в воду автомобиль был обнаружен лишь на следующее утро местными жителями, которые и вызвали полицию. По мнению водолаза, извлекшего тело Мэри Джо из машины, в автомобиле образовался воздушный пузырь, который был вытеснен водой лишь через два часа – отрезок времени, в течение которого девушку можно было бы спасти, если б Кеннеди сразу же сообщил в полицию об аварии.

Следствие и журналисты предположили, что причина, по которой Эдвард не сделал этого, заключалась в том, что Мэри Джо была его любовницей – факт, который в Америке мог разрушить политическую карьеру женатому сенатору. Версия эта возникла не на пустом месте – Эдвард, подобно Джону, был известен тем, что не считал брак непреодолимым препятствием на пути любовных «подвигов» за пределами супружеской спальни. Высказывалось также предположение, что Кеннеди был не вполне трезв, когда сел за руль после вечеринки.

Сенатор опроверг эти домыслы, заявив, что лишь «плохое самочувствие» его жены помешало ей быть вместе с ним в тот вечер, и что кроме «дружеских» отношений его и Мэри Джо ничего не связывало. По его словам, он находился в состоянии шока после аварии, и все его действия после этого носили «бессмысленный» характер. Эдвард признал себя виновным в оставлении места происшествия после причинения ущерба здоровью человека.

Судья принял во внимание его возраст, личность и «безупречную репутацию» и назначил ему наказание в виде… двух месяцев условного заключения. Кеннеди не лишился места сенатора. Однако «инцидент на острове Чаппакуиддик» (случившийся, по иронии судьбы, за два дня до того, как Армстронг ступил на Луну 20 июля 1969 года) уже никогда не позволил Эдварду приобрести в глазах американских избирателей тот моральный облик, которым, по их мнению, должен обладать президент США.

«Аполлон» жив!

Не хотелось бы заканчивать разговор об «Аполлоне» – этом величайшем научно-техническом достижении в истории человечества – на минорной ноте. Вне зависимости от того, что главная цель данной программы имела мало общего с исследованием и освоением космоса, созданная в ее рамках техника не утратила своего инженерного совершенства даже в 21-м веке. Показателем этого стал тот факт, что многие элементы «Аполлона» попытались возродить через тридцать с лишним лет после приводнения «семнадцатого» в Тихом океане.

14 января 2004 года президент США Джордж Буш-младший провозгласил программу возвращения американцев на Луну к середине второго десятилетия 21-го века. Программу эту закрыли в феврале 2010 года при Бараке Обаме. Но до того, как это произошло, НАСА, находясь в условиях дефицита времени и финансов, решило не «изобретать велосипед», а обратиться к уже проверенным технологиям. В итоге, инженеры и конструкторы агентства стали частыми посетителями аэрокосмических музеев США, где хранятся образцы техники, использовавшейся в полетах на Селену.

Так, Джим Снодди – один из руководителей «фонбрауновского» Центра космических полетов имени Маршалла, поснимал клапана и прочие части с находящихся на выставке «Сатурнов». Зачем – понятно. Двигатель J-2X, который планировалось установить на верхней ступени новой «лунной» ракеты «Арес-1», является модернизированной копией двигателя J-2, «толкавшего» третью ступень РН «Сатурн-5». «Аресу-1» предстояло выводить на околоземную орбиту новый 25-тонный «Пилотируемый исследовательский корабль» CEV (Crew Exploration Vehicle), получивший название «Орион».

Кроме того, несколько J-2X вместе с твердотопливными ускорителями (разработанными на основе тех ТТУ, которые использовались для «шаттлов») должны были «вытягивать» в космос и «Арес-5». «Арес-5» – это носитель сверхтяжелого класса, разрабатывавшийся для доставки 45-тонного лунного модуля вместе с верхней ступенью на околоземную орбиту (ступень эта – буксир, которому потом предстояло толкать корабль CEV вместе с лунным модулем к Луне). Интересно, что цифра «5» в названии сверхтяжелого «Ареса» была выбрана не случайно: это в честь знаменитого «Сатурна-5». Кстати сам «Орион» называли не иначе, как « “Аполлон” на стероидах», имея в виду то, что новый корабль был во многом увеличенным вариантом «Аполлонов», доставлявших астронавтов к Луне и обратно, на Землю.

Простота на все времена

Конечно, никто не говорил об использовании частей с музейных экспонатов на новых носителях – их просто собирались изучать, чтобы воспроизвести на более высоком технологическом уровне. «Мы возвращаемся ко временам простоты. Конечно, можно сделать и более сложно, но зачем?», – сказал Снодди. «Речь идет об эволюции, – подтвердил Скотт Хоровиц, ассоциированный администратор НАСА (ушел с этого поста в 2007 году). – Вы используете преимущества с одной стороны уже созданного, а с другой – новых технологий, чтобы уменьшить стоимость [проекта]».

К числу прочих элементов «Аполлона», которым предстояло возродиться в новой американской лунной программе, относились такие ключевые технологии, как уже упомянутые CEV и 45-тонный лунный модуль. Первый должен был напоминать командный модуль «Аполлона» и иметь спускаемый аппарат в виде характерного аполлоновского конуса. Предполагалось, что аппарат этот, как и его знаменитый предшественник, будет возвращаться на Землю при помощи парашюта.

Правда, было и одно «продвинутое» отличие. Спускаемую капсулу CEV в отличие от аполлоновской планировалось сделать многоразовой (до десяти использований). Что касается нового лунного модуля, то он тоже в основе своей должен был использовать схему и технологии «пятнадцатитонного такси» (так называли аполлоновский лунный модуль), шесть экземпляров которого благополучно доставили в 1969-1972 годах 12 человек на Селену.

«Железками» дело не ограничилось. Инженеры НАСА также стали изучать инструкции по эксплуатации «Аполлонов», написанные в конце 1960-х годов, выискивая в них информацию, которая может пригодиться для создания новых систем для полета на Луну. Кроме того, агентство наняло на работу некоторых специалистов, которые участвовали в разработке техники для программы «Аполлон».

И, разумеется, новые «Аресы» должны были доставляться из сборочных корпусов на космодроме имени Кеннеди к расположенным там же стартовым площадкам на гигантских гусеничных транспортерах, разработанных и построенных для аполлоновских «Сатурнов». Кстати, эти же транспортеры, бывшие до появления на свет германского роторного экскаватора «Баггер-288» самыми большими сухопутными транспортными средствами в мире (размер 40х35 метров, высота – 6-8 метров, вес, 2 700 тонн), использовались и для стартов «шаттлов».

Слово о президенте

Кеннеди был в не меньшей степени «отцом» «Аполлона», чем Вернер фон Браун – без его политической поддержки мечты американо-немецкого конструктора и его коллег о полете на Луну так и остались бы мечтами. Но ответ «Джей Эф Кея» на космические успехи СССР – не имея опыта даже околоземных орбитальных полетов, подготовить за 9 лет пилотируемую экспедицию на Луну – стал не только проявлением видения и воли президента. «Аполлон» стал отражением его характера.

Люди, знавшие Кеннеди, отмечали явные «ковбойские» черты его натуры. Некоторые даже объясняли их той службой, которую он нес в годы Второй Мировой войны. Командир торпедного катера на Тихом океане – лихой всадник, оседлавший несколько тысяч «лошадей», спрятавшихся в фанерной «скорлупке», вооруженный вместо «кольта» парой торпед, готовый подобно героям Джона Уэйна выскочить из засады и в одиночку, или с парой таких же смельчаков, как и он, обрушиться на целую «банду» японских боевых кораблей. Люди с тяжеловесной храбростью и основательностью закованных в доспехи рыцарей на торпедных катерах не приживались – их уделом была служба на крейсерах и линкорах.

И только «ковбой», в лучшем случае, научившийся стрелять из «рогатки» (к моменту объявления о программе «Аполлон» весь пилотируемый космический опыт Америки сводился к одному суборбитальному полету Алана Шепарда), мог с самоуверенностью, граничившей с безумием, «нацелиться» на Луну.

Завершая рассказ о президенте Кеннеди, нельзя не упомянуть об одном эпизоде из его боевой биографии, который также дает ключ к пониманию цельности и последовательности этого человека, отразившихся в решении отправить экспедицию на Луну. Однажды в августе 1943 года во время ночной атаки катер «Джей Эф Кея» был буквально разрублен на две части таранившим его японским эсминцем. Кеннеди на себе тащил своего тяжело раненного товарища более пяти километров до ближайшего берега, зажав во рту тесьму его спасательного жилета. История не признает сослагательного наклонения, но можно с большой долей уверенности предположить, что если бы в свалившейся с моста в залив Чаппакуиддик машине вместо Эдварда Кеннеди сидел его брат Джон, то Мэри Джо Копекни осталась бы жива.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG