Линки доступности

Закон о клевете в действии: Союз журналистов бьет тревогу

  • Виктор Васильев

Российские журналисты выразили опасение за судьбу профессии

Союз журналистов России (СЖР) выразил серьезную озабоченность тем, как в Челябинске был применен на практике новый закон о клевете, принятый Госдумой летом прошлого года.

Об этом говорится в опубликованном в среду 13 февраля на сайте Совета по правам человека при президенте РФ письме председателя СЖР Всеволода Богданова в адрес руководителя Следственного комитета А.Бастрыкины, директора ФСБ А.Бортникова и председателя Комитета по безопасности Госдумы И.Яровой.

«Мы считаем, что подобное использование закона делает невозможными критические выступления в прессе вообще», – подчеркивается в письме.

Напомним, уголовное дело против журналиста В.Феличкина возбуждено после его выступления в эфире телепередачи «Человек и Закон», в которой он подверг критике председателя областного суда.

Затем, как отмечается в письме, силами Управления Следственного комитета и при силовой поддержке спецназа ФСБ были проведены обыски в служебном помещении журналиста и у него дома.

Операция сопровождалась изъятием документов и материалов, на основании которых журналист построил свои выводы. Одновременно обыски были проведены и в Общественной палате Челябинской области и в квартире ее председателя.

В СЖР считают, что события в Челябинске создают опасный прецедент, чреватый самыми серьезными последствиями. По оценке авторов письма, «закон, вновь переводящий клевету в состав уголовных преступлений, дает слишком много поводов для его произвольной трактовки, абсолютно неадекватных действий силовых структур, опасно расширяющихся возможностей его применения против политических противников».

Эксперты, опрошенные Русской службой «Голоса Америки», в целом солидарны с текстом письма. Председатель постоянной палаты по правам человека политического консультативного совета при президенте РФ журналист Валерий Борщев назвал статью о клевете «чудовищной».

«Она действительно практически парализует СМИ. Более того, препятствует обращению с жалобами на чиновников», – сказал Борщев.

По его словам, сегодня практически любое заявление очень легко квалифицировать как «несоответствующее действительности» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

«Богданов говорит о журналисте, – добавил он. – Но я знаю случаи, когда простые люди обращались с жалобой на чиновников, а те валили все с больной головы на здоровую, обвиняя в клевете человека, который пожаловался. И того судили».

В подтверждение своих слов Валерий Борщев привел конкретный пример, приведший к печальному итогу: «В Краснодарском крае женщина пожаловалась на чиновницу, возглавляющую социальную службу в местной администрации. А после того, как ее обвинили в клевете, умерла от пережитого стресса».

Поэтому правозащитник считает статью о клевете «в высшей степени опасной».
«Тревогу в связи с нею били и раньше. Ее надо отменять. Она в таком виде ни в коем случае не должна существовать в Уголовном кодексе», – резюмировал он.

Политолог Дмитрий Орешкин согласен с тем, что описанный в письме СЖР прецедент опасен.

«Но самое печальное, что он предсказуем, – продолжил он. – Власть вынуждена выстраивать абсолютно советскую систему защиты своих корпоративных интересов.

Отсюда все предсказуемо и все понятно. Должно быть введение цензуры, увольнение журналистов под разными предлогами, включая коммерческую несостоятельность и так далее».
На его взгляд, все это легко вписывается в общую стратегию власти.

«Власть кормится не от свободной экономики, а от номенклатурной возможности контролировать монопольные сырьевые потоки. Поэтому она может, например, смело убивать рыночно эффективные, но неприятные ей СМИ, может пугать и сажать оппозиционеров, шельмовать их», – констатировал он.

В письме СЖР настаивают на том, чтобы инцидент с челябинским журналистом был возвращен в нормальное правовое поле, а инициировавшие его были публично названы. Насколько может быть эффективным такое воззвание?
Валерий Борщев выразил надежду, что данное письмо возымет какое-то действие.

«Быстро такой вопрос, естественно, не решается. Но то, что эта статья (о клевете) вызывает сомнение у многих правоведов, юристов да и сотрудников прокуратуры – непреложный факт», – обобщил он.

В свою очередь, Дмитрий Орешкин считает, что рычагов воздействия на власть практически не осталось.

«Потому что она аккуратненько их все прибрала, убрала конкурентные выборы, независимый суд. Сейчас убирает независимую прессу», – подытожил он.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG