Линки доступности

Смогут ли мировые лидеры договориться о способах разрешения сирийского кризиса?

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун провел переговоры с президентом России Владимиром Путиным и главой МИДа Сергеем Лавровым – главной темой на них был кризис в Сирии.

В ходе обсуждения с Лавровым Пан Ги Мун поднял тему запланированной на июнь международной конференции по урегулированию сирийского конфликта. В свою очередь, Лавров попросил главу ООН провести конференцию под эгидой организации.

Глава МИДа России и генсек ООН пришли к соглашению о том, что конференцию нужно проводить в кратчайшие сроки; точная ее дата пока не определена. Лавров также добавил, что самым главным вопросом на данный момент является определение сторонами сирийского конфликта своих представителей на этой конференции.

Москва, по его словам, настаивает на участии в ней представителей не только тех стран, которые участвовали в Женевской конференции в прошлом году, но и делегатов из Ирана, Саудовской Аравии и соседних с Сирией стран.

О результатах встречи генсека Совбеза ООН Пан Ги Муна с Владимиром Путиным журналистам рассказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. По словам Пескова, состоялся «полный, детальный обзор узловых вопросов международных отношений».
«Подробно остановились на проблематике сирийского урегулирования. Путин достаточно детально проинформировал генсека ООН о своих последних контактах с (премьером Британии Дэвидом – ГА) Кэмероном, (премьером Израиля Биньямином – ГА) Нетаньяху, (президентом Египта Мухаммедом – ГА) Мурси, (президентом ЮАР Джейкобом – ГА) Зумой, излагая российскую позицию по Сирии», — сообщил Песков.
Кроме того, добавил он, стороны обменялись мнениями по ситуации на Корейском полуострове и о положении дел в международных отношениях

Ожидания и реальность

Пройдут ли столь ожидаемые Россией переговоры главы сирийской власти с оппозиционерами? Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Арбатов убежден, что для ответа этот вопрос нужно сначала разобраться с распределением сил на мировой арене.

«Россия, как известно, занимает особую позицию в этом вопросе среди великих держав, которая, правда, похожа на позицию Китая, но Россия тут все-таки играет более важную роль, – пояснил он в комментарии «Голосу Америки». – Она заключается в том, чтобы без предварительных условий начать процесс посредничества для того, чтобы посадить стороны за стол переговоров, прекратить бессмысленное кровопролитие и разрушение».

Позиция же США в данном вопросе, по словам политолога, является куда менее ясной.

«Недавно американская политика совершила несколько зигзагов, которые говорят о том, что внутри США есть большие противоречия по поводу того, как строить в этом отношении свою линию, – констатировал он. – Сначала они сказали, что переговоры могут начаться между оппозицией и Башаром Асадом с тем, чтобы он потом ушел от власти, затем, во время визита турецкого руководителя Эрдогана и встречи его с Обамой опять было сказано, что Асад должен уйти, и что другие люди должны начать переговоры с оппозицией».

По мнению Арбатова, нельзя забывать о том, что ООН – это не «международное правительство», а генеральный секретарь не является «президентом всей Земли», который может принять такого рода решение.

«Он лишь высокого ранга исполнительная фигура, которая координирует деятельность Совета Безопасности, а сам Совбез состоит из представителей тех самых стран, которые сейчас не могут прийти к единому мнению относительно того, как остановить эту войну, – пояснил Арбатов. – Поэтому переговоры в любом случае полезны, но ждать того, что Путин с Пан Ги Муном договорятся и наступит мир, наверное, было бы преждевременно».

Встреча на высшем уровне – только видимость?

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, в свою очередь, убежден, что единственной целью визита Пан Ги Муна в Россию является «взаимная работа России и ООН над имиджами». Фактической же пользы, считает он, она не принесет никакой.

«Эта встреча закончится на глубоком внутреннем удовлетворении сторон друг другом, как любая дипломатическая встреча такого уровня, – предсказал Сатановский. – Тем более, генсек ООН по определению никак не может повлиять на гражданскую войну в Сирии».

Эксперт, по его собственным словам, считает сомнительной саму идею усадить Асада и оппозицию за стол переговоров.

«Сажать за стол переговоров Асада с теми, кто требует физического уничтожения его и его семьи, а также всех алавитов, как еретиков, – бесполезно, – пояснил он. – В сирийской оппозиции ведущую роль играют именно непримиримые боевики, террористы и лидеры других джихадистских организаций; другими словами, мы говорим о нерешаемой задаче, а справятся ли с ней Путин и Пан Ги Мун, – никто не знает, на свете хватает невозможных вещей».

Поставки оружия

В ходе встречи с Пан Ги Муном была затронута и тема поставки российского оружия в Сирию. Поднял ее Сергей Лавров, который заявил, что Россия никогда не скрывала, что поставляет в Сирию оружие «по подписанным контрактам, не нарушая никаких международных договоров и не нарушая своего законодательства, которое в отношении экспортного контроля является одним из самых строгих в мире». Глава МИДа РФ подчеркнул, что Россия поставляет Сирии «прежде всего оборонительные вооружения и системы противовоздушной обороны».

«Какого-либо нарушения баланса сил в этом регионе, каких-либо преимуществ в борьбе с оппозицией это не создает», — заключил министр.

Евгений Сатановский «вполне разделяет» позицию Лаврова по данному вопросу.

«До той поры, пока в Сирию идет поток оружия и боевиков, проинструктированных нашими западными коллегами, которые организуют эти потоки, – Турция, Саудовская Аравия и Катар, – с чего Россия должна прекращать что-то туда поставлять? – риторически спросил он. – Кто развязал гражданскую войну, то пусть ее и прекращает».

По мнению эксперта, России не нужно превращение территории бывшей Сирии – а она, по его мнению, не останется на карте как страна после свержения Асада, – в очередной «очаг всемирного джихада», поэтому поставки оружия следует продолжать.

Химоружие в Сирии

Другой важной темой обсуждения стал вопрос о применении в Сирии химического оружия. Пан Ги Мун, в частности, заявил, что специалисты ООН будут готовы выехать в страну в течение одного-двух дней, и рассчитывает, что сирийское правительство предоставит им возможность посетить место событий и провести расследование.

Алексей Арбатов, тем не менее, убежден, что по сравнению с другими вопросами по Сирии химоружие является далеко не самым значимым.

«Вопрос, конечно, будет затрагиваться, но здесь нет предмета для серьезного обсуждения, потому что пока неясно, кто его применил, – пояснил он. – [Специальный докладчик ООН] Карла дель Понте, которая известна как человек объективный, которому нет оснований не доверять, заявила, что оно применялось со стороны оппозиции».

Гораздо более серьезной проблемой, убежден эксперт, является вопрос о том, что «оружие массового уничтожения попало в руки террористов».

«В оппозиции большую роль играют такие совершенно террористические группировки, как “Аль-Кайда” и ее дочерние организации и филиалы. Вот это действительно тревожный сигнал, но обсуждать вопрос о какой-то международной интервенции по поводу химического оружия, я думаю, не приходится», – констатировал он.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG