Линки доступности

Совбез ООН отверг требование Ливии о проведении внеочередного заседания


Совбез ООН отверг требование Ливии о проведении внеочередного заседания

Совбез ООН отверг требование Ливии о проведении внеочередного заседания

Резолюция Совбеза вызывает острые дискуссии в Москве и в Вашингтоне

Совет Безопасности ООН в понедельник вечером отверг требование Ливии о проведении внеочередного заседания для обсуждения ситуации в этой стране.

Как сообщили журналистам западные дипломаты, участвовавшие в консультациях, на состоявшейся встрече обсуждалось письмо главы внешнеполитического ведомства Ливии Мусы Кусы, в котором он охарактеризовал военные операции международной коалиции, как «агрессию». Куса направил это письмо на имя Генерального секретаря ООН в минувшую субботу, то есть уже после начала военной операции сил коалиции в отношении Ливии. По данным агентства «Ассошиэйтед Пресс», в этом послании глава ливийского МИД утверждает, что имел место «внешний сговор в отношении Джамахирии, ее единства и территориальной целостности».

Члены Совбеза, однако, решили вернуться к рассмотрению ситуации в Ливии в ближайший четверг, что и так было предусмотрено одобренной СБ ООН 17 марта резолюцией 1973, предусматривающей применение «всех необходимых мер» для защиты ливийского гражданского населения. В этот день Совбез должен заслушать доклад Генерального секретаря ООН о ситуации в Ливии.

На состоявшихся консультациях также не было принято решения о том, кто будет представлять Ливию в ООН. Как уже сообщалось, после начала восстания против режима Муаммара Каддафи, ливийская делегация в ООН в полном составе объявила, что перешла на сторону оппозиции и более не подчиняется Триполи. Каддафи назначил нового посла в ООН, Али Треки, который в своё время занимал должность Председателя Генеральной ассамблеи ООН. Однако, как сообщили западные дипломаты на условиях анонимности, делегации Ливана и Франции, официально признавшей оппозиционный Переходный совет в Бенгази, выступили против признания Треки законным представителем Ливии. Совбез решил оставить решение вопроса о ливийском представителе Комитету по проверке полномочий, состоящему из девяти членов. В настоящее время в Комитет входят Соединенные Штаты, Российская Федерация, Бразилия, Замбия, Испания, Китай, Танзания, Филиппины и Ямайка.

По данным «Ассошиэйтед Пресс», Муса Куса ранее, за день до принятия резолюции 1973, направил в ООН еще одно послание, в котором утверждал, что Ливия принимает против повстанцев «легитимные меры по противодействию терроризму», защищая себя и Европу от «проникновения Аль-Кайды». Глава ливийского МИД также обвиняет Совбез в «двойных стандартах», спрашивая, почему международное сообщество предпочитает не вмешиваться в другие конфликты между правительствами и вооруженными группировками, как, например, в Палестине, Чечне, Уганде, Кашмире и Алжире.

Медведев осадил Путина

Между тем, резолюция 1973 и ее исполнение вызывает противоречивые оценки. Премьер-министр России Владимир Путин назвал эту резолюцию «неполноценной и ущербной» и сравнил ее со «средневековым призывом к крестовому походу». Особой критике Путин подверг Соединенные Штаты, чью политику «вмешательства в конфликты в других странах» он назвал «устойчивой тенденцией», заявив, что «у американских политиков нет ни совести, ни логики».

В ответ на эти слова премьер-министра президент Дмитрий Медведев осадил Путина, сделав это, по оценкам российских наблюдателей, довольно резко. Медведев назвал «недопустимым использование выражений, которые, по сути, ведут к столкновению цивилизаций». «Это неприемлемо, – предупредил российский президент. – В противном случае все может закончиться гораздо хуже, чем даже это происходит сегодня. Я считаю, нужно всем быть максимально аккуратными в оценках». На всякий случай, Медведев уточнил, что имеет ввиду выражения «типа "крестовых походов"».

Президент Медведев также заявил, что считает резолюцию 1973 «в целом отражающей и наше понимание происходящего в Ливии», хотя и «не во всём». По его словам, Россия «сознательно» не наложила вето в Совбезе ООН, «и в этом были мои инструкции Министерству иностранных дел».

Дебаты в Вашингтоне

Дебаты о резолюции 1973 и применении силы Соединенными Штатами в ее исполнение развернулись и в Вашингтоне. Президент США Барак Обама в понедельник днем направил письмо спикеру Палаты представителей и президенту Сената, официально проинформировав Конгресс о решении оказать военную помощь международной коалиции, проводящей операцию в Ливии. В этом документе президент приводит подробности операции и заявляет, что она полностью соответствует резолюции СБ ООН и согласуется с правовыми нормами США о применении военной силы.

«Отданный мной приказ соответствует интересам национальной безопасности и внешней политики Соединенных Штатов, а также моим полномочиям по реализации внешней политики и полномочиям верховного главнокомандующего и главы администрации», – говорится в письме президента Обамы.

Накануне спикер Палаты представителей Джон Бэйнер потребовал от Обамы прояснить цели и задачи американских войск в Ливии и заявил, что президент должен был официально уведомить Конгресс о намерении задействовать вооруженные силы США в этой операции. Конгрессмен Бэйнер подчеркнул, что у США «есть моральное обязательство поддерживать тех, кто стремится к самоуправлению и освобождению от угнетения». В то же время, считает спикер-республиканец, на президенте Обаме «лежит ответственность за то, чтобы определить для населения США, Конгресса и наших войск, в чем заключается миссия в Ливии». Он призвал президента «лучше объяснить американскую роль в реализации этой миссии, уточнить, как будут достигнуты ее цели».

Несколько сенаторов также высказали недовольство тем, что президент Обама не проинформировал Конгресс о планируемом применении американской военной мощи против Ливии заблаговременно. Сенатор-республиканец из Индианы Ричард Лугар, говоря о разрозненной ливийской оппозиции, отметил, что «мы до сих пор так и не знаем, кто те люди в Ливии, которых мы пытаемся поддержать». Он также считает «ошибкой» тратить значительные средства на международные операции в то время, когда «почти каждый день в Конгрессе мы говорим о бюджетном дефиците и госрасходах».

По подсчетам американского «Национального журнала» (National Journal), лишь за первый день военной операции в Ливии, когда были выпущены более ста ракет «Томагавк», налогоплательщики заплатили от 112 до 168 миллионов долларов.

По словам Скотта Хортона, адьюнкт-профессора международного права Юридического факультета Колумбийского университета и пишущего редактора в журнале «Harper's», «многие в Вашингтоне были поражены тем, что произошло в четверг-пятницу на прошлой неделе». «Ведь еще в среду советник президента США по вопросам национальной безопасности Том Донилон говорил, что «ситуация в Ливии не затрагивает национальные интересы США», – напомнил Хортон в интервью Русской службе «Голоса Америки». – На дипломатическом языке это означало, что у США нет причин вмешиваться, тем более военным путем. Затем администрация резко изменила свою позицию, и в минувшие выходные очевидно взяла на себя ведущую роль в имплементации резолюции ООН – хотя официально и говорится, что США лишь поддерживают военные операции, руководство которыми осуществляют другие страны».

Президент Обама и госсекретарь США Хиллари Клинтон неоднократно подчеркивали, что Соединенные Штаты не являются инициатором операции против Ливии, а присоединились к ней по просьбе коалиции.

Скотт Хортон говорит, что в прошлом военным операциям США предшествовал политический процесс – то есть, публичные дебаты, обсуждение в Конгрессе, результатом которого становится принятие некоего документа, обращение президента к нации, в котором он объясняет цели и задачи операции. «В данном случае ничего этого не было, – констатировал юрист. – Многие сегодня, наблюдая по телевидению кадры, запечатлевшие удары американских «Томогавков», задаются вопросом: как все это могло произойти без соответствующего политического и юридического процесса»?

Хортон считает, что Обама действует «более агрессивно», чем президент Джордж Буш-младший, подвергавшийся в свое время аналогичной критике, когда тот начал интервенцию в Ираке. «Буш очень агрессивно использовал право президента инициировать военные операции, – напомнил Хортон. – Тем не менее, вторжению в Ирак предшествовали острые публичные дебаты в Соединенных Штатах и прежде, чем начать военные действия, он заручился поддержкой Конгресса. Во время предвыборной кампании Барак Обама критиковал президента Буша за то, что тот действовал слишком поспешно и слишком агрессивно. Но теперь, на мой взгляд, президент Обама действует куда более агрессивно, чем его предшественник. Ситуация выглядит особенно неуклюже, потому что в момент начала военной операции президент Обама находится с визитом в Латинской Америке».

Законодательство США позволяет президенту принимать решения об ограниченных во времени военных операциях за рубежом без одобрения Конгресса.

Каковы цели резолюции 1973?

Дебаты вызывает и расхождение в целях, провозглашаемых президентом Обамой, и обозначенных в резолюции 1973. Там ничего не говорится о смене режима в Ливии, в то время, как президент Обама заявляет, что «Каддафи должен уйти». Выступая в понедельник в Сантьяго, президент вновь подчеркнул, что «Моаммар Каддафи должен уйти», хотя свержение ливийского лидера и «не является целью военной операции».

В воскресном телеинтервью председатель Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США адмирал Майк Муллен, также подчеркнул, что целью целью военной операции не является свержение режима Каддафи в Ливии. Но при этом адмирал Муллен пошел еще дальше, признав, что исход операции не очевиден и что он допускает, что по ее завершении «Муаммар Каддафи будет контролировать часть страны». По мнению Скотта Хортона, адмирал Муллен «внимательно прочитал резолюцию и понял ее цели», в то время, как «западные политические лидеры, включая президента Обаму и президента Франции Саркози формулируют задачу более агрессивно, чем позволяет резолюция 1973».

Хортон констатирует, что резолюция 1973 фундаментально отличается от других резолюций СБ ООН, санкционировавших создание бесполетных зон над Ираком и Боснией. «Прежние резолюции действительно ограничивались созданием зон, где были запрещены любые полеты, за исключением тех, что доставляли гуманитарную помощь, – говорит специалист по международному праву. – Резолюция 1973, помимо этого, предусматривает также удары по военно-морским силам и коллонам военной техники. Таким образом, эта резолюция гораздо шире, и она санкционирует практически любые меры для того, что бы остановить атаки на Бенгази и другие оплоты оппозиции. В воскресенье, например, близ Бенгази была уничтожена колонна ливийской армии, включавшая около 40 танков и тяжелых грузовиков».

По мнению бывшего представителя США в НАТО Роберта Хантера, для защиты «мирного населения Ливии, к чему и призывает резолюция 1973… мы должны не только подавить все ПВО противника, но и попытаться предотвратить все военные действия со стороны действующего режима, направленные на гражданское население, сражающееся на востоке страны».

Хортон, однако, указывает, что в резолюции Совбеза ООН говорится, что «цель военной интервенции – добиться прекращения огня». «Этот пункт был внесен в текст по настоянию (министра иностранных дел России – М.Г.) Сергея Лаврова, – добавляет эксперт. – На мой взгляд, это очень важный вопрос».

Роберт Хантер сказал Русской службе «Голоса Америки», что «до тех пор, пока Каддафи воюет с этими людьми, применение силы со стороны международного сообщества полностью вписывается в вышеупомянутую резолюцию ООН». Скотт Хортон, со своей стороны, спрашивает, что произойдет, если повстанцы перейдут в наступление и начнут атаковать города, контролируемые Каддафи?

«Сейчас все довольны тем, что с помощью военной интервенции удалось прекратить осаду Бенгази, – говорит Хортон. – Но будет ли международная коалиция наносить удары по силам повстанцев, если они перейдут в контр-наступление? Пока об этом никто не говорит, но внимательное прочтение резолюции 1973 допускает подобные действия. Резолюция призвана «заморозить ситуацию» и создать условия для мирного переходного процесса.

Очевидно, что Совет Безопасности ООН ставил своей целью достижение мира и стабильности в Ливии, но вовсе не очевидно, что для достижения этой цели необходимо, что бы повстанцы нанесли поражение силам Муаммара Каддафи.

Возможно, что эта цель будет достигнута с помощью плебисцита под эгидой ООН, в результате которого будет сформировано новое правительство. Возможно, эта цель будет достигнута с помощью ареста Каддафи и его сыновей и предания их Международному суду в Гааге, что предусмотрено резолюцией 1970 СБ ООН. Возможны различные варианты, но военное решение не должно быть одним из них».

Иными словами, считает эксперт, целью вооруженной интервенции должно быть прекращение насилия, а не оказание военной помощи повстанцам в их борьбе с Каддафи.

Роберт Хантер не исключает, что у резолюции 1973 был скрытый политический подтекст. «Своим решением международное сообщество продемонстрировало, что у каждого диктатора есть некий лимит в том, сколько людей из собственного населения он может убить. Международное сообщество показало, что Каддафи уже давно превысил свой лимит, и другим странам просто было необходимо вмешаться в эту ситуацию», – подчеркнул он.

Скотт Хортон полагает, что резолюция 1973 и ее имплементация – это серьезный прецедент для Совета Безопасности ООН. «Я думаю, что многие сейчас внимательно следят за выполнением этой резолюции, – сказал юрист. – Ведь речь идет не только о Ливии. Если в результате западные державы получат карт-бланш, то маловероятно, что подобные резолюции будут приниматься Совбезом впредь, и это может иметь крайне негативные последствия для гуманитарных операций в будущем. Сейчас происходят демонстрации в Сирии, обостряется ситуация в Йемене, не говоря уже о Кот-д'Ивуаре – и гуманитарное вмешательство может потребоваться в любой из этих странах. Именно поэтому то, как исполняется сейчас резолюция 1973, вызывает тревогу».

О происходящем на Ближнем Востоке читайте в спецрепортаже «Ближний Восток: стремление к демократии»

XS
SM
MD
LG