Линки доступности

Криминалитет – оружие России в «гибридной войне» против Украины


Марк Галеотти

Марк Галеотти

Профессор Марк Галеотти – об использовании Кремлем криминальных элементов для дестабилизации ситуации в Украине

Часть украинского криминального мира стала инструментом в руках России в борьбе против властей Украины, полагает профессор Центра глобальных проблем в Нью-Йоркском университете Марк Галеотти (Mark Galeotti, Center for global affairs at the NYU). Вот что рассказал в интервью Русской службе «Голоса Америки» американский эксперт в области российской организованной преступности.

Фатима Тлисова: Киев возложил на Россию ответственность в подготовке и оснащении преступников, обвиняемых в осуществлении взрыва в Харькове. Как вы оцениваете заявления украинских властей?

Марк Галеотти: Трудно комментировать отдельные дела до тех пор, пока нет дополнительных доказательств. Но в общем смысле, мы наблюдаем нарастающую серию террористических атак на территории Украины, контролируемой правительством, и трудно исключить предположение, что это – часть кампании против Киева, дирижирует которой Россия. Независимо от того, были ли некоторые атаки осуществлены людьми, просто симпатизирующими Москве, или это бандиты, оплачиваемые Москвой, или это, действительно, люди, завербованные и оплачиваемые Москвой – трудно сказать. Однако мы можем быть уверены в том, что Россия приложила руку к этой волне террористических атак.

Ф.Т.: На чем именно базируется ваша уверенность в причастности России к террористической активности в Украине?

М.Г.: Общеизвестно, что Москва – пионер в этой модели гибридной или «нелинейной» военной стратегии, основанной на множестве нетрадиционных способов ведения войны, в числе которых –использование организованной преступности и отдельных бандитов, организация подполья и все другие доступные ресурсы. В текущем контексте использование подпольных сил для проведения кампании терроризма – часть этой стратегии. Мы знаем, что Москва осуществляла в прошлом убийства и атаки за рубежом, причем, даже в Западной Европе и на Ближнем Востоке, таким образом, совершенно ясно, что у них есть желание и возможности использовать это (стратегию гибридной войны). И хотя некоторые говорят, что Киев извлекает из этого пользу, потому что такая атмосфера позволяет правительству активировать внешнюю помощь – правда заключается в том, что Россия – единственная, кто выигрывает, оказывая давление на Киев, и пытаясь его парализовать. Кроме того, если бы речь шла всего лишь об одной или двух атаках, тогда мы могли бы сказать – да, это всего лишь какие-то местные радикалы, выступающие против Киева. Однако мы видим целую серию терактов без какой-либо формы политической декларации. Как правило, когда происходит террористическая кампания, террористы заявляют о себе, они объявляют свои требования, свою платформу – ничего подобного не произошло. Напротив, мы имеем целую серию атак, осуществленных в различных местах слегка различными методами, но без какой-либо видимой политической кампании за ними. И для меня это выглядит больше как война, чем терроризм.

Ф.Т.: Вы упомянули использование криминального элемента, можете ли вы привести примериспользования Кремлем представителей местной организованной преступностив Украине?

М.Г.: Мы видели, как Москва использовала организованную преступность как инструмент в Крыму. Мы видели их в большом количестве среди местных так называемых добровольцев самообороны –захватывавших правительственные здания. Фактически – это бандиты, бойцы местной мафии, горящие желанием показать силу на улицах. Теперь мы видим, что мафия имеет тесные связи с новым правительством Крыма. Если говорить о других регионах, то большое количество боевиков, воюющих за ДНР и ЛНР – это члены организованных преступных групп, просто воспользовавшиеся возможностью стать повстанцами. Что-то похожее, но в гораздо меньших размерах, мы наблюдаем и на стороне Киева. И все же совершенно очевидно, что Москва воспринимает местный криминалитет, как полезную силу в своей борьбе.

Ф.Т.: Почему вы думаете, что часть украинского криминалитета позволяет Кремлю использовать себя? Какая у них цель, что они от этого выигрывают?

М.Г.: Сначала о том, что выигрывает Россия – это еще одна возможность давления на Киев. Чем больше Москва может выставить Киев в таком виде, что центр не в состоянии реально управлять страной, или подтолкнуть Киев к контрпродуктивной радикальной позиции – тем больше Москва выигрывает, и подобная стратегия – единственный путь удерживать Киев в ситуации дисбаланса. Что касается организованной преступности – множество украинских криминальных групп имеют тесные связи с российскими, благодаря большой совместной активности – как например, торговля людьми или трафик афганского героина в Западную Европу. В дополнение ко всему, они могут просто получать за участие большие деньги. В этом смысле показательно, что две террористические атаки произошли именно в Харькове – одном из заметных городов подпольного криминального мира.

Ф.Т.: По вашему мнению, какой должна быть наиболее эффективная и безопасная тактика для Киева, чтобы успешно противостоять российской стратегии гибридной войны?

М.Г.: Очевидная истина в том, что никто не в состоянии гарантировать безопасность. Нравится нам это, или нет – это война. А в войне, в особенности – в войне современной – фронтовые линии немного значат.Ключевая вещь для Киева – ни в коем случае не поддаваться искушению и не принимать излишне радикальные меры безопасности, ни в коем случае не допускать нетерпимости в отношении к этническим русским. Подобная повышенная реакция всего лишь сыграет на руку Москве. Ответ – в обеспечении базовых полицейских мер безопасности, не ограничивающих свободу общества – тот тип безопасности, к которому мы привыкли на Западе, который подразумевает и активное участие общества: увидел подозрительный бесхозный пакет – сообщи властям. Простые вещи такого рода. В отдельности все это не станет волшебной палочкой, но вкупе все эти меры – лучшее, что может сделать Украина.

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG