Линки доступности

Украина: стремление к реформам обнажило глубокий раскол в обществе


Cтолкновения с правоохранительными органами возле здания парламента в Киеве, 14 октября 2014 года.

Cтолкновения с правоохранительными органами возле здания парламента в Киеве, 14 октября 2014 года.

Сторонники Евромайдана требуют быстрых и решительных перемен, но многие госслужащие не готовы их поддержать, считают эксперты

ВАШИНГТОН – В условиях, когда восток Украины охвачен конфликтом между правительственными войсками и пророссийскими сепаратистами, многие демократические активисты в Киеве видят в этой борьбе рождение нового объединенного государства.

По их мнению, призыв к сопротивлению действиям, в которых они видят агрессию России, объединил самые разные группы людей: украинскоязычных и русскоязычных, ярых националистов, прозападных реформаторов и даже тех, кто мечтает о социальном государстве по типу бывшего СССР.

«Раньше все говорили, что Украина состоит из двух стран – Востока и Запада. Но теперь мы становимся политической нацией», – говорит Анна Хопко, молодой реформатор, стоявшая в первых рядах Евромайдана, сместившего промосковского президента Виктора Януковича в феврале этого года.

Но те самые перемены, которые составляли суть Евромайдана, также вскрыли глубокий раскол в обществе, истощенном войной и экономическими трудностями.

Первые насильственные антиправительственные выступления в Киеве после событий прошлой зимы произошли на прошлой неделе. Мотивы демонстрантов, многие из которых были в масках, были не ясны, как и то, какие силы они представляют. Многие СМИ описывали их как махровых националистов. Некоторые также увидели в их действиях «руку Москвы».

Парламентские выборы, назначенные на 26 октября, вероятно, приведут к формированию более поляризованной Верховной Рады, считает Балаш Ярабик – приглашенный исследователь в Фонде Карнеги за международный мир.

Он перечислил целый ряд кандидатов, которые «не выражают никакой заинтересованности в диалоге». Среди них десятки бойцов и других «военных популистов», таких как захваченная летчица Надежда Савченко, которая, несмотря на то, что содержится в российской тюрьме, идет первым номером в списке партии «Батькивщина» экс-премьера Юлии Тимошенко.

Украина также стоит на пороге новых потрясений, связанных с призывами к коренной перетряске бюрократической системы, которая осталась практически неизменной с советских времен.

Неоднозначный закон о люстрации, одобренный парламентом в сентябре под серьезным давлением активистов, вступает в силу на этой неделе.

Закон направлен против чиновников, причастных к коррупции и нарушениям прав человека и потенциально может привести к увольнению до миллиона госслужащих, начиная с министров и прокуроров, проработавших при Януковиче более года.

Правозащитные организации и лидеры делового сообщества выразили сомнение по поводу этого закона, опасаясь, что чистки приведут к серьезному оттоку опытных чиновников.

«Реформаторы с западным образованием сейчас находятся в хорошей позиции, чтобы проталкивать свои идеи, – говорит Ярабик. – Это потрясающие люди, но они составляют крошечное меньшинство и крайне нетерпеливы. Для многих представителей бюрократической системы они – чужие».

«Если не будет плана по интеграции этих людей в общество, это вызовет сопротивление, – продолжает он. – Нужно их убеждать, привлекать к диалогу».

Борьба за реформы

Но такие доводы могут уступить требованиям немедленного проведения коренных реформ.

Ранее в этом году 32-летняя Хопко и другие лидеры Евромайдана встречались с генеральным секретарем Совета Европы Тубьерном Ягландом.

Его позиция была очень четкой, вспоминает она: после провала «Оранжевой революции» 2004 года, ее поколение украинцев не может упустить эту возможность изменить систему через демократические реформы снизу.

Совет Европы готов их поддержать, говорил он, и, похоже, такую же позицию занимают и новые лидеры Украины, пришедшие к власти после Майдана.

«Нынешняя администрация уделяет серьезное внимание работе с гражданскими активистами. Мы находимся в постоянном диалоге с ними и другими заинтересованными сторонами, когда разрабатываем новые законы», – заявил Дмитрий Шимкив – бывший глава украинского отделения Microsoft, которому президент Петр Порошенко в июле этого года поручил возглавить работу по проведению реформ.

Понимая необходимость преобразования энергии демонстрантов в конкретные институциональные перемены, революционеры запустили проект под названием «Реанимационный проект реформ».

Инициатива, одним из основателем которой была Хопко, сегодня объединяет более 300 экспертов и 26 парламентариев, выступающих за принятие прогрессивных законов.

Закон о защите независимых вещателей был принят в апреле. Разрабатываются меры по повышению прозрачности госзакупок и процесса назначения судей, а также решения, касающиеся децентрализации управления и снижения вмешательства государства в экономику.

На прошлой неделе Рада одобрила пакет антикоррупционных мер, на которых настаивали международные кредиторы и к которым призывали западные лидеры и инвесторы.

Новые законы предусматривают создание антикоррупционного бюро, которое получит право проводить досудебные расследования и передавать дела в суд.

Они также требуют от высокопоставленных чиновников раскрывать информацию об имуществе и банковских счетах для мониторинга на предмет отмывания денег.

Госслужащие должны будут декларировать свои доходы, которые будут сравниваться с их образом жизни.

«Мы считаем, что это возможность получить реальные инструменты для борьбы с коррупцией», – считает исполнительный директор украинского Центра противодействия коррупции Дарья Каленюк

Бюрократия готовится к сопротивлению

Но серьезная перетряска украинской демократии будет нелегкой и не произойдет в одночасье, считают эксперты.

Transparency International отнесла Украину на 144-е из 177 мест в прошлогоднем Индексе восприятия коррупции.

Взяточничество и кумовство проникло во все аспекты общественной жизни, с тех пор как Киев обрел независимость после распада СССР в 1991 году. По мнению министра юстиции Павла Петренко, за последние четыре года правления Януковича ситуация только ухудшилась.

«Последние 20 лет риски для взяточников на Украине были невелики по сравнению с получаемой выгодой, – говорит Стивен Пайфер, старший научный сотрудник в Институте Брукингса и бывший посол США в Украине. – Думаю, что как только несколько человек будут привлечены к ответственности, информация о рисках разлетится».

А пока отвращение общественности к коррупции выливается в акции, которые едва ли можно назвать правовыми.

С начала сентября радикальные демонстранты проводят самовольные «чистки», вылавливая политиков, которых они подозревают в коррупции, и бросая их в мусорные баки. При этом правоохранительные органы фактически остаются безучастными.

«Значительное число госслужащих не готовы поддержать перемены, – признает замглавы администрации президента Украины Шимкив. – Бюрократическая среда крайне сложная и жестко регламентируется. Эти реформы являются попыткой трансформировать систему. Они отразятся на возможностях людей зарабатывать себе на жизнь».

Экономика в свободном падении

В условиях когда, несмотря на шаткое перемирие, на востоке Украины по- прежнему бушует конфликт, а экономика всей страны находится в свободном падении, ставки не могут быть более высокими.

По мнению западных аналитиков, сложившаяся на Украине культура кумовства, взяточничества и других форм коррупции является одной из главных причин оттока западных инвесторов за последние пять лет.

«МВФ перевел Украине второй транш из пакета экономической помощи в сентябре не потому, что мы сделали какие-то шаги по борьбе с коррупцией, а потому что они понимают ситуацию на востоке и что Украина может объявить дефолт», – говорит Хопко.

Недавний опрос Reuters показал, что эксперты ожидают сокращения экономики Украины на 9,5 процентов в третьем квартале этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это крупнейший спад за последние пять лет.

Одной из главных причин является стремительный спад объема промышленного производства, особенно в Донецкой и Луганской областях, где размещены крупные металлургические и угольные предприятия.

Ранее в этом месяце президент Порошенко заявил, что половина промышленной инфраструктуры в этих областях была разрушена.

«Конфликт на востоке будет одной из первоочередных тем после выборов, – говорит Пайфер. – Но если тянуть с реформами слишком долго, население может разочароваться. Важно, чтобы в результате выборов появилась стабильная коалиция, которая будет работать над реформами вместе с Порошенко».

Большинство партий, которые получат места в новой Верховной Раде, «выступают под проевропейскими лозунгами и знаменами радикальных реформ», – говорит Сергей Куделя из Университета Бэйлора.

По его мнению, новый парламент будет «отражать политические перемены, произошедшие на большей части Украины с конца 2013 года».

Порошенко недавно обнародовал свою «Стратегию-2020» – дорожную карту, в которой отмечены восемь ключевых направлений проведения реформ и конкретные целевые экономические показатели, достижение которых, как он надеется, выведет Украину на путь вступления в Евросоюз.

Но многие считают, что его правительство уже теряет контроль над востоком страны. Это значит, что поддерживаемые Россией сепаратисты могут и дальше дестабилизировать регион, серьезно осложняя движение Украины к евроинтеграции.

«Пытается ли Россия не допустить присоединения Украины к западным структурам? Конечно же, – считает Шимкив. – Попытки все сорвать будут, мы это понимаем. Но это придется делать. Если этого не сделать, то мы вернемся прямо в Россию, а мы этого не хотим. Хватит уже».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG