Линки доступности

Однако российский политолог считает, что новой «холодной войны» не будет

Не смотря на обострение американо-российских отношений в связи с кризисом в Украине, новая «холодная война» нам не грозит. Об этом в интервью Русской службе «Голоса Америки» заявил Андраник Мигранян, глава американского представительства российского Института демократии и сотрудничества.

«Во время «холодной войны» противостояли две экономические сверхдержавы, у которых были идеологические разногласия, – сказал он, – и каждая из них считала, что может предложить альтернативную модель жизни и развития. А какая у нас сегодня альтернативная модель? В России более дикий капитализм, чем в Америке».

Тем не менее, Мигранян, выступая в Колумбийском университете в Нью-Йорке, возложил ответственность за дестабилизацию Украины на страны Запада, и прежде всего США. Российский политолог, который, по его словам, неоднократно беседовал на внешнеполитические темы с президентом Владимиром Путиным и другими высшими руководителями России, в частности, сказал «Голосу Америки»: «Украину пытались растащить в разные стороны. Зачем? Лишь бы оторвать от России. А потом нам говорят, что ничего против России не имеют. Но ведь идиотов нет...»

«Этот кризис не закончится в ближайшие недели или даже месяцы»

Кризис в Украине развивается стремительно, при чем с каждым днем очертания политического урегулирования представляются все более туманными. Как заявил премьер-министр Польши Дональд Туск, решение по санкциям в отношении России уже принято Евросоюзом и они будут введены в понедельник. По его словам, санкции вводятся в связи с военным присутствием России в Крыму, где в воскресенье, 16 марта, должен состояться референдума по статусу полуострова. Правительство в Киеве и западные страны назвали предстоящее голосование незаконным и отказываются признать результаты референдума.

Между тем, вслед за фактически свергнутым президентом Украины Виктором Януковичем МИД России назвал незаконной поддержку США новых властей в Киеве. По мнению МИД РФ, выделение Соединенными Штатами финансовой помощи в размере одного миллиарда долларов «нелегитимному режиму, захватившему власть на Украине насильственным путем”, незаконно. В российском внешнеполитическом ведомстве посчитали необходимым напомнить американским коллегам, что в США запрещается «предоставлять финансовую помощь правительству любого государства, законно избранный президент которого был свергнут в результате военного переворота или незаконного решения».

Референдум в Крыму обещает стать ключевым моментом, который прояснит дальнейшие намерения российского президента Владимира Путина, однако «этот кризис не закончится в ближайшие недели или даже месяцы». С таким прогнозом выступил Питер Клемент, профессор международных отношений Колумбийского университета и кадровый офицер ЦРУ, отвечавший в американском разведывательном ведомстве за российское направление. (Peter Clement, Visiting Professor, Columbia's School of International and Public Affairs, and CIA operative on leave for 2 years).

Важным развитием событий Клемент также считает президентские выборы, которые должны состояться в Украине в мае. Хотя во вторник в украинских СМИ появились сообщения, указывающие на то, что они могут быть перенесены или вовсе отменены. Об этом сообщило агентство «РБК-Украина” со ссылкой на источники в партии «Батькивщина”, где подчеркнули, что выборы зависят от ситуации в Крыму. В то же время стало известно, что в Верховной раде зарегистрирован проект закона, согласно которому дата внеочередных выборов президента может быть перенесена на 7 декабря 2014 года.

Интересно, что проведение выборов в декабре было оговорено в соглашении, которое было подписано 21 февраля Виктором Януковичем и тремя лидерами украинской оппозиции, и гарантами которого выступили министры иностранных дел Франции, Германии и Польши. Западные страны и новые власти в Киеве считают это соглашение недействительным, так как Янукович вскоре после его подписания покинул столицу, а затем и территорию страны, фактически сложив с себя полномочия главы государства. Однако Кремль настаивает на возвращении к соблюдению этого соглашения, утверждая, что Янукович остается законно избранным президентом Украины, и отказываясь вступать в переговоры с новым руководством в Киеве.

Правда, пока с российской стороны нет разъяснений относительно того, как практически может быть реализовано соглашение от 21 февраля, учитывая, что легитимный с точки зрения Москвы президент находится за пределами Украины и не имеет в Киеве никаких политических перспектив или авторитета. Андраник Мигранян, отвечая на вопрос Русской службы «Голоса Америки», отметил, что в Кремле понимают невозможность возвращения Януковича к власти, подчеркнув при этом, что тот «до сих пор не подал в отставку, ему не объявили импичмент, и он не умер».

По мнению Миграняна, это – реальность, которая дает России «юридические козыри», и с которой должны считатъся на Западе. Российский политолог выразил уверенность, что ситуацию в Крыму «отыграть обратно” уже невозможно. При этом Мигранян отметил, что наилучшим решением для Украины в целом была бы «финляндизация”, о чем в последнее время говорят видные американские политологи Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский, указывая на то, что Финляндия, будучи членом ЕС, поддерживает дружеские отношения с Россией и остается нейтральной страной. Правда, добавил Мигранян, время этого варианта, возможно, уже ушло.

«Вернее так, – сказал он корреспонденту «Голоса Америки», – крымская ситуация вышла из-под контроля. Если бы до этого здесь (в США – М.Г.) и в Брюсселе воздерживались от провокационных заявлений о том, что для Украины открыта дверь в НАТО, если бы прежде Кондолиза Райс (бывший госсекретарь США – М.Г.) не заявляла бы, что никто не может запретить Грузии и Украине вступить в Североатлантический альянс, если бы все эти западные деятели думали немного другим местом, то тогда можно было говорить о «финляндизации»...».

Есть ли у России «крымский сценарий» для востока Украины?

Питер Клемент в своем выступлении в Колумбийском университете назвал очень важным в складывающейся в Украине ситуации «уличный фактор». «В результате всех этих событий на свободу, на улицу вырвались силы, которые уже никто не может контролировать, никакая власть, включая Путина, – отметил эксперт. – И это касается в первую очередь Крыма. Господин Аксенов, например (действующий премьер-министр Крыма Сергей Аксенов, чью легитимность не признают власти в Киеве – М.Г.), – мы пока не знаем о его намерениях. Очень часто в подобных ситуациях местные лидеры видят свой шанс и его используют. И он может использовать свой шанс до конца. И именно это может быть очень опасным, потому что всплывает очень много непредсказуемых факторов».

Не удивительно, что Андроник Мигранян опасность видит с другой стороны, прогнозируя возможный раскол Украины. «Национал-радикалы с Запада, захватывая оружие и органы власти в западных областях, фактически нарушают хрупкое равновесия этого несостоявшегося государства и общества, – написал он в в журнале «Россия в глобальной политике. – Захватившие власть в Киеве, как показывают их первые шаги, не готовы продолжать осторожную линию отхода Украины от России. Радикал-националисты ориентированы на революционное решение задачи создания единого украинского государства и нации. Тем самым они зажгут фитиль под бомбой, заложенной под хрупкой конструкцией украинского государства, что может оказаться началом конца государственности, о которой они так долго мечтали».

Важный вопрос, над которым ломают головы политологи – намерен ли Путин распространить свои действия на восток Украины, или остановится в Крыму?

Учитывая, сколь быстро меняется ситуация, Мигранян не стал «бежать впереди паровоза» и уходил от вопросов о том, есть ли у Москвы планы реализации «крымского сценария» на востоке Украины. По его мнению, решением проблемы может стать федеральное устройство Украины. Он также дал понять, что Восточная Украина может стать «предметом переговоров», не уточнив, правда, между кем и кем.

Мысль о том, что действия России в Крыму позволили Путину укрепить свои позиции в преддверии возможных переговоров, высказал на страницах журнала Foreign Policy президент Совета по международным отношениям США Ричард Хаас. С этим согласен и Питер Клемент. «С его (Путина – М.Г.) стороны это попытка сделать из очень плохой для него ситуации что-то лучшее, – сказал Клемент. – То, что произошло в Киеве и происходило в ноября прошлого года – было очень плохо для Путина. Была создана нестабильность, непредсказуемость в Украине. Раньше там был про-российский президент, и его свергла улица. А Путин боится улицы».

По мнению Клемента, для Путина первостепенным является вопрос о расширении НАТО. «Мне кажется, Путин может запросить письменное обещание, что Украина никогда, ни при каких обстоятельствах не станет членом НАТО», – предположил эксперт.

«Возможно, поступая таким образом, Путин думает о своем президентском наследии, – продолжил Клемент. – Ведь именно он вернул Россию на международную арену, поднял ее экономику после ельцинского упадка. Модернизировал армию. Сделал ее опять влиятельной в международных отношениях. Помните, еще Громыко в советские времена говорил: «Не должно быть ни одного важного события в мире, в котором наш голос не был бы слышен»».

«Западу нужно начать искать пути компромисса с Россией»

Как на события в Крыму может прореагировать Вашингтон? По мнению директора Института изучения войны и мира при Колумбийском университете Ричарда Беттса, пока «американская риторика бежит впереди американской стратегии». (Richard K. Betts, Director, Arnold A. Saltzman Institute of War and Peace Studies, Columbia University). «Мы слышим очень много возмущенных разговоров об украинском суверенитете, однако понятно, что у России в Украине намного больше социальных и экономических интересов, чем у США, и Россия готова платить экономическую и дипломатическую цену за то, чтобы их защитить, – продолжил эксперт. – Между тем, пока нет никаких свидетельств того, что Вашингтон готов заплатить высокую цену за то, чтобы бросить вызов действиям Москвы. И американская общественность к этому не готова. Поэтому существует очень большая вероятность, что США и Европа прореагируют на действия Москвы, но их реакция будет символической и не будет иметь серьезных последствий».

Сейчас в США в связи с событиями вокруг Украины сформировались два лагеря. Профессор Беттс отнес к «ястребам» тех политиков и экспертов, которые говорят, что нужно было завершить расширение НАТО на Восток, что, «несмотря на то, что «холодная война» закончилась, Россия продолжает оставаться врагом и силой, с которой нужно считаться». Представители более умеренных кругов указывают, что расширение НАТО на Восток лишь дестабилизировало ситуацию и что реакция России на события в Украине в этом контексте была ожидаемой.

Профессор Беттс считает, что реальным ответом со стороны США могла бы быть мобилизация американских и других войск союзников в Польше и в Эстонии в качестве сдерживающего механизма. «Но об этом здесь говорят совсем немногие, так как это очень опасно и неизбежно приведет к эскалации ситуации, – признал профессор войны и мира. – Кстати, Запад должен был бы предвидеть подобный сценарий, когда расширял НАТО на Восток. Но если Россия введет войска на территорию восточной Украины – тогда мобилизация сил новых членов НАТО на Востоке будет почти что неизбежной. Это может привести к возвращению к ситуации «холодной войны» и весьма реальному кризису».

В свете вышесказанного, профессор Беттс считает наименее опасной и наиболее эффективной реакцией со стороны Запада меры, которые не задействуют вооруженные силы. «Например, проведение саммита Большой Восьмерки, но уже как Большой Семерки, без России, – предложил эксперт. – Экономические санкции, которые Москва действительно ощутит. Однако подобные санкции могут негативно отразиться на экономике и торговле Европы. Нахождение новых путей получения энергоносителей в обход России. Однако я пока не вижу, что Запад готов идти на все эти жертвы, чтобы наказать Россию. Поэтому Западу нужно перестать становиться в позу и говорить о том, насколько неприемлемая сложилась ситуация. Западу нужно начать искать пути компромисса с Россией».

Теория заговора против России

Корреспондент «Голоса Америки» задала участникам круглого стола в Колумбийском университете следующий вопрос: в России распространено мнение, которое, очевидно, разделяет и президент Путин, что со времени распада СССР Запад всячески старался ослабить Россию – поддерживая повстанцев на Северном Кавказе, расширяя НАТО на Восток, хотя ранее обещали Михаилу Горбачеву, что этого не будет. И даже независимость Косово поддерживали, чтобы ослабить союзника Москвы – Сербию. По этой логике, сейчас Запад зашел слишком далеко. В Киеве к власти пришло антироссийское правительство, и это является экзистенциальной угрозой национальным интересам России. Да что говорить – националист, лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош, который сейчас баллотируется в президенты, не раз заявлял, что суть его борьбы – борьба с российской империей. Так паранойя ли это у Путина – или у него есть основания для опасений?

Вот что ответили на этот вопрос эксперты Колумбийского университета:

«Мне кажется, это (ослабление России –Г.А.) не было прямым намерением Запада, но это определенно стало результатом его действий, — сказал Ричард Беттс. – Расширение НАТО стало результатом работы старых «ястребов» холодной войны, а также, и даже в еще большей степени результатом позиции либерального сообщества, которое считало, что баланс силы как ее понимали во время «холодной войны» – это устаревшее, никому не нужное понятие, что равновесие сил в Европе никому не нужно. И для многих представителей либерального сообщества расширение НАТО – это было просто расширение демократизации, продвижение западной демократии на Восток, а не попытка подорвать силу России. Однако полученный результат можно назвать соответствующим той теории заговора, которую Путин проповедует».

Питер Клемент в целом согласился с мнением профессора Беттса, но добавил при этом, что не следует недооценивать в данном вопросе роль Польши и прибалтийских республик. «Для них членство в НАТО было не только вопросом демократизации – это бесспорно был вопрос безопасности, – сказал он. – Они не хотели, чтобы то, что случилось в 1939 году, еще раз повторилось. Что касается того, что Путин думает и во что он верит… Мне кажется, тут очень важно понимать, откуда Путин получает свою информацию и как он принимает решения. Он это делает в кругу своих близких советников – в случае с Украиной это Николай Патрушев и Сергей Иванов – которые обычно проводят жесткую линию. Мне кажется, они думают в одном направлении, и здесь менталитет КГБ играет не последнюю роль».

«Но вообще здесь все очень сложно, – продолжил сотрудник ЦРУ. – После терактов 11 сентября Путин был первым, кто позвонил американскому президенту выразить поддержку. Он также повлиял на своих более консервативных советников в вопросах предоставления разрешения США пользоваться российским воздушным пространством для доставки войск и военных грузов в Афганистан. Так что, сначала Путин пытался укреплять эти отношения. Но потом много чего произошло. США вышли из соглашения по ПРО, произошло расширение НАТО, которое включило прибалтийские республики. Путин стал все больше убеждаться: наверное, «холодная война» еще не закончилась. Потом были войны в Ираке, Ливии, Сирии, протесты в Москве, Навальный. Переворот в Египте. Путину очень не нравятся перемены, особенно когда это смена режимов, которая выгодна Западу».

По мнению еще одного участника круглого стола, профессора глобальной политэкономии Колумбийского университета Яна Свейжнара, мир оказался сейчас в «новой, очень сложной геополитической ситуации». (Jan Svejnar, James T. Shotwell Professor of Global Political Economy, Columbia's School of International and Public Affairs; Director, Center for Global Economic Governance). «Я считаю, что Россия и Китай сейчас реально поднимаются и становятся региональными сверхдержавами, – сказал он. – И они начинают влиять на многие процессы. США, экономическая супердержава, очень неохотно это принимают, и я должен сказать, что Евросоюз это принимает еще более неохотно».
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG