Линки доступности

Как современная Украина относится к личности Степана Бандеры?

КИЕВ – В украинских социальных сетях продолжается обсуждение скандального факельного шествия 1 января в честь одного из лидеров националистов Степана Бандеры.

Напомним, что в течение последних восьми лет каждый первый день нового года тысячи украинцев собираются в центре Киева, чтобы отметить день рождения Степана Бандеры.

По данным различных информационных агентств, 1 января 2014 года с факелами и портретами Бандеры по центральным улицам украинской столицы прошли от пяти до пятнадцати тысяч человек.

В социальных сетях это явление продолжает обсуждаться с весьма неоднозначными оценками.

«Вдогонку 1-му января: для себя я решил, что поскольку всегда настаиваю на реализации права на свободу мирных собраний, включая ЛГБТ, коммунистов и других непопулярных в народе групп, то не могу отрицать права “Свободы” на реализацию данного права. Даже если ни форма, ни содержание мне не нравятся», – пишет 3 января на своей странице в Фейсбуке научный директор Института евро-атлантического сотрудничества Александр Сушко.

Александр Сушко подчеркивает, что «политтехнологи будут использовать это [факельное шествие – Т.Б.] против Евромайдана в целом». «И даже если многие считают, что это “продуманная технология Банковой” (или Кремля)», – заключает Сушко.

Представители пропрезидентской Партии регионов назвали факельное шествие в честь Бандеры «вызовом всему украинскому обществу и каждому гражданину».

«Под видом европейского будущего украинские националисты тащат в нашу страну призраки и кошмары прошлого. Походы с факелами, культ вождя, штурмовые отряды, разрушение памятников, погромы государственных и общественных учреждений, самосуды на улицах – все это уже было в истории Европы в 20-30-е годы прошлого века. Но, как оказалось, именно такие исторические примеры вдохновляют доморощенную оппозицию», – говорится в публичном заявлении Партии регионов, размещенном на официальном сайте партии 2 января.

Русская служба «Голоса Америки» пригласила к обсуждению данной темы двух украинских экспертов – правозащитника и диссидента, вице-ректора Украинского католического университета Мирослава Мариновича и политолога, редактора Независимого культурологического журнала «Ї» Тараса Возняка.

Тарас Бурнос: Что символизируют ежегодные факельные шествия в центре Киева в день рождения одного из лидеров украинских националистов Степана Бандеры? Действительно, ли украинское общество готово принять этого исторического деятеля в качестве одного из борцов за независимость Украины?

Мирослав Маринович: Я думаю, что нынешние факельные шествия совершенно не ко времени. Мне очень не нравится то, что партия «Свобода» создает культ Степана Бандеры. Делают вид, что нет другого, более достойного героя. Это неправда. Отмечу, что творение культа мне не нравится в любом варианте – будь-то в советском его исполнении, или в «свободовском» – в независимой Украине.

Сама личность Степана Бандеры в истории Украины связана с национально-освободительной вехой в истории страны. Но даже при жизни Бандеры к нему не было однозначного отношения, «цельного» понимания его деятельности, которая заслуживала бы признания или прославления. А теперь – тем более.

Тарас Возняк: Степан Бандера – очень непростая личность потому, что его сегодняшнее восприятие является реакцией на исторические события. Его образ сложно назвать конструктивным. Украинский национализм периода жизнедеятельности Степана Бандеры 30-40-х годов прошлого века, – это жесткий прессинг на действия молодого польского государства, которое не справилось с решением национального вопроса.

Бандера не был главным в украинском национально-освободительном движении в 30-е – 40-е годы прошлого века. Это сегодня из него делают лидера всего национально-освободительного движения в широком понимании. По-видимому, занимаются этим очень недалекие люди, раз они намеренно сужают рамки украинства до масштабов одной противоречивой личности. Или, может быть, они просто – провокаторы.

Тарас Бурнос: Тем не менее, простые украинцы из года в год присоединяются к факельному шествию и пишут, что шли 1 января отметить очередную годовщину со дня рождения Степана Бандеры не столько со сторонниками националистической партии «Свобода», сколько с простыми, как и они сами, гражданами…

М.М.: Я не хотел бы одевать тогу судьи – и оценивать, что правильно Степан Бандера делал, а что нет. Но для меня важно различать между собой две ипостаси этой личности: прошлые достижения в национально-освободительной борьбе, и с другой стороны, увидеть – годятся ли его рекомендации для современного развития Украины.

Дело украинцев – хотят они ходить с факелами в честь Бандеры или нет. Если есть желающие – пожалуйста! Но при этом я буду апеллировать к ним: не впадайте в иллюзию, что вы способны весь мир перестроить так, как вам нравится. Нужно смотреть на последствия – либо ты патриот Украины или ты самовлюбленный гражданин.

Нужно помнить, что этот человек действовал согласно духу своей эпохи, а сегодня необходимы другие модели и методы борьбы. В его время вся Европа была подвержена тоталитарным идеям, идеям культа силы. Нынешняя эпоха радикально другая.

И мое неудовлетворение действиями «Свободы» базируется на том, что политики анахронично из прошлого в будущее переносят образ, неразрывно связанный с тоталитарным прошлым, тоталитарными методами решения вопросов в политике.

Т.Б.: Готовы ли вы признать положительные стороны характера этой исторической личности? Символизм действий и влияние героического образа Степана Бандеры на часть украинского населения – это ведь не выдумка националистов?

М.М.: У Бандеры, действительно, можно позаимствовать любовь к Родине, его желание жертвовать собой ради страны. В конце концов, он – узник нацистских концлагерей. Я не могу его не уважать за его любовь к независимости Украины. Эти черты его характера необходимо развивать в современниках, но только не модель его борьбы.

Т.В.: В украинском освободительном движении в течение ста лет были сотни людей не менее достойных Степана Бандеры, которые могли бы прославить любую национальную историю. И сужать и сводить понимание достойных к одной личности – смешно и слишком провокативно.

Т.Б.: Может быть, образ Степана Бандеры необходим для противопоставления тому пониманию украинской истории, которое звучит из России? Украине нужен образ героя, боровшегося и против фашизма и против коммунистической оккупации?

Т.В.: По моему глубокому убеждению, из Бандеры сделали икону уже после войны, причем не без участия московских пропагандистов. Даже само слово «бандеровцы» в качестве нарицательного в лекалах коммунистических пропагандистов 1940-50-х годов свободно и очень хорошо ассоциировалось со словом «банда».

Хотя, мне кажется, что Степан Бандера больше был идеологом или публицистом – почему из него делают невероятного супермена, понять сложно. Во времена польского господства на Западной Украине Бандера больше сидел в концлагере «Береза Картузька», немного побыл на воле, и, практически, всю Вторую мировую просидел в немецком концлагере «Заксенхаузен», после чего перебрался за границу.

М.М.: Я против создания какого-либо культа. Даже личность Тараса Шевченко дорога мне в качестве простого человека с набором чрезвычайных достижений и обычных черт характера, и вместе с тем человеческих слабостей. В тот момент, когда гений проявляется, как простой человек, он становится по-настоящему близким большинству украинцев.

Точно также и с личностью Бандеры и других деятелей. Необходимо признавать, что они – часть украинского народа, но ни в коем случае нельзя создавать их культ личности, культ почитания с ореолом чрезвычайного прославления.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG