Линки доступности

Павел Шеремет: Избирательная кампания в Украине не идет ни в какое сравнение с тем, как выборы проходят в России и Беларуси


Павел Шеремет

Павел Шеремет

Отсутствие диктата властей позволяет назвать предвыборную кампанию самой честной в современной истории страны

26 октября в Украине состоятся внеочередные выборы депутатов Верховной Рады. Этому событию уделяется довольно большое внимание в средствах массовой информации не только самой Украины, но и на российских государственных телеканалах.

Об особенностях ведения предвыборной кампании в СМИ Украины, России и Беларуси корреспондент «Голоса Америки» попросила рассказать эксперта, оценки которого основаны на уникальном журналистском опыте.

Павел Шеремет родился в Беларуси, и в первые годы белорусской независимости стал одним из наиболее влиятельных медиа-персон страны, являясь главным редактором «Белорусской деловой газеты» и ведущим аналитической телепрограммы «Проспект».

Его критические репортажи об авторитарном режиме президента Александра Лукашенко стали причиной одного из наиболее громких медийных скандалов той эпохи. За репортаж о ситуации на белорусско-литовской границе он был арестован белорусскими властями, и провел в тюрьме в общей сложности три месяца.

Так как на тот момент он являлся заведующим бюро Общественного российского телевидения, в его защиту выступил президент России Борис Ельцин. Переехав в Россию, Павел Шеремет стал основателем и главным редактором популярного информационно-аналитического Интернет-ресурса – «Белорусский партизан». Он много лет работал на российском телевидении, а после увольнения летом этого года с телеканала «ОТР», основным местом его работы является Интернет-газета «Украинская правда».

Анна Плотникова: Павел, в каких условиях проходит кампания по выборам в Верховную Раду Украины? Обеспечивается ли равный доступ кандидатов к средствам массовой информации, присутствуют ли так называемые «черные технологии», используется ли хорошо знакомый российским избирателям «административный ресурс»?

Павел Шеремет: Нынешнюю избирательную кампанию можно назвать самой честной за всю современную историю Украины. И на этих выборах нет такого диктата власти, как на предыдущих выборах.

Конечно же, ситуация далека от идеальной, ее трудно сравнивать, например, с выборами в государствах развитой демократии – в европейских странах, США или Канаде. Но ни в какое сравнение с тем, как эти выборы проходили при Януковиче, или при президенте Кучме, или с тем, как выборы проходят в России и Беларуси, эта избирательная кампания не идет.

«Черные технологии» присутствуют, давление олигархических кланов, конечно же, есть. В частности, например, медиа губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского активно задействованы в избирательной кампании, и все телеканалы Коломойского бьют наотмашь Олега Ляшко и его «Радикальную партию».

А, например, так называемый «Оппозиционный блок» (который в Украине называют «Кремлевским блоком», потому что он сформирован из пророссийских лиц и политиков, у которых есть явные и тайные связи с Россией и Кремлем) – активно использует административный ресурс на предприятиях тех олигархов, которые спонсируют этот блок. И, в частности, на «Азовстали» буквально на днях распространили распоряжение, чтобы все сотрудники и работники этого крупнейшего предприятия в Мариуполе голосовали на выборах за «Оппозиционный блок».

Есть так называемые «тушки», то есть, политики, которые уже многократно сменили разные партии, и в прошлый парламент прошли как представители оппозиции, а потом перебежали на сторону Януковича. Теперь они опять пытаются идти от имени оппозиции на выборах.

Есть кандидаты в депутаты, которые в предыдущем парламенте голосовали за антиконституционные законы и поддерживали антинародные репрессии. И эти люди подпадают под действие недавно принятого закона о люстрации. Такое тоже есть, но это, все-таки, не носит массовый характер, и многие в Украине надеются, что нынешние выборы позволят избрать в парламент все-таки честных политиков. Или, что количество запятнавших себя всякими нехорошими делами в новом парламенте будет значительно меньше, чем в предыдущих парламентах Украины.

А.П.: Павел, если можно, поясните, пожалуйста, мариупольский прецедент с предписанием голосовать за «Оппозиционный блок».

Как инициаторы этого предписания собираются контролировать ход голосования? Заставляют ли они людей фотографировать на мобильные телефоны заполненные бюллетени, как это бывает в России? Или придумали что-то другое?

П.Ш.: Технологии контроля над голосованием неизвестны и непонятны. Но сам факт того, давление на работников крупных предприятий стало известно, и то, что это возмутило людей – весьма показателен. Потому что на предыдущих выборах всегда армия голосовала, как требовали командиры. Крупные предприятия голосовали так, как требовали олигархи, и всегда это происходило более-менее спокойно. А теперь, все-таки, каждый такой факт расследуется.

Еще показательная история нынешних выборов. Всегда в Украине подкупали избирателей гречкой, сахаром и другими дешевыми продуктами. Например, бывший мэр Киева Леонид Черновецкий стал мэром именно благодаря таким технологиям.

Так вот, сейчас в большинство случаев, когда становится известно о подкупе избирателей, МВД заводит уголовные дела по таким фактам. Поэтому сейчас случаи подкупа избирателей продуктами фиксируются значительно реже, чем раньше.

И даже в момент подачи документов на регистрацию кандидатами в Верховную Раду, созданные народные патрули не позволяли скандально известным политикам сдавать документы в Центральную избирательную комиссию. То есть, бросали их в мусорные баки – такие истории тоже были, хотя это, вероятно, не совсем законно.

И, в принципе, теперь в каждом городе, где подобные кандидаты пытаются вести агитацию, они встречают серьезный отпор со стороны общественности. Если раньше на стороне криминальных кандидатов, или тех, кто запятнал свою репутацию, всегда была милиция, то теперь милиция, как правило, на стороне общества и на стороне граждан.

А.П.: Вы упомянули Закон о люстрации, подписанный 9 октября президентом Украины Петром Порошенко. Однако, разговоры о необходимости принятия этого закона в Украине шли давно. Оказывает ли этот закон какое-либо влияние на ход избирательной кампании?

П.Ш.: Под люстрацию подпадают люди, которые голосовали за антинародные законы в предыдущем составе парламента. Люди, которые работали в системе КГБ СССР, люди, которые во время Майдана поддерживали репрессивные акции. А также чиновники и члены их семей, которые не смогут доказать происхождение их имущества.

Это – основные позиции Закона о люстрации. Пока же идет только так называемая «народная люстрация», когда одиозные политики становятся жертвами общественных акций. Но здесь я должен оговориться, что это не нравится многим людям, и известные украинские общественные деятели и политики просят граждан сдерживать свои эмоции и подождать вступление закона в силу, а не вершить самосуд – чтобы не давать повод российской пропаганде и врагам страны злорадствовать и предпринимать какие-то действия, направленные против Украины.

А.П.: Павел, а что вы можете сказать об особенностях ведения избирательных кампаний в двух соседних с Украиной странах – в России и в Беларуси? Поскольку у вас есть опыт жизни и работы и в той, и в другой стране.

П.Ш.: Говорить о выборах в Беларуси в классическом понимании этого слова, с открытой политической борьбой – нельзя. Выборы в Беларуси проходят в условиях абсолютной, тотальной диктатуры. Сейчас будут новые президентские выборы в этой стране, и до сих пор в Беларуси есть политзаключенные, и кандидаты в президенты, которые находятся в тюрьме еще с прошлых президентских выборов.

Поэтому никакого сравнения с Украиной, или даже с Россией белорусские выборы не выдерживают. В Беларуси ограничена агитация политическая, в Беларуси нельзя использовать никакие средства для финансирования избирательной кампании, кроме тех, которые выделяет государство. У оппозиционных, независимых кандидатов нет вообще никакого доступа к средствам массовой информации, кроме парочки независимых газет и нескольких сайтов, и так далее, и тому подобное. То есть – классические несвободные выборы в условиях диктатуры.

В России – если сравнивать с Беларусью – есть жалкие элементы политической борьбы, Государство выделяет специальные политические резервации, в которых позволяет побороться подконтрольным партиям за те места в парламенте, которые с барского плеча оставляет «партия власти». Всегда «Единая Россия» должна получить большинство в парламент, а оставшиеся места могут между собой разыгрывать коммунисты, ЛДПР и «Справедливая Россия» – такие псевдо-независимые партии, которые создают антураж свободных выборов.

Все же остальные – явные оппозиционеры Кремлю и российской власти – лишены возможности вести широкую избирательную кампанию. Как говорится, «редкая птица долетит до середины Днепра», и тем более – редкий оппозиционер пройдет в российский парламент любого уровня. В частности, на прошлых общефедеральных и местных выборах из самых известных оппозиционеров только Борис Немцов стал депутатом, и то – только в Ярославской области.

Ну, и, буквально на пальцах одной – двух рук мы насчитаем депутатов-оппозиционеров в местных органах власти. Это – Григорий Явлинский, который стал депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга, Лев Шлосберг во Пскове, и, может быть – еще кто-то. И это все на огромную страну с население в 140 миллионов человек: один - два десятка оппозиционеров, тонким слоям размазанных по парламентам городов, областей и национальных республик.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG