Линки доступности

Роль и позиция Пекина в регулировании украинского кризиса

Китай считает, что все стороны, связанные с ситуацией в Украине, должны проявлять сдержанность во избежание нагнетания напряженности. На взгляд главы Московского центра Карнеги Дмитрия Тренина, в контексте украинского кризиса Китай проводит последовательную политику в том, что касается защиты его собственных интересов.

«По крайней мере, как их видят китайские руководители, – уточнил он. – Интересы эти заключаются в том, чтобы с одной стороны, поддерживать те принципы, которые традиционно важны для Китая: принцип территориальной целостности, принцип невмешательства во внутренние дела. С другой стороны, в Пекине прекрасно понимают, что любая критика действий Москвы, тем более по такому принципиальному для нее вопросу как Крым, Украина, будет иметь негативные последствия для Китая».

По его мнению, никто в Поднебесной этого не хочет.

«К тому же Китай совершенно не поддерживает “цветные революции” и всякие “майданы”, свержения законных правителей, – продолжил Тренин. – Поэтому никакой симпатии к нынешнему руководству Украины Китай испытывать не может. Но, с другой стороны, Пекин в этом противостоянии Москвы и западных столиц не хотел бы, чтобы Москву, что называется, нагнули».

По мнению Тренина, китайским интересам скорее отвечает ситуация, при которой стало бы ясно, что США в очередной раз показали себя не всемогущими, а Владимир Путин продемонстрировал бы, что он может какие-то вещи решать без оглядки на Вашингтон.

«Это соответствует широкому видению Пекина желательных перспектив развития международной обстановки», – констатировал он.
Тренин не ожидает, что Пекин будет заходить слишком далеко, если это каким-то образом могло оказать негативное влияние на китайские интересы в США.

«Пекин может очень серьезно критиковать США и даже действовать каким-то образом вопреки США, но только тогда, когда это касается его непосредственных интересов. В данном случае Китай выступает в роли мудрой обезьяны на холме, которая сидит и наблюдает за происходящим. У нее есть определенные предпочтения, но она не занимает однозначно чью-либо сторону», – резюмировал он.

Заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН Геннадий Чуфрин согласен, что Китай в поддержке России далеко не зайдет.

«Полагаю, что преувеличивать радикализацию позиции Китая здесь не приходится и не надо этого делать, – подчеркнул он. – Пекин делает очень аккуратные заявления, которые соответствуют магистральной китайской внешнеполитической линии».

Как ему представляется, для Москвы сам факт того, что Китай скорректировал свою позицию по украинскому вопросу, уже вполне приемлем. Ранее Пекин на заседании Совбеза ООН недвусмысленно показал, что стоит за территориальную неделимость Украины: «Ожидать большего Кремлю пока не приходится».

Но насколько может быть велика сегодня роль Китая в урегулировании кризиса? Дмитрий Тренин уверен, что на нынешнем этапе от него ничего не зависит.

«Если, не дай бог, дело примет более серьезный оборот и придется вмешиваться Совбезу, тогда Китай будет говорить свои слова, будет как-то голосовать или не голосовать. А сейчас это все решается между Москвой и Вашингтоном с некоторым участием европейцев», – заключил он.

Иного мнения придерживается Геннадий Чуфрин: «В политическом отношении позиция Китая, как постоянного члена Совета безопасности ООН, уже говорит за себя. У Китая есть немалые экономические интересы на Украине, в том числе в связи с теми соглашениями, которые были подписаны во время последнего визита Виктора Януковича в Пекин, включая предполагаемые инвестиции в Крыму.

Поэтому у Китая есть не только общая концептуальная позиция по Украине, но и вполне конкретные политические и экономические интересы».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG