Линки доступности

Мустафа Джемилев: Работающие на оккупантов не смогут выехать из России


Мустафа Джемилев

Мустафа Джемилев

Лидер крымских татар рассказал о своей инициативе в интервью «Голосу Америки»

Депутат Верховной Рады Украины и уполномоченный при президенте Украины по делам крымских татар Мустафа Джемилев говорит, что аннексия Крыма Россией должна иметь прямые юридические последствия, и основания для таких последствий нужно создавать уже сегодня.

В эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки» лидер крымских татар, которого российские спецслужбы отказываются пускать в Крым, сообщил о своей инициативе, в результате которой сотрудникам администрации и правоохранительных структур Крыма может грозить уголовное преследование и арест в любом месте за пределами России.

Данила Гальперович: Расскажите, пожалуйста, в чем суть вашей инициативы?

Мустафа Джемилев: Я, пользуясь своими депутатскими полномочиями, в конце прошлой недели подал заявление в Генеральную прокуратуру Украины на 48 страницах, где изложена ситуация с грубыми нарушениями прав человека в отношении крымских татар и других граждан Украины со стороны оккупационных властей в Крыму. Мы просим возбудить уголовные дела против тех «оборотней», которые давали присягу на верность Украине, а с приходом оккупантов перешли на службу к ним, и участвуют вместе с оккупационными властями в нарушениях прав наших граждан. В этом списке 387 человек, но он — не окончательный, мы будем его обновлять.

Д.Г.: Кого вы называете «оборотнями»?

М.Д.: Это – сотрудники органов внутренних дел, прокуратуры, члены так называемого совета министров Автономной республики Крым, то есть, это не простые граждане, а должностные лица. В соответствии с украинским законодательством, они подлежат уголовной ответственности за посягательство на территориальную целостность украинского государства, за попытку смены власти насильственным путем. Они, на мой взгляд, полностью в этом виновны.

Д.Г.: Каковы должны быть последствия вашего обращения?

М.Д.: Должны быть проведены следственные действия, их будут вызывать на допросы. После третьего раза их неявки по таким вызовам – а я думаю, что являться они не будут – они объявляются в розыск, и мы подаем сведения о них в Интерпол. Они будут разыскиваться, и где бы они не появились за пределами России, они должны быть задержаны.

Д.Г.: Кроме требования следственных действий в отношении этих людей, вы с чем-то еще обратились к прокурорам по поводу Крыма?

М.Д.: Мы зафиксировали, что 69 морских судов, в нарушение украинского законодательства и без согласия украинской стороны, заходили в наши территориальные воды и осуществляли торговлю с оккупационными властями. Мы настаиваем на том, чтобы эти суда были арестованы, в каком бы порту они не появились. Кроме того, ведется тщательный подсчет того ущерба, который нанесли оккупационные власти Крыму, в частности, в результате незаконного изъятия собственности. Все это оценивается, и нужно предъявлять иски с требованием возмещения этого ущерба, нанесенного Украине.

Д.Г.: Как отреагировала прокуратура Украины на ваше обращение?

М.Д.: 28 октября я получил письмо из нашей генеральной прокуратуры, в нем говорится, что мое обращение рассмотрено. В документе написано, что, поскольку рассмотрение подобных обращений относится к полномочиям Службы безопасности Украины, мое обращение передано в этот государственный орган. Говорится, что СБУ рассмотрит мое обращение в сроки, предполагаемые Законом о полномочиях депутатов Верховной Рады Украины. Сама генпрокуратура берет рассмотрение моего обращения под контроль.

Д.Г.: В только что опубликованном докладе комиссара Совета Европы по правам человека говорится, что в Крыму права человека нарушаются серьезно и массово. Уже через три месяца на сессии ПАСЕ в Страсбурге встанет вопрос о подтверждении – или не подтверждении – полномочий России в этой организации. Как вы, в качестве члена украинской делегации в ПАСЕ, полагаете: Россию восстановят в Ассамблее в правах, или может получиться наоборот, и она будет лишена полномочий совсем?

М.Д.: Полномочия, по-моему, могут быть прекращены совсем, хотя я не уверен в том, что это хорошо. От своих соотечественников в Крыму я слышал, что Путин, во время его пребывания на полуострове, говорил: поскольку Европейский суд по правам человека, как часть Совета Европы, выносит якобы необъективные решения в отношении России, не целесообразно ли будет самим выйти из этих структур?

И та публика, которая его поддерживает, и при этом присутствовала, вроде бы это одобрила со словами «давно пора». Пусть они, конечно, сами думают, что для них лучше – быть в этих структурах или нет, но тогда с выходом оттуда они становятся еще более полно изолированными от цивилизованного мира, постепенно переходя в категорию стран типа Северной Кореи.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG