Линки доступности

Эксперты о состоянии конфликта, с учетом событий на востоке Украины и в Крыму, и перспективах завершения противостояния

МОСКВА – По сообщениям СМИ, украинская армия и пророссийские сепаратисты на востоке страны продолжают обвинять друг друга в обстрелах, в том числе с применением тяжелых видов вооружений, которые давно полагалось отвести от линии противостояния. При этом перемирия, заключенного в середине февраля в Минске, никто не отменял.

Оценить обстановку в охваченном конфликтом регионе и перспективы урегулирования кризиса Русская служба «Голоса Америки» попросила российских экспертов.

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко с сожалением констатирует, что на Донбассе выбор остался между плохим и очень плохим.

«Хороший вариант – реализация соглашений Минск-2, похоже, буксует, – заметил он в интервью «Голосу Америки». – Мы видим, что украинская сторона не хочет вступать в диалог по поводу финансирования и интеграции в Украину территорий ДНР и ЛНР».

По его мнению, принятый недавно в Киеве закон о местных выборах – абсолютно формальный и не учитывающий реалии.

«Этот документ, по сути дела, как бы дублирует законодательство Украины и не дает возможности принять участие в выборах уже сформировавшейся новой элите Донбасса, – добавил Минченко. – Потому что, согласно нему, участвовать в выборах могут только украинские партии».

Директор Международного института политической экспертизы убежден, что большого количества вопросов, имеющихся к этому закону, можно было бы избежать, если бы прежде, чем его принимать, состоялся диалог с представителями ДНР и ЛНР о формате управления и реализации самоуправления. Однако этого не произошло.

Словом, как видится эксперту, на самом деле, украинская сторона не хочет выполнять решения по Минску-2.

«Соответственно, на практике, с украинской точки зрения, возможны два варианта развития событий: экономическое удушение ДНР и ЛНР и решение вопроса военным путем, то есть, плохой и очень плохой варианты», – обобщил он.

Директор Института гуманитарно-политических исследований Вячеслав Игрунов также оценил Минские соглашения, как неэффективные.

«Они до сих пор так и не исполняются, – сказал он. – Думаю, эти договоренности нежизнеспособны».

По его словам, Украина подписала соглашение как бы с выкрученными руками.

«Документ подписан, но требует согласования по целому ряду шагов, в том числе изменения украинского законодательства, – пояснил Игрунов. – К тому же, Киев не желает видеть в ДНР и ЛНР партнеров. Вообще, стороны не готовы к движению в направлении подлинного компромисса».

Относительно пророссийски настроенных ополченцев эксперт думает, что они будут отвечать Киеву «той же монетой».

Соединенные Штаты и страны ЕС считают полное выполнение Минских соглашений необходимым для деэскалации конфликта, а также условием отмены введенных против России санкций.

«Сторонам еще предстоит долгий путь к достижению мира и полному восстановлению суверенитета Украины. Соединенные Штаты готовы оказать содействие в координации с нашими европейскими союзниками и партнерами. Мы будем оценивать приверженность России и сепаратистов достигнутым договоренностям по их действиям, а не словам. Как мы долгое время заявляли, США готовы рассмотреть отмену принятых в отношении России санкций после того, как Минские соглашения от сентября 2014 г. и нынешнее соглашение будут полностью выполнены. Это включает полное прекращение огня, вывод всех иностранных войск и техники из Украины, полное восстановление контроля Украины над международной границей, а также освобождение всех заложников», – подчеркнул госсекретарь США Джон Керри, комментируя февральские переговоры в Минске.

Президент Украины Порошенко сегодня активно продвигает свое предложение ввести международную команду миротворцев в зону противостояния, говоря, что это будет наиболее эффективным решением конфликта на Донбассе.

«Если ранее отношение к миротворцам было очень прохладным, то на сегодня все понимают, что вопрос миротворцев – самый эффективный способ деэскалации конфликта. Подчеркиваю, не замораживания, а деэскалации. Через механизмы, заложенные в законе об особенностях местного самоуправления и через честные прозрачные местные выборы – это будут условия для реинтеграции оккупированных территорий», – заявил недавно Порошенко в ходе своей встречи с президентом Польши Брониславом Коморовским (цитата по «Укринформ»).

Евгений Минченко относится к этой идее скорее негативно. Он считает, что главный вопрос здесь заключается в том, с какой целью они должны войти и что именно решить? Также у него большие сомнения по поводу потенциального состава контингента.

«После Сербской Краины, когда европейские миротворцы просто наблюдали или отворачивались, когда хорваты уничтожали сербов, думаю, доверие к миротворцам из стран-членов НАТО со стороны ДНР и ЛНР будет минимальным, – аргументирует эксперт. – А украинцы, в свою очередь, полагаю, вряд ли согласятся на участие в процессе российских военных».

По его оценке, ситуация с миротворцами патовая.

Вячеслав Игрунов также скептически относится к миротворческой идее.

«Она хороша, но попросту нереальна, – убежден он. – Сама идея звучит красиво. Но когда начинаешь размышлять, кто бы мог осуществить, то упираешься в тупик».

Как видится эксперту, миротворческие войска должны быть приемлемы для обеих сторон, а он таких сил не видит.

«Россия в этом качестве, безусловно, не подходит для Украины. А представители тех стран, которые в этом конфликте ориентированы на Киев, неприемлемы для ДНР и ЛНР».

Менее категоричен здесь заведующий отделом стратегических оценок Центра ситуационного анализа РАН Сергей Уткин, ссылающийся на успех миротворческой миссии ООН на Балканах, когда миротворцы фактически взяли на себя административную функцию и функцию обеспечения безопасности.

«Возможно, стоит подумать, как присутствие этой организации могло бы выглядеть в тех районах ДНР и ЛНР, которые сейчас большинством стран мира воспринимаются как зона отсутствия законности, – предположил он. – Конечно, в условиях, когда там нет реального международного элемента обеспечения безопасности, компромиссы по многим другим вопросам окажутся труднодостижимыми».

Как ему представляется, нужно решить, лучше ли шаткая ситуация, которая существует сейчас на востоке Украины, любого международного присутствия или нет.

Оценивая плюсы и минусы приобретения Россией Крыма, Евгений Минченко отметил очень высокий уровень поддержки изменения статуса полуострова среди его жителей.

«По данным как российских, так и украинских социологических служб, более 90% крымчан поддерживают сегодня, спустя год, решение о присоединении полуострова к России, – утверждает он. – Это больше, чем было на момент событий, приведших к смене власти в Киеве. Тогда согласно опросам более 70% выступало в поддержку воссоединения с Россией».

Также эксперт выделил высокий уровень российского общества консолидации в целом по крымскому вопросу.

«Более 90% населения поддерживают это решение», – резюмировал он.

Напомним, однако, что в марте нынешнего года опрос на тему референдума и присоединения полуострова к России, проведенный в Крыму на сайте одной из самых популярных местных газет «Крымская правда», показал иные результаты.

Более шестидесяти процентов опрошенных (61%) на вопрос о том «Как бы вы ответили на вопросы всекрымского референдума сегодня?» высказались за «более широкие полномочия Крыма в составе Украины». За присоединение к России проголосовали 19% опрошенных, каждый пятый ответил, что «не явился бы на референдум». Вскоре после публикации итогов опроса, сайт газеты обрушился.

Минченко не стал отрицать, что внешнеполитические, экономические, инфраструктурные проблемы, которые породило решение Москвы по Крыму, тоже создают очень серьезное напряжение в стране.

«Известно отношение российской оппозиции к проблеме “Крымнаш”, и обсуждать здесь нечего, – говорит он. – С другой стороны, некоторые американские эксперты, например, Том Грэм из “Киссинджер ассошиэйтс” (Kissinger Associates) высказывают идею, что, возможно, было бы правильно для реализации международной изоляции России вступить в переговоры по вопросам, скажем, менее значимым, типа особых прав украинского бизнеса».

Минченко подразумевает компенсации за реквизированную собственность, чтобы хоть как-то начался процесс урегулирования отношений между Россией и Украиной. При этом он думает, что если подобного рода компенсационные механизмы и будут обсуждаться, то не сейчас, а через годы, когда уйдет острота проблемы.

«Компромиссы в рамках большого договора об урегулировании отношений между Россией и Украиной возможны, но безотносительно принадлежности Крыма к РФ, и опять же это дело не быстрое», – подытожил он.

По его мнению, вопрос о вхождении Крыма в состав России решен окончательно и бесповоротно.

«Остается лишь решить, как это будет юридически оформлено с точки зрения международного права», – заключил политолог.

В свою очередь, Вячеслав Игрунов затруднился оценить новоприобретение Москвы с учетом короткого промежутка времени, прошедшего с момента аннексии Крыма.

«Сегодня кажется, что в России возникли очень большие проблемы в связи международными санкциями и необходимостью финансировать край, – заметил он. – Но, с другой стороны, общественное сознание консолидировано вокруг Путина».

С его точки зрения, последний фактор – довольно важный аргумент в пользу устойчивости развития страны, но сумеет ли этим воспользоваться нынешняя власть, он не знает.

«До сих пор она не демонстрировала какой-то особой эффективности в своих действиях», – подытожил он.

В то же время, Соединенные Штаты неоднократно заявляли о том, что считают аннексию Крыма незаконной и не признают принадлежность полуострова Россией. Так, в конце марта постпред США в ООН Саманта Пауэр заявила, что «Соединенные Штаты никогда не признают действий России по аннексии Крыма. Санкции, введенные в связи с ролью России по отношению к Крыму, останутся в силе – пока Россия продолжает творить беззаконие. Но главное, мы всем сердцем сочувствуем жителям Крыма, пострадавшим в результате этой чудовищной агрессии».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG