Линки доступности

Что следует предпринять, чтобы остановить кровопролитие? – комментарии экспертов

В соответствии с опубликованным докладом ООН, с момента начала перемирия на востоке Украины с обеих сторон погибли более 330 человек, в том числе мирных граждан. Общее число жертв противостояния в Украине превысило 3600 человек.

Почему так происходит, кто в этом виноват, и что необходимо сделать, чтобы положить конец кровопролитию? По просьбе Русской службы «Голоса Америки» ответы на эти вопросы искали российские и украинские эксперты.

Член научного совета Московского центра Карнеги, профессор факультета политологии ВШЭ Николай Петров считает, что в происходящем изрядная вина обеих сторон.

«На востоке Украины идет партизанская война при участии полевых командиров, которых в полной мере не контролирует ни Киев, ни Москва, – добавил он. – Там вообще нет единой координации действий. С другой стороны, у обеих сторон сейчас есть искушение решать свои локальные проблемы и подправлять линию раздела к своей пользе».

Петров назвал перемирие своего рода «политическим демаршем, который важен в преддверии выборов».

«Но вряд ли оно будет спокойно продолжаться после выборов», – прогнозирует он.

Руководитель департамента политологического анализа независимого фонда Центр политических технологий Александр Ивахник согласен, что в данном случае в равной степени виноваты обе стороны конфликта.

«Отсюда, из России, очень трудно судить о реалиях, поскольку информация поступает очень противоречивая, – уточнил он свою позицию. – Однако полагаю, что нарушения условий перемирия происходят с двух сторон».

Москва и Киев не хотят или не могут обеспечить прекращение кровопролития?

И то, и другое, уверен Николай Петров.

«У сторон нет большого желания и стимула, – пояснил он. – Стимул у Киева и Москвы состоит лишь в том, чтобы на предстоящих выборах все прошло более-менее спокойно, а на местах особого стимула нет. Поэтому там и нарушается режим прекращения огня».

По его оценке, позиция Кремля заключается, скорее в том, чтобы демонстрировать, что конфликт немного потушен, но никуда не делся и продолжается.

«Это для Москвы предпочтительнее того, чтобы бросить все силы на ликвидацию конфликта», – констатировал политолог.

По его мнению, только после выборов станет ясно, как будут развиваться события дальше.

«Мне кажется, что ни с той, ни с другой стороны нет готовности поддерживать компромисс в том виде, в каком он сейчас существует, – утверждает Петров. – Основные противоречия между Москвой и Киевом не решаются с помощью Минских договоренностей».

По словам Александра Ивахника, лица, принимающие решения в России, считают, что, обеспечив заключение Минских договоренностей, они как бы свое дело уже сделали и предпочитают дальше смотреть на происходящее со стороны.

«Киевские же власти вынуждены иметь дело, по сути, непонятно с кем, скажем так, продолжил он. – Потому что военное управление в ДНР и ЛНР, насколько я могу понять, весьма децентрализовано. Кто там, и какие решения принимает из боевых командиров, ополченцев или террористов (их можно называть, как угодно) – сказать крайне трудно».

На его взгляд, в вооруженных формированиях украинской власти тоже все далеко не так просто.

«Если контроль над регулярными армейскими частями у Киева есть, то контроля над добровольческими батальонами, которые формально находятся под эгидой МВД, но очень автономны и самостоятельны, явно недостаточно», резюмирует он.

Как представляется Ивахнику, у политиков просто-напросто не так много реальных рычагов влияния на ход на тех, кто отдает приказы об обстрелах и боевых действиях.

«Так и будет продолжаться довольно долго, - полагает он. - Может, что-то измениться после того как в ДНР и ЛНР в начале ноября пройдут выборы, о которых они объявили. Возможно, структуры управления там несколько нормализуются. По крайней мере, станет ясно, с кем можно вести содержательные переговоры».

При этом политолог выразил сомнения, что сейчас возможно введение в регион какого-либо миротворческого контингента.

«Думаю, это не реально сейчас. Лидеры ДНР и ЛНР не согласятся ни на какие миротворческие контингенты, если в них не будут принимать участия российские вооруженные подразделения. А это в свою очередь, совершенно неприемлемо для Киева», – заключил Ивахник.

Украина не ведет переговоры с террористами

В тоже время украинский эксперт, председатель совета Украинского независимого центра политических исследований Юлия Тищенко говорит о том, что украинские добровольцы на востоке страны находятся в непосредственном подчинении и под эгидой Министерства внутренних дел Украины.

«В значительной степени обеспечение этих батальонов формой, нелетальной помощью лежит на плечах волонтеров, а не армии или МВД, но это другой аспект вопроса», – говорит Юлия Тищенко Русской службе «Голоса Америки».

Она говорит о том, что предстоящие выборы в Верховную Раду Украины позволяют «интегрировать» в политику представителей ряда добровольческих батальонов, которые принимают участие в боевых операциях в Донецкой и Луганской областях.

«Основные политические партии Украины, за исключением, вероятно, партии Сергея Тигипко (бывший вице-премьер-министр в правительстве Николая Азарова – ред.), или «Оппозиционного блока», имеют в своих списках на достаточно значимых местах представителей этих батальонов», – отмечает Юлия Тищенко. По ее мнению этот факт также следует рассматривать в контексте координации взаимоотношений между действиями официальной власти и добровольцами на востоке страны.

Противостояние на Донбассе, считает Юлия Тищенко, не имеет военного решения, однако это не значит, уверена эксперт, что киевская власть готова сесть за стол переговоров с так называемыми лидерами Донецкой и Луганской народных республик.

«Более того, мы помним, что минская встреча Контактной группы по деэскалации конфликта прошла под эгидой ОБСЕ без участия представителей внешнеполитического ведомства Украины. Причем в различных комментариях украинские дипломаты и официальные лица подчеркивали невозможность ведения переговоров с террористами. Есть прямые цитаты об этом министра Павла Климкина», – говорит Юлия Тищенко.

В конфликте на востоке Украины, по ее мнению, задействован «сильный и работающий катализатор» – Россия, которая не позволяет в полной мере ввести в действие все пункты «Минского соглашения» и реализовать Мирный план президента Петра Порошенко.

«Существуют десятки фактов, наблюдений и подтверждений тому, что представители регулярной российской армии берут участие в этом конфликте», – утверждает Юлия Тищенко.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG