Линки доступности

Представители украинской диаспоры Бельгии создают неформальные общества для поддержки республики

В настоящее время за пределами Украины проживают примерно 10 миллионов украинцев. Связь со своей исторической родиной украинское зарубежье поддерживает, в основном, через многочисленные общественные и культурные организации.

Но в последние несколько месяцев весьма активизировались вновь создаваемые организации этнических украинцев в разных странах мира, которые координируют свои усилия через социальные сети. Своей главной задачей они ставят участие в поисках мирного разрешения конфликта в самой Украине, сбор и отправку гуманитарной помощи в регионы с особо тяжелой экономической ситуацией и распространение правдивой информации о происходящих на их исторической родине событиях.

Именно этим занимаются представительницы украинской диаспоры в Бельгии, с которыми корреспондент Русской службы «Голоса Америки» встретилась в украинской школе имени Ярослава Мудрого в Брюсселе.

События в Украине – личная драма

В консульском отделе посольства Украины в Королевстве Бельгия и Великом Герцогстве Люксембург сообщают, что официально в трех регионах Бельгии – Валлонии, Фландрии и Брюсселе – зарегистрировано несколько тысяч граждан украинского происхождения. По большей части, это – жители Украины, которые приехали в Бельгию на постоянное место жительства в последние два десятилетия. Но есть также потомки представителей второй и третей волн эмиграции.

К ним, в частности, относится Оксана Сенейчак, родители которой во время Второй мировой войны попали вначале в Германию, а после окончания боевых действий перебрались в Бельгию, где в шахтах трудилось много украинцев. По воспоминаниям Оксаны, в ее доме всегда поддерживались украинские культурные традиции, родители разговаривали между собой на украинском языке. И после падения «Железного занавеса», когда появилась возможность свободно приезжать в Украину и возвращаться обратно, Оксана Сенейчак стала ежегодно бывать на своей исторической родине.

События последних месяцев она воспринимает как личную драму: «С конца ноября, когда начались первые демонстрации в Киеве, я очень переживала, хотя тогда у людей был, в основном позитивный настрой. И сейчас я также постоянно волнуюсь из-за происходящего в Украине, хотя никаких родственников, или даже просто знакомых в восточных регионах у меня нет».

На основе личных наблюдений и анализа сообщений прессы Оксана считает, что в России информация об украинских событиях подается искаженно. «Я считаю, что мы должна постоянно следить (за ходом информационной войны против Украины – А.П.) и постоянно реагировать. И говорить то, что, на наш взгляд, является правдой», – добавляет Оксана Сенейчак.

«Сейчас мы – как одна семья»

Для того, чтобы изложить свою точку зрения по поводу событий на своей исторической родине, представители украинской диаспоры Бельгии используют различные информационные поводы. Например, фотовыставку «Майдан в объективе» польского журналиста Якуба Шимчука, которая прошла весной в здании Европейского парламента.

Такие мероприятия позволяют живущим в Бельгии украинцам познакомиться, обменяться контактами с проживающими на исторической родине друзьями и знакомыми, договориться о совместных акциях в дальнейшем.

Анна Яворская приехала в Брюссель четыре года назад из Луцка. Анна рассказывает, что, начиная с ноября прошлого года, она была вынуждена свести к минимуму свое общение со знакомыми из числа коренного населения, поскольку все ее время занимают совместные акции с представителями украинской общины. «Еще полгода назад мы не знали друг друга, а сейчас мы просто как одна семья. Мы понимаем, что должны объединиться, чтобы помочь нашей стране», – говорит она.

Семья Анны живет в Западной Украине, но у нее есть друзья во многих регионах, включая Мариуполь, Одессу и Крым. «Мы часто общаемся по “Скайпу”, и обмениваемся мнения о том, что Украина – едина, и что мы должны сами, без всяческого внешнего влияния решить свои проблемы», - рассказывает собеседница Русской службы «Голоса Америки»

Яворская признается, что ее очень задевают утверждения российской прессы о том, что будто в западных областях Украины господствуют националистические настроения, и, в частности – негативное отношение к русским: «Никогда в жизни у нас не было конфликтов на межэтнической почве, или из-за того, кто на каком языке говорит». Во время пасхальных праздников она была во Львове, и слышала очень много русской речи на улицах города. Анна также напомнила о написанном в начале марта письме львовской интеллигенции в защиту русского языка.

«На Юго-Востоке нельзя сказать слово по-украински»

Языковую тему подхватила Наталья Осташ. Она приехала в Бельгию из Львовской области в 1992 году. «Когда начались события в Крыму, Западная Украина приняла всех, кто пожелал туда переехать. Моя мама живет в очень маленьком городке в Карпатах, и она мне написала, что у них сейчас там живет очень много крымских татар», – рассказывает она.

У Натальи очень много знакомых в восточных областях Украины. В последние месяцы она особенно активно общается с жителями Луганской и Донецкой областей: «Я пишу им: как у вас дела? И мне отвечают, в том числе, этнические русские: мы ни в коем случае не просим отделиться, мы хотим оставаться в Украине».

И продолжает: «Еще я общаюсь с человеком из Луганска. Он – научный сотрудник, сейчас выехал во Львов, поскольку его преследовали, как сторонника Евромайдана, и я от него получаю очень много информации. Он пишет, что сейчас на юго-востоке опасно даже слово сказать на украинском языке, не говоря о том, чтобы надеть ленточку в цвет национального флага».

Катерина Згадзань переехала в Брюссель из Киева восемь лет назад. Она рассказывает, что в зимние месяцы многие ее знакомые были на Майдане. «Мне было очень тяжело в то время, потому что моя мама работает буквально в ста метрах от Майдана, а каждый день она была там, – рассказывает Катерина, – Я ей звонила, расспрашивала про Майдан, она говорила, что там много разного народа – и студенты, и много пенсионеров, и предприниматели, которые бросали все свои дела и шли на Майдан. То есть, публика была абсолютно разной».

По свидетельству Катерины Згаздань, очень сильное впечатление на многих киевлян произвел разгон мирной студенческой демонстрации протеста 30 ноября. «Людей шокировало, что там были очень молодые люди, и их так жестоко избили», – отмечает Катерина. В то же время, они считает, что сейчас в сохранении лагеря на Майдане нет никакой необходимости:

Уметь читать «между строк»

Во время этой беседы в украинской школе имени Ярослава Мудрого присутствовал и священник Греко-католической церкви, иеромонах Олег Зимак. Он служит в Брюсселе в течение десяти лет, и по его словам, число его прихожан существенно увеличилось за последние три с половиной года. Как и количество детей, обучающихся к школе имени Ярослава Мудрого.

«Когда мы начинали, в нашей школе было семеро детей, сейчас их тридцать пять», – говорит отец Олег. Кстати, согласно соглашению с Министерством образования Украины, в конце каждого года ученикам выдают сертифицированные табели.

В продолжение разговора о языковой ситуации в Украине, отец Олег заметил, что по его данным, только в западноукраинских областях функционирует больше русских школ, чем украинских школ на территории всей России.

«Поэтому, если по Российской Федерации циркулирует информация о гонениях на русский язык в Украине, это – прискорбно. Но мы живем в 21 веке, и я уверен, что думающие люди умеют читать “между строк”, даже если нет ни одной строчки правды в этих сообщениях», – уверен священник.

Отец Олег также особо отметил, что не хочет комментировать полемику, развернувшуюся в последнее время между иерархами различных конфессий, добавив, что не нужно привносить политику во взаимоотношения Бога и людей.

О Крыме и о россиянах

Представительницы украинской диаспоры Бельгии коснулись и темы аннексии Крыма. Анна Яворская считает, что в настоящее время вернуть полуостров под суверенитет Киева не представляется возможным.

«Но, я думаю, что когда Украина стабилизируется, и подпишет соглашение об Ассоциации с Европейским Союзом, у нас будет безвизовый режим, у нас появятся новые возможности, люди будут путешествовать, учиться в Европе. И тогда люди, которые голосовали за присоединение Крыма к России, убедятся, что Европа – это совсем не то, чем их пугали. И тогда у нас появится возможность вернуть Крым», – убеждена Анна Яворская.

Катерина Згаздань добавляет, что сейчас проблема Крыма несколько оттеснена ситуацией на Юго-Востоке Украины. Кроме того, положение дел усугубляется тяжелым состоянием украинской экономики. «Но мне кажется, что если в Украине все будет нормально, если экономика будет развиваться по европейским меркам и если будет уважение к правам человека, жители Крыма увидят, как хорошо живется в Украине. И если большинство крымчан заявят, что они хотят вернуться в состав Украины, я думаю, что такая возможность появится», – считает Катерина Згаздать.

Анна Яворская обратила внимание на то, что украинцы нередко обобщают в понятии «русские» и население России, и власти этой страны: «Но мы прекрасно понимаем, что есть народ, а есть – государство. Тем людям в России, которые переживают за Украину и борются за свои права, мы хотим передать большой привет и пожелать, чтобы они крепились, что они – действительно наши братья и сестры.

Тем, кто верит в пропаганду и защищает Путина и путинцев, я хочу предложить, чтобы они чаще задавались вопросами, и проверяли бы получаемую информацию. Может быть, им самим стоит приехать и своими глазами посмотреть, что такое Украина, и что там происходит. И еще я хочу сказать, что справедливость восторжествует, и что зло будет наказано».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG