Линки доступности

В бывших советских республиках помнят о 70-той годовщине нападения фашистской Германии на СССР

«Сегодня, 22 июня, в 4 часа утра, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбардировке города: Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и другие…» – семьдесят лет назад легендарный диктор Юрий Левитан сообщил советским гражданам о начале Великой Отечественной Войны.

Сегодня, как оказалось, не так-то просто оглянуться назад и дать четкий ответ о предыстории начала войны, ее неотвратимости и значении для ныне независимых республик страны, которая принимала Парад Победы в мае 1945 года на Красной площади в Москве. Во вторник в РИА «Новости» прошел видео-мост между столицами России, Украины и Молдовы. Во время этой дискуссии, за день до трагической даты, историки попытались объяснить, что является мифами, а что – правдой о начале Великой Отечественной.

Хотят ли русские войны…

Один из немногих тезисов, который объединил мнения докторов исторических наук, профессоров из Киева, Москвы и Кишинева был о том, что 22 июня 1941 года Германия начала «неспровоцированную агрессию» против Советского Союза. Далее мнения чаще расходились. Особенно в оценках того, кто ответственен за чудовищные человеческие потери во время войны; был ли Сталин недальновидным тираном или расчетливым главнокомандующим, незастрахованным, однако, от ошибок.

Доктор исторических наук, украинский профессор Петр Чернега сказал, что не может согласиться с выводами ведущей из московской студии о том, что чем дальше от начала войны, тем больше появляется мифов о причинах ее возникновения: «Это неправда. Чем дальше мы во времени, тем больше нам открывается истина. Война была мифологизирована еще Сталиным в своем начале. И продолжалось это все годы советской власти. Сегодня ученые и России, и Украины, и стран, которые стали независимыми государствами, делают все, чтобы действительно докопаться до страшной правды. А для нас она очень важна, так как за годы войны украинский народ потерял до пятнадцати миллионов человек», – утверждает Петр Чернега.

Он – единственный из всех участников дискуссии – прямо говорил о том, что в Советском Союзе до и после начала войны существовал «сталинский режим» и были чудовищные репрессии по отношению к своему народу. Генералиссимуса Иосифа Сталина доктор Чернега называет едва ли не главным ответственным за многомиллионные жертвы советского народа: «Был ли СССР готов к войне? Конечно, нет. Экономическая система хозяйствования была неэффективной. 55 тысяч руководящих военных кадров было репрессировано накануне войны. Была ли материально-техническая база у СССР для ведения войны? Да, была. На 22 июня 1941 в западных округах СССР было 9200 танков, Германия у границ Союза имела 2800 танков, личный состав Красной Армии в западных округах – 5,4 млн. человек, у Германии – 5,5 млн., самолетов у СССР – 8445, у Германии – 4650».

Победа на крови

Заведующий Центром истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН, профессор кафедры всемирной и отечественной истории МГИМО МИД РФ Михаил Мягков говорит, что только за первый месяц войны СССР потерял около миллиона человек. «Из них триста тысяч погибшими и умершими от ран. Семьсот тысяч – взятыми в плен. Никогда в истории мы не несли таких больших потерь!», – отмечает профессор Михаил Мягков. По его словам, документы подтверждают: Сталин знал о возможности нападения Германии на СССР во второй декаде июня 1941 года.

Но до последнего момента верховный главнокомандующий пытался убедить себя и своих генералов в том, что это нападение можно оттянуть: «Мы не были готовы к войне институционально. Перед началом войны у нас были созданы двадцать новых механизированных округов, но их не укомплектовали ни танками, ни личным составом. Это были аморфные соединения, которые готовы были погибать, но не побеждать в этой войне. На коренной вопрос – каким будет характер войны, у верховного главнокомандования не было ответа. Врага собиралась бить накоротке: отразить нападение в приграничной полосе и переходить в наступление через несколько дней. Это говорит о том, что в нашей стратегии был большой пропуск», – отмечает Михаил Мягков.

Снова о Львове

Дискуссия между историками приобрела политическую окраску, когда в студии РИА «Новости» показали кадры недавнего противостояния во Львове на 9 мая 2011 года. Тогда украинские националисты всячески противились возложению венков к могилам погибших солдат членами пророссийских патриотических организаций и ветеранами. «Не допускать людей к могилам, чтобы отдать должное погибшим, нельзя было. Но идти им нужно было к могилам не с символикой другого государства, с государственными символами другой страны – георгиевскими ленточками и красными флагами, которые недавно своим решением запретил конституционный суд Украины», – сказал профессор Петр Чернега. Он проводил параллели между тем, что Сталин и Гитлер по своей сути были диктаторами. А это значит, считает Петр Чернега, что символы тоталитарного прошлого неприемлемы для независимой Украины.

В российской студии этот ответ украинского профессора парировали, сказав, что «болезнь, которая поразила западно-украинскую интеллигенцию в 90-х [прошлого века – Т. Б.] и последующих годах, все еще остается, и даже прогрессирует». «Как можно ставить на одну плоскость советский режим и режим Гитлера? Советский режим выступает за интернациональную дружбу, за поддержку освободительного движения, за то, что каждый человек человеку – брат. Сравнивать с рабским режимом Гитлера, проповедовавшим избранность одной расы над другой?» – удивлялся профессор Михаил Мягков.

Еще один миф о том, что Германия лишь опередила СССР в нападении на себя, большинство историков отбросило, как не имеющий достаточных документальных свидетельств. Тем не менее, по словам доктора исторических наук Владимира Поливцева, для части историков Молдовы лето 1941 года трактуется совершенно по-другому, чем в России, Украине или Беларуси. «У части историков популярна версия о превентивной войне Гитлера против Сталина. Это позволяет снять ответственность с Румынии за ее соучастие в нападении на Советский Союз. Любой непредвзятый исследователь, анализируя события 1941 года, знает, что Красная Армия не планировала нападать на Германию, Сталин старался оттянуть войну максимум до 1942 года», – сказал в кишиневской студии Владимир Поливцев.

Спецрепортаж "70 лет назад, в 4 часа утра" читайте здесь

XS
SM
MD
LG