Линки доступности

Виолетта Волкова: «Где политика, там, к сожалению, законы не действуют»

  • Виктор Васильев

Сергей Удальцов

Сергей Удальцов

Адвокат считает обвинения в адрес Сергея Удальцова и его товарищей безосновательными

Помощнику лидера Левого фронта Сергея Удальцова Константину Лебедеву официально предъявлено обвинение. Об этом в четверг 18 октября сообщил представитель Следственного комитета России (СКР) Владимир Маркин.
«Лебедеву предъявлено обвинение по делу о приготовлении к организации массовых беспорядков», – сказал он.

Накануне стало известно, что против Удальцова, Лебедева и помощника депутата Госдумы от «Справедливой России» Ильи Пономарева Леонида Развозжаева возбуждено дело в связи с «приготовление к организации массовых беспорядков». Статья серьезная. Если суд сочтет доказанными обвинения, предъявленные оппозиционерам, им грозит от четырех до десяти лет лишения свободы.

О стремительно развивающихся в последние дни событиях корреспондент Русской службы «Голоса Америки» поговорил с адвокатом Сергея Удальцова и его соратника Виолеттой Волковой, участницей недавнего процесса по делу Pussy Riot.

«Голос Америки»: Насколько серьезны и основательны, на ваш взгляд, обвинения следственных органов в адрес ваших подзащитных?

Виолетта Волкова: Их побудительные мотивы для меня лично неясны. Единственное, что могу сказать – Лебедеву сегодня было официально предъявлено обвинение. Он сейчас находится в ИВС (Изоляторе временного содержания – «ГА»). Я как раз подъезжаю туда, чтобы принять участие в его судьбе.

«Г.А.»: Как вы думаете, Удальцову и его соратнику угрожают реальные сроки заключения?

В.В.: Думаю, да. Правда, нам сегодня сказали, что это предварительное обвинение. Но такова обычная практика. Наверняка статью не поменяют. Обвинения предъявлены слишком жесткие, и они абсолютно не соответствуют той фактуре событий, которые происходили. Я прекрасно понимаю, что Левый фронт и Сергей Удальцов, в частности, для власти как бельмо на глазу, от которого хочется избавиться. Вот из-за незначительного повода и раздули мыльный пузырь.

Мы уже видели одно такое дело – Pussy Riot, в котором не было абсолютно никакого состава преступления. Тем не менее, оно дошло до суда, и приговор по нему был подтвержден в суде второй инстанции. Поэтому, каким образом, в данном случае будут развиваться события – мне очень сложно сказать. Все прекрасно видят, что по политически мотивированным делам правосудие у нас фактически не действует.

«Г.А.»: Вы ожидали, что экспертное заключение по фильму «Анатомия протеста-2» будет дано столь быстро?

В.В.: А не было экспертизы. Дело в том, что она проводится только на стадии следствия. До следствия никакой экспертизы быть не может. Потому что нет возможности ее проводить. Было проведено лишь некое исследование, которое может быть совершенно поверхностным. Возможно, его всего час проводили, не знаю. Я его еще не видела, мне его не предъявляли. Могу тут только предполагать. Некий специалист сказал, что он считает, допустим, что отсутствует монтаж. И все. Но поскольку серьезной экспертизы, естественно, не было, именно это исследование легло в основу возбуждения уголовного дела.

«Г.А»: Каковы теперь ваши действия?

В.В.: Экспертиза еще только должна пройти. Ее назначает следователь. Когда это произойдет, не имею никакого понятия, не в курсе. Я даже не могу себе представить, будут ли нас в соответствии с законом своевременно уведомлять об этом следствие, чтобы мы могли задать свои вопросы. Например, в деле о Pussy Riot мы узнали о назначении экспертизы через неделю после ее проведения. Это нормально? Нет. Тем не менее, так и было.

Мы заявили о том, что это неправомерно, и что нужно проводить дополнительную экспертизу. Внесли необходимые ходатайства. Но они ни на стадии следствия, ни в суде не были удовлетворены. А суд второй инстанции сказал, что и следствие было проведено без нарушений закона, и в суде действовали правильно. Просто повожу параллели. Вот оно одно политическое дело, вот – другое. Когда дела политические, мы в принципе не можем говорить, что у нас есть правосудие. Есть определенный, назовем это так: «соцзаказ». И этот «соцзаказ» устанавливают следственные органы.

«Г.А»: Надо ли вас понимать так, что это дело следует рассматривать в контексте общей обстановки в стране?

В.В.: Сейчас власти пытаются сделать все, чтобы избавиться от оппозиции, от наиболее рабочей ее части. Наиболее рабочая ее часть – это ее лидеры. Посмотрите, сейчас возбуждены дела практически против всех лидеров оппозиции. И абсолютно все они идут фигурантами по «Болотному делу». В судебных органах такие дела обычно доводят до конца. Там, где политика, там, к сожалению, законы не действуют.

«ГА»: В СКР утверждают, что факт встречи в Минске Удальцова и его сподвижников с иностранными гражданами доказан…

В.В.: А причем здесь это? Вот вы на кухне разговаривали с соседями, этот факт доказан. И что? У нас скоро начнется то, что происходило в 37-м году и позже. Даже если они с кем-то и встречались, то их что – судить за это надо? Если молчать, то скоро у нас за политические анекдоты будут сажать. Это все не нормально. Но что имеем, то имеем.

«Г.А.»: Были ли подобные прецеденты в истории отечественной юриспруденции?

В.В.: Были – в конце 30-х годов. Изумительное время. Единственная разница: у нас сейчас восемь сотых процента оправдательных приговоров, а тогда был 21 процент.

Сам Сергей Удальцов в четверг объявил, что он и его сторонники не намерены сидеть сложа руки, а собираются провести серию пикетов напротив зданий столичного главка МВД и Следственного комитета РФ в поддержку задержанного накануне активиста Константина Лебедева.

«Надо бороться за освобождение Лебедева», – цитирует лидера Левого фронта «Интерфакс». О намеченных на 20 и 21 октября акциях в знак солидарности с Лебедевым объявил и Координационный совет оппозиции.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG