Линки доступности

Роскомнадзор против Twitter

  • Вадим Массальский

Можно ли запретами бороться с экстремизмом и ненавистью в социальных сетях?

Вадим Массальский: Сегодня вместе с нашими экспертами мы обсуждаем тему противостояния, которое разворачивается (причем не только в Интернете) между компанией Twitter и Роскомнадзором, потребовавшим закрыть доступ к нескольким аккаунтам «Правого сектора», которые, по мнению, российских властей, являются экстремистскими.

Как уже сообщала Русская служба «Голоса Америки», требование закрыть доступ к сайтам прозвучало на встрече главы Роскомнадзора Александра Жарова с вице-президентом Twitter Колином Кроуэлом, на которой они обсуждали новые правила регулирования Интернета.

В свою очередь представитель компании Twitter Ну Векслер в понедельник подтвердил, что участники встречи обсуждали новое законодательство, но добавил, что Twitter не соглашался блокировать дополнительные аккаунты в России. Этот спор остается в фокусе социальных медиа, и сегодня мы попросили прокомментировать ситуацию эксперта в области IT-технологий, вашингтонского правозащитника Ларри Полтавцева. Ларри, ваш прогноз, чем окончится этот спор компании Twitter и российских властей? И, на ваш взгляд, как эксперта, насколько правомочны и целесообразны подобные запреты?

Ларри Полтавцев: Я надеюсь, что этот спор ничем не закончится, потому как требование российских властей, мягко говоря, неправомерно. Дело в том, что перед тем, как требовать закрытия аккаунтов каких-либо, на их взгляд, экстремистских высказываний, им следует посмотреть, что делается в их стране. Например, посмотреть, что пишется на аккаунтах Милонова, что пишется на аккаунтах Энтео. Мы, например, обращали внимание Twitter и просили заблокировать эти аккаунты очень давно, потому что там люди призывают к тому, чтобы собирать флешмобы по избиению ЛГБТ-организаций или ЛГБТ-протестных акций. Милонов, например, совершенно открыто одобрил в Twitter кровавую бойню в Воронеже. И мы обратили внимание Twitter на это. Никакой реакции не последовало. Их аккаунты не были заблокированы. То же самое, достаточно посмотреть на деятельность так называемого профессора Дугина, которого до сих пор не уволили из МГУ за его открытые призывы, как он высказался, и это цитата: «Убивать, убивать и убивать украинцев».

Прежде чем это делать (блокировать аккаунты), нужно посмотреть в своей собственной стране: какого рода экстремистские заявления делают их официальные государственные лица. Такие, как Милонов. Не говоря уже о том, что сам Милонов сейчас является официальным представителем Донецкой народной республики, что на самом деле террористическая организация. И Спектрум Хьюман Райтс (Spectrum Human Rights) – наша правозащитная организация – мы направили открытое письмо в Министерство национальной безопасности (США), чтобы они обратили внимание на деятельность Милонова и добавили его в «черный список» на основании Закона о патриотизме (USA Patriot Act).

Вадим Массальский: Специалисты отмечают, что многие блокировки в сети сегодня можно успешно обходить. Но насколько это просто делать рядовому пользователю? И значит ли это, что тогда онлайн-запреты просто не имеют практического смысла.

Ларри Полтавцев: В большинстве случаев онлайн-запреты не имеют никакого смысла, потому что существует множество очень простых, рассчитанных на обычного пользователя инстументов, которые позволяют эти запреты обойти. Это и прокси-сервера и VPN solutions (технологии виртуальных частных сетей) – всевозможные решения, которые могут быть использованы для того, чтобы обойти подобного рода блокировки. Даже у Китая в общем-то мало получается запретить своим гражданам доступ к информации. И вообще, на мой взгляд, блокировать информацию неверно, неправильно и противоречит нормам прав человека.

Вадим Массальский: А сейчас на связи Нью-Йорк. Слово – директору архива Центра русской и украинской культуры Виктории Курченко. Виктория, ваше мнение, как можно бороться с эстремизмом и ненавистью в социальных сетях? И в целом, как бы вы охарактеризовали то, что происходит сегодня в русскоязычных и, наверное, украиноязычных социальных медиа: это информационная война или это остутствие какого-либо элементарной способности хотя бы слышать друг друга?

Виктория Курченко: Сейчас мы видим такое новое явление – это глубокое расхождение во взглядах, глубокое противостояние, как на индивидуальном уровне, так и на социальном. И с этим трудно не согласиться. Как с этим бороться, и что с этим делать? Ну, наверное, каждый из нас должен развивать такое понятие как толерантность и осмыслить, что это значит. Потому что другого пути я не вижу. Люди, получающие разную информацию и доверяющие разным источником, они практически не в состоянии договориться. Надо признать, что уже трудно кому-то кого-то убедить. Если уже сложилась определенная точка зрения. Поэтому надо развивать какую-то терпимость и понимание того, что перед тобой стоит другой человек, который точно также чей-то муж, отец, брат. И вот эту собственную агрессию надо как-то подавлять и сублимировать в какие-то практические вещи.

Вадим Массальский: Виктория, в последнее время вам лично приходилось исключать кого-то из списка друзей, что называется «отфрендивать» кого-либо в соцсетях?

Виктория Курченко: Да, были такие примеры. Я, например, очень откровенно переживаю, если мне вдруг пишут вот такие вещи экстремистского характера или откровенно оскорбления, я таких людей удаляю из своих друзей.

Вадим Массальский: Виктория, я посмотрел, что ваш сайт выходит на трех языках: английском, украинском и русском. А что вам удается сегодня делать, чтобы сохранить мостки взаимопонимания между русской и украинской диаспорами здесь, в Нью-Йорке, в Америке. И насколько это вообще сейчас реально сделать?

Виктория Курченко: Это была моя идея в самом начале, когда приехала в Нью-Йорк из Харькова, где я работала преподавателем новой и новейшей истории. Я попала в Украинский институт Америки и там познакомилась с богатейшим архивом украинской эмиграции. И моей идеей как раз стало постараться сравнить историю украинской и историю русской эмиграции в Америке с документами, с которыми я тоже не понаслышке была знакома. И вот эта идея объединить русскую и украинскую диаспору на уровне наших американских встреч – это вот то, что, мне кажется, было с самого начала актуальным. Не говоря уже о том, что происходит сегодня... И вот когда люди встречаются и обсуждают какие-то проблемы на профессиональном уровне, на уровне своих личных интересов, это создает поле взаимодействия, поле для обогащения культур. А это и есть основная цель нашей работы. А ведь мы еще включены в американскую жизнь, в американскюу культуру. Многие из нас чувствуют себя американцами. И вот то взаимодействие русской, украинской, американской культуры - это то поле смыслов, где мы работаем.

Вадим Массальский: Спасибо, Виктория, за участие в разговоре. Я знаю, что этом году ваш Центр готовит мероприятия, о которых мы еще сможем рассказать. Смотрите нашу программу «Поделись!» ежедневно по будням в 11 утра по Вашингтону или в 7 вечера по Москве. Оставайтесь с нами на сайте golos-ameriki.ru. Всего вам доброго!
  • 16x9 Image

    Вадим Массальский

    журналист, блогер, специализируется на теме американо-российских отношений

    Твиттер: @V_Massalskiy                                           Facebook: Vadim.Massalskiy

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG