Линки доступности

Две трети мировых лидеров завели микроблоги, но редко читают друг друга и вступают в диалог с другими пользователями

Twitter, сервис микроблогов, с помощью которого пользователи могут публиковать сообщения до 140 символов, все чаще используется в дипломатических целях. Такой вывод содержится в исследовании американскогоPR-агентства Burson-Marsteller. Этатенденция даже получила собственное название – твипломатия. Тем не менее, в агентстве считают, что хотя Twitter становится мощным дипломатическим инструментом, традиционную дипломатию он не заменит.

Эксперты Burson-Marsteller подсчитали, что две трети мировых лидеров завели аккаунты в Twitter, при этом некоторые из них приобрели огромную аудиторию подписчиков («фолловеров»). Так, президент США Барак Обама имеет более 17 миллионов фолловеров, а президент Венесуэлы Уго Чавес – более 3 миллионов.
«Если вы хотите использовать Twitter как инструмент вовлечения, то вам нужно, действуя через «широковещательный режим», выявить определенных людей и потом как-то попытаться завлечь их в другое место – Facebook, телефонный разговор через Skype…»

Лидеры твитят, но это не значит, что другие мировые лидеры их читают. Авторы исследования установили, что даже на аккаунт @BarackObama подписаны чуть более четверти мировых лидеров и правительств. Более того, президента США не фолловит даже Белый дом (@whitehouse), и лишь два мировых лидера фолловят Обаму взаимно.

Эта статистика привела агентство Burson-Marsteller к заключению, что твипломатия не способна заменить традиционную дипломатию.

С этим согласен Джеймс Карафано из Фонда «Наследие» (The Heritage Foundation).

«Твиттер никогда не подменит дипломатию, это просто чушь, – говорит он.– Если кто-то думает, что 140 символов позволят найти дипломатическое решение мировых проблем, то тогда у нас большая проблема. Twitter не создавался для дипломатии. Он даже не создавался для диалога».

В этом году Карафано издал книгу «Вики на войне. Конфликт в мире, опутанном социальными сетями» (Wiki at War:Conflict in a Socially Networked World).В ней он объясняет, как некоторые пользователи социальных медиа используют их для коммуникации в «широковещательном режиме», как он его назвал. В случае с Твиттером большинство мировых лидеров выдают массу твитов, но нечасто вступают в диалог с другими пользователями. По словам Карафано, подобная практика отличает коммуникацию через Twitter от истинной дипломатии, и этот интернет-сервис можно использовать только как вспомогательный дипломатический инструмент.

«Если вы хотите использовать Twitter как инструмент вовлечения, то вам нужно, действуя через «широковещательный режим», выявить определенных людей и потом как-то попытаться завлечь их в другое место – Facebook, телефонный разговор через Skype, куда-то еще, где общение может быть двусторонним», – продолжает Карафано.

Исследование показывает, что в то время как дипломатия продолжает адаптироваться к новым технологиям, мировым лидерам нужно найти более эффективные способы коммуникации через социальные медиа. И пусть твиты исчисляются десятками тысяч, традиционная дипломатия никуда не исчезнет.
XS
SM
MD
LG