Линки доступности

Адвокаты обвиняемого в бостонском теракте рассчитывают на длительный суд и раскол среди присяжных

На первом слушании по своему делу Джохар Царнаев не показал никаких эмоций, лишь иногда отрешенно оглядывался на пострадавших – они занимали 30 из 110 кресел в зале суда. В оранжевой робе, с загипсованной от кисти до локтя левой рукой и опухшей правой стороной лица, Царнаев, однако, улыбнулся на входе, а на выходе послал воздушный поцелуй своим сестрам.

Одетые в хиджабы, они прятали глаза за черными солнечными очками и пытались скрыть лица под натянутыми шарфами. Когда охранники уводили младшего брата из зала суда, одна из сестер зарыдала в голос. Весь процесс занял около 10 минут.

После процедуры, в ходе которой Джохар семь раз ответил «не виновен» на зачитанные ему обвинения, судья Марианна Боулер обратилась к присутствующим в зале пострадавшим с предложением высказаться. Никто не ответил. Они молча вглядывались в лицо 19-летнего иммигранта из России, обвиняемого в преступлении, навсегда изменившем их жизни.

Уже потом на выходе из здания суда, многие с костылями, некоторые в инвалидных колясках, они рассказывали, что были «шокированы равнодушием террориста».

«Он ни разу не посмотрел на нас, не проявлял эмоций, наоборот – выглядел скучающим», – сказал агентству «Рейтер» Питер Браун, два племянника которого остались без ног в результате взрывов на бостонском марафоне.

«Было очень тяжело там находиться, невыносимо грустно», – сказала журналистам 44-летняя Милдред Вальверде. Она потеряла слух, обе ее ноги все еще закованы в специальные железные скобы, женщина передвигается при помощью костылей. «Я не хочу для него смертной казни – это слишком быстро и легко. Пусть лучше он будет страдать всю жизнь», – сказала Вальверде.

Родные погибших при теракте не пришли на заседание.

Снаружи свое отношение к подсудимому выражали две очень разные группы людей.

Молча, почетным караулом стояли полицейские Массачусетского технологического института. На запястье каждого из них были черно-голубые браслеты с надписью MIT Police #179 – по номеру жетона их коллеги – 29-летнего офицера Шона Коллиера, в убийстве которого обвиняются братья Царнаевы.

«Я не умею читать мысли, но он не показался даже слегка тронутым происходящим, не то что испытывающим сожаление или раскаяние», – сказал журналистам шеф полиции МТИ Джон Дифава после выхода из зала суда.

Другая группа была не такой молчаливой – около 30 молодых людей – сторонники невиновности Джохара Царнаева и версии о «заговоре ЦРУ» стояли с плакатами, призывающими «освободить Джохара!» и в майках с его фотографией. На майках некоторых девушек рядом с фото Царнаева было написано «Освободите льва». Эти люди приехали из разных штатов США – от Калифорнии до Вашингтона.

Они охотно раздавали интервью, в которых объясняли свою веру в невиновность Джохара Царнаева. «Потому что у них нет ни одного веского доказательства того, что он положил рюкзак с бомбой на финишной линии марафона» звучало рядом с «Потому что он такой хорошенький!».

«Вы просто отвратительны! Вы, что не слышали, что убиты люди?» – бросил в толпу сторонников прохожий.

Полное отрицание своей вины по всем пунктам было единственным шансом для защиты избежать смертного приговора, заявляют американские правоведы.

Признание означало бы, что процесс закончился бы тут же, и слово было бы за присяжными. Хотя в штате Массачусетс смертная казнь запрещена, Царнаева судит федеральный суд, то есть смертный приговор для него остается реальной перспективой – по 17 из 30 пунктов предъявленного ему обвинения допускается высшая мера наказания.

Отрицая свою вину, Джохар Царнаев дал своим защитникам шанс на длительный процесс и попытку повлиять на мнение присяжных заседателей, раскол среди которых по закону уже означает невозможность смертного приговора – решение о казни должно быть единогласным.

Следующее заседание суда назначено на 23 сентября, обвинение намерено допросить от 80 до 100 свидетелей и пострадавших. Ожидается, что суд продолжится не менее четырех месяцев.

Статья написана по материалам «Ассошиэйтед пресс», «Рейтер», Boston Herald и New York Daily.
  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG