Линки доступности

Президент Трамп распорядился собирать данные о преступлениях, совершаемых иностранцами, но некоторые эксперты опасаются, что этими данными будут манипулировать в политических целях

ВАШИНГТОН – Среди положений двух указов президента Дональда Трампа по иммиграционным вопросам можно найти распоряжения о сборе информации о предполагаемых угрозах, исходящих от иностранных гражданах, находящихся в США.

Согласно этим указам, новая информация повлияет на политические решения, которые, как утверждает президент, будут приниматься для защиты национальной безопасности.

Представляется, что сбор данных является частью попыток президента и членов его команды установить связь между проживающими в стране иностранцами с преступностью, несмотря на свидетельства, говорящие, что такой связи нет. Эти попытки начались, когда Трамп только вступал в борьбу за Белый дом. Сбор данных также проводится на фоне растущей озабоченности ненавистью и предубеждениями, которые стали усиливаться после избрания Трампа президентом.

Подписанный несколько дней назад новый указ временно приостановил прием в страну беженцев и выдачу американских виз гражданам шести стран с преимущественно мусульманским населением. Заменив предыдущий указ, новый документ также содержит дополнительные и далеко идущие требования по сбору данных об иностранцах в стране, причем среди них могут оказаться люди, которые не осуждались за совершение преступлений, и которым даже не предъявлялись обвинения.

Первые отчеты об использовании этих данных не будут публиковаться несколько месяцев, но у некоторых экспертов по иммиграционной политике есть опасения по поводу того, как будет собираться и представляться эта информация, учитывая избирательное и иногда ошибочное, по их мнению, использование данных представителями администрации.

Критики администрации говорят, что они уже видят признаки неправильного использования аналогичных данных с целью оправдания спорных политических инициатив.

Например, когда 6 марта было объявлено о новых ограничениях на въезд в США, многие сотрудники администрации ссылались на недавно обнародованную информацию о том, что ФБР проводит расследования о связях с терроризмом в отношении 300 беженцев, принятых в США.

Ссылаясь на тайну расследования, официальные лица отказались предоставить «Голосу Америки» и другим журналистам дополнительную информацию и контекст, в котором возникла эта цифра, что немедленно породило сомнения у исследователей.

«Мы даже не знаем, что это в точности значит. Какого рода расследования? На какой они стадии? Они просто выдали случайное число, чтобы напугать людей», – говорит эксперт по иммиграционной политике в Институте Катона Алекс Наурасте.

«Их комментариев достаточно, чтобы представить политический аргумент, но недостаточно, чтобы дать общественности информацию, которая нужна, чтобы оценить выдвигаемые претензии», – добавляет он.

Наурасте проанализировал девять баз данных и документов и по итогам своей работы в прошлом году выпустил доклад о связи иммиграции и терроризма, в котором данные разбиты по категориями виз. Он обнаружил, что в период с 12 сентября 2001 года по 31 декабря 2015 года пять террористов, родившихся за рубежом, убили 24 человека на территории США, в то время как в результате атак уроженцев США и лиц с неизвестным гражданством погибли 80 человек.

Цель – прозрачность?

Распоряжение о сборе новых данных об иностранцах содержится в разделе 11 указа Трампа и носит широкий характер.

Оно предусматривает публикацию регулярных – каждые шесть месяцев – отчетов о количестве иностранных граждан, обвиненных или осужденных за преступления, «связанные с терроризмом» – довольно нечеткий термин, как указал Наурасте в своем докладе. В соответствии с указом, министерство внутренней безопасности и министерство юстиции должны представлять отчеты о «радикализации». При этом в документе не уточняется, что под этим понимается.

Минюст не ответил на запрос «Голоса Америки» о прояснении определений указанных терминов.

Указ также содержит распоряжение о сборе статистики по лицам, которые оказывали «материальную поддержку» террористическим группировкам. Это – довольно широкая категория, которая может включать людей, оказывавших такую поддержку под принуждением, или людей, которые сами оказались жертвами террористов, например, сирийцев, проживавших на территориях, подконтрольных «Исламскому государству». Также будет собираться информация о насилии в отношении женщин, совершаемом иностранцами, включая так называемые «убийства чести».

«Этот раздел говорит нам, из чего исходит Трамп, – говорит глава Комитета США по делам беженцев и иммигрантов Лавиния Лимон. – Он считает, что с этими людьми что-то не так. Это очень стереотипный взгляд, и это очень печально».

Критики Трампа усматривают в распоряжении о сборе данных часть более широких действий, направленных против иммигрантов. Сторонники иммиграционной политики Трампа с этим не согласны. По их мнению, Белый дом просто пытается предоставить американцам достаточно информации, чтобы они могли принять решение по поводу политики, которая позволит поддерживать их безопасность.

«Мне кажется, что цель всего этого – прозрачность, – говорит Розмари Дженкс из организации Numbers USA, выступающей за сокращение числа иммигрантов. – Больше информации – это всегда лучше, на мой взгляд. В этом вся Америка – больше информации, больше дебатов».

Дженкс выступает за еще более обширный сбор данных, чем предлагает Трамп. Она считает, что необходимо раздельно учитывать акты терроризма и преступления, совершаемые детьми иммигрантов, и детьми в семьях, которые проживают в стране дольше.

«Если иммигранты в пятом или шестом поколении становятся террористами – это одно, а если это нынешние иммигранты или их дети – это другое, и рассматривать эту проблему нужно по-разному», – говорит она.

Негативный контекст

Если бы Трамп просто призывал к совершенствованию сбора данных, то аналитики, вне зависимости от их политических предпочтений, только обрадовались бы, учитывая, что статистику, относящуюся к некоторым элементам иммиграционной системы, крайне сложно раздобыть.

Но Трамп с первых дней его администрации сосредоточился на уроженцах других стран, что стало продолжением его предвыборной кампании, в которой тема иммигрантов и беженцев последовательно и неоднократно подавалась в негативном ключе.

Из-за такого контекста критики крайне скептично относятся к пояснениям, почему президенту потребовались дополнительные данные, и предполагаемому использованию этой информации.

«Сначала вводится запрет на въезд, а потом создается механизм создания фактов, которые его оправдают», – говорит иммиграционный адвокат из Большого Вашингтона Хассан Ахмад, который ранее возглавлял Ассоциацию мусульманских адвокатов столичной территории.

«Каким образом? – спрашивает он и тут же отвечает. – Через публикацию регулярной иммиграционной статистики, и ее объединением с отчетами о преступлениях террористической направленности, совершаемыми уроженцами других стран с фокусом на мусульманах».

«Со временем будет создан альтернативная фактологическая интерпретация, которая, как надеется администрация, сможет выдержать претензии правового характера», – резюмирует Ахмад.

Новым ограничениям на въезд предшествовал январский указ, который не только пересматривал принципы депортации, но также содержал распоряжение о сборе данных о преступлениях, совершаемых иммигрантами в «городах-убежищах», о «последствиях виктимизации со стороны преступников-иностранцев, находящихся в США», а также об иммиграционном статусе взятых под стражу или осужденных иностранцев.

Тот указ также подвергся широкой критике.

«Нам нужен сбалансированный политический анализ для более эффективного применения внутреннего законодательства, а не для разжигания страстей с помощью селективного представления данных или отдельных казусов», – говорит эксперт в области иммиграционной политики, бывший сотрудник органов внутренней безопасности Дэвид Мартин в своем анализе президентского указа.

Трамп не единственный, кто пытался увязать иммиграцию и преступность. В 1931 году Национальная комиссия по соблюдению и применению законов подготовила правительственный доклад, в котором указала, что предпринимавшиеся на протяжении многих десятилетий попытки связать иностранцев – будь то итальянцы, евреи, немцы или японцы – с социальными проблемами не были основаны на фактах.

«Статистика никогда не оправдывала подобные предположения, а самая свежая официальная статистика не дает основу для подобных обвинений», – говорилось в докладе.

Многочисленные научные исследования не находят корреляции между ростом иммиграции и ростом преступности.

По данным журнала Scientific American, хотя авторы отдельных исследований находят корреляцию между иммиграцией и уровнем преступности, в два с половиной раза больше работ демонстрируют, что с ростом иммиграции преступность сокращается.

«Наиболее распространенный вывод состоит в том, что иммиграция никак не влияет на преступность, – сообщили журналу несколько криминологов, ссылаясь на многочисленные отчеты. – Что же мы имеем в итоге? Мы не обнаружили никаких свидетельств, что иммиграция приводит к увеличению числа преступлений, а, возможно, напротив, сокращает их».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG