Линки доступности

Комментаторы соглашаются, что военный бюджет США будет увеличен, но расходятся в перспективах отношений Вашингтона и Москвы

МОСКВА – Выступление президента США Дональда Трампа с обращением к Конгрессу политические комментаторы в Москве ожидали со следующими вопросами: будет ли упомянута Россия, если будет, то в каком ключе, что будет сказано о НАТО, и обнародует ли американский лидер планы по увеличению военного бюджета страны, ранее появившиеся в виде бюджетных проектировок команды Трампа в американских медиа.

Дональд Трамп слово «Россия» не произнес ни разу, и лишь его фразу о том, что «Америка настроена искать новых друзей и наладить новые партнерские отношения в тех областях, где интересы пересекаются», можно с натяжкой отнести к Москве – именно в отношении России Трамп и госсекретарь США Рекс Тиллерсон ранее говорили нечто похожее.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков в среду прокомментировал выступление Дональда Трампа сдержанно: «Мы исполнены терпения, ждем, когда за заявлениями последуют какие-то действия, которые дадут понять, на что нам следует и можно ориентироваться в плане перспектив российско-американских отношений».

Объявления точной цифры, на которую увеличится финансирование обороны, не состоялось, но это не означает неясности с повышением оборонных расходов как таковых, считают комментаторы в Москве, которые ответили на вопрос Русской службы «Голоса Америки» об их впечатлении от первого обращения Дональда Трампа к Конгрессу в качестве главы государства.

Константин Косачев: Трамп был в речи осторожен, он меняет стиль поведения

Председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев в интервью «Голосу Америки» говорит, что увидел в поведении Трампа во время обращения много нового: «Выступление довольно существенно отличается от того, что мы привыкли слышать от Трампа. Он был значительно более осторожен, значительно более обтекаем в своих формулировках.

У меня есть ощущение, что он меняет стиль своего поведения, он старается понравиться не определенной группе избирателей, а как можно большему числу слушателей. Он говорит вещи, которые от него ждут, в которых он, может быть, сам еще некоторое время назад сомневался. Мне кажется, что он начинает делать выводы из своего не очень длительного опыта президентства, когда ставка на конфронтацию с несогласными и попытка навязать свою точку зрения выявила для Трампа значительно больше проблем, чем принесла решений».

Российский высокопоставленный политик не расстроен тем, что Трамп не упомянул Россию: «Я надеюсь, это является признаком того, что российская политика Трампа пока еще находится в стадии формирования, что эта стадия будет квалифицированной и, в конечном итоге, продуктивной. Хотелось бы в это верить, что проходит время каких-то лозунгов, часто противоречащих друг другу, что будет выстраиваться некая более долгосрочная стратегия и во внешней политике в целом, и на российском участке этой политики в частности».

Константин Косачев предполагает, что на базе того, что президент США заявил в своей речи, можно будет строить и новые отношения с Москвой: «Я подозреваю, что он будет готов выстраивать свои отношения с внешними партнерами без излишней идеологизации, не разделяя их на заведомых союзников и заведомых противников, а в каждом случае взвешивая все «за» и «против» с точки зрения того, как это затем отразится на реализации его программы внутри страны: позволит ли это создать новые рабочие места, позволит ли это сократить государственный долг, и так далее.

Он предпочтет потратить деньги на поддержку оборонного комплекса внутри страны, нежели на иллюзорное формирование круга стран-союзников с искусственно поменянными там режимами. Это прагматизм, который, на мой взгляд, создает определенные надежды на то, что с Трампом можно будет о чем-то договариваться».

Парламентарий был удивлен тем, что параметры увеличения военных расходов Трамп в речи не назвал: «Я ожидал, что это произойдет. Видимо, это вопрос тактики. Он предпочитает эту тему озвучивать в другом месте и на другом уровне. Вот и все. Но то, что он от нее не отступит, у меня нет сомнений».

Восторг в Москве по поводу того, что Трамп стал президентом, в настоящее время почти сошедший на нет, Константин Косачев объясняет «от противного»: «Эта реакцию на исход американских выборов, скорее, это было удовлетворение тем, что не одержала победу госпожа Клинтон. Здесь действительно были очень серьезные опасения, что ее победа либо ничего не изменит, либо приведет к дальнейшей деградации российско-американских отношений.

Надеяться, что называется, было не на что. А победа Трампа хотя бы создала некое пространство для надежды. Мы внимательно следим за событиями. Мы ожидаем, как они будут развиваться, не преувеличивая значимости нового президента для российско-американских отношений, но в то же время и не теряя надежду на то, что хоть что-то, но может измениться к лучшему».

Константин Эггерт: Трамп может поставить Москву перед неприятным выбором

Эксперт по международным отношениям, обозреватель Deutsche Welle Константин Эггерт считает, что Дональд Трамп остается вполне привержен своим заявленным еще в ходе кампании приоритетам: «Следует отметить, что он сохраняет верность своим предвыборным обещаниям в том, что касается, например, иммиграции, безопасности, повышения военных расходов, на внешнем контуре – соревнование или даже противостояние и с Китаем, и Ираном, поддержка Израиля. Но конкретный метод воплощения этих обещаний пока не до конца определен, а кое-что будет подвержено изменениям из-за той резкой реакции, которую, например, вызвал антииммиграционный указ Дональда Трампа в январе».

Константин Эггерт также полагает, что отсутствие в речи Трампа слов о повышении расходов на оборону не означает, что президент США отказался от этого намерения: «Трамп будет повышать военные расходы. Просто Конгресс уже посчитал предложенное увеличение недостаточным: сенатор Маккейн сказал, что не будет рекомендовать своему комитету голосовать за такое, с его точки зрения, мизерное повышение. Для того чтобы представить, какие-то обновленные предложения, очевидно, надо придумать, где еще сократить. Но я абсолютно убежден, что Трамп будет увеличивать военные расходы в какой-то момент».

Эксперт говорит, что какие-то моменты внешней политики Трампа Кремлю могут понравиться: «Его политика в чем-то, наверное, сегодняшнее российское руководство устроит. Очевидно, что для Трампа не очень важны такие вещи как права человека, скажем, и разного рода элементы, связанные с политической демократией в других странах. Он открыто заявляет, что не собирается учить других, как им жить».

Однако даже уже сделанные новым президентом США заявления, говорит Константин Эггерт, не обещают России ничего позитивного: «Его заявления о поддержке НАТО, его намерения быть жестким с Пекином и Тегераном – это все вещи, которые Москву либо не могут обрадовать, либо могут поставить ее перед очень неприятным выбором, особенно в том, что касается отношений в треугольнике Москва-Тегеран-Вашингтон и Москва-Пекин-Вашингтон. Здесь Трамп или Вашингтон трамповский могут либо попросить Россию присоединиться к проведению более жесткой линии в отношении Ирана и Китая, либо же предложить отойти в сторону. Ни то, ни другое для Москвы неприемлемо».

«Судя по всему, отношения с Россией не будут приоритетом для Дональда Трампа, даже если он найдет общий язык с Путиным по Сирии. Если Москва в той или иной степени окажется на пути у Вашингтона, на пути у Трампа в воплощении его политики, вот здесь последствия могут быть крайне неприятными для Кремля», – делает вывод Константин Эггерт.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG