Линки доступности

Клинтон, Трамп и проблема терроризма: жесткость заявлений и разные подходы


Дональд Трамп и Хиллари Клинтон

Дональд Трамп и Хиллари Клинтон

Эксперты анализируют предложения кандидатов в президенты по борьбе с террором

ВАШИНГТОН – На фоне растущей встревоженности общественности по поводу терроризма кандидаты в президенты Хиллари Клинтон и Дональд Трамп пытаются представить себя сторонниками жесткой линии в вопросах национальной безопасности.

Для Трампа это означает твердую позицию по проблемам иммиграции – «горячей темы» в кампании, которая стала доминирующей в дебатах о терроризме.

Трамп больше не выступает со спорными предложениями о запрете на въезд мусульман в США, которые он выдвинул после терактов в Париже в ноябре прошлого года.

Вместо этого он говорит о «тщательнейшей проверке» иммигрантов из мусульманских стран для ограждения страны от террористов.

Он также выступает против приема беженцев из Сирии и предупреждает, что план Клинтон довести их число до 65 тысяч может привести к появлению «троянского коня» террористов на американской земле.

«Подождите, и вы увидите это в ближайшие годы», – сказал он зловеще на последних президентских дебатах на прошлой неделе.

Клинтон осудила призыв Трампа запретить мусульманам въезд в страну, но ее план предусматривает «скрупулезные проверки» беженцев из Сирии и других стран.

«Я не позволю, чтобы в нашу страну въезжал кто-то, представляющий опасность для нас», – сказала она в ходе вторых президентских дебатов.

Но теперь, когда Трамп больше не выступает за запрет на въезд мусульман, некоторые люди считают, что разница между двумя кандидатами «не столь велика», говорит Майкл О'Хэнлон, старший научный сотрудник в вашингтонском Институте Брукингса.

Защита страны

Опасаясь подъема доморощенного терроризма, оба кандидата призывают к усилиям по пресечению радикализации мусульман в стране.

Трамп говорит, что хочет создать «Комиссию по радикальному исламу», которая будет «выявлять в нашем обществе сети, поддерживающие радикализацию».

В адрес Трампа звучат обвинения, что его антимусульманская риторика способствует росту преступлений на почве ненависти, направленных против американских мусульман. На дебатах прошлой неделе он признал, что исламофобия представляет собой проблему. Вместе с тем, отвечая на вопрос американского мусульманина, он сказал: «Мусульмане должны сообщать о проблемах, когда они их замечают. Если они не хотят этого делать, то наша страна оказывается в очень сложной ситуации»

Клинтон видит в американских мусульманах, которые склонны поддерживать демократов, важную составляющую в защите страны от доморощенного терроризма. В ходе кампании она встречалась с лидерами мусульманской общины.

«Эти американцы, возможно, являются нашей первой, последней и лучшей линией обороны против доморощенной радикализации и терроризма», – сказала она в декабре прошлого года.

Среди прочего ее «Всеобъемлющий план по борьбе с ИГИЛ и угрозой радикального джихадизма» призывает к «активизации разведывательной работы», чтобы правоохранительные органы получили преимущество в выявлении и пресечении террористических заговоров, а также созданию «рабочей группы по «одиноким волкам» для выявления и пресечения деятельности отдельных приверженцев радикальных взглядов.

Борьба с «Исламским государством»

В целях борьбы с «Исламским государством» и Клинтон, и Трамп выступают за сотрудничество с коалицией европейских и ближневосточных стран, использование беспилотников и сил специальных операций против объектов террористической группировки в Ираке и Сирии, а также за создание бесполетной зоны на севере Сирии.

Но у них есть разногласия по другим вопросам. В частности, Клинтон хочет вооружить сирийских повстанцев, сражающихся с режимом президента Башара Асада, против чего выступает Трамп. С другой стороны, Трамп поддерживает усиление военного присутствия на местах. Клинтон выступает против отправки сухопутных войск.

О'Хэнлон говорит, что и Клинтон, и Трамп «считают, что им нужно делать немного больше, чем Бараку Обаме», но «никто из них не хочет большого военного вмешательства».

Но специалист по терроризму Макс Абрамс считает, что разногласия между кандидатами на самом деле более глубокие, чем многие полагают, и они объясняются тем, как каждый из них рассматривает само явление терроризма.

Клинтон, по мнению Абрамса, является сторонником «модели обиды», предполагающей, что источником терроризма является чувство несправедливости.

В отличие от нее Трамп склоняется к «модели возможностей», согласно которой терроризм процветает в условиях, где есть возможности для его роста, поясняет эксперт.

Смена режима

По мнению Абрамса и других критиков, Клинтон является неоконсерватором, внешнеполитическим «ястребом», поддерживающим применение силы для свержения недемократических режимов и установления демократий на их месте.

«В каждом случае смены режима, в Ираке, Сирии и Ливии, Хиллари была гораздо большим сторонником смены режима, чем Дональд Трамп», – говорит Абрамс, профессор политологии в Северо-Восточном Университете в Бостоне.

Но О'Хэнлон не согласен с тем, что Клинтон поддерживает доктрину «смены режима», как инструмента американской внешней политики.

«Клинтон никогда не была большим энтузиастом, даже когда голосовала за войну в Ираке», – говорит О'Хэнлон, добавляя, что хотя она поддерживала свержение ливийского диктатора Муаммара Каддафи, она не была столь рьяным сторонником смещения Хосни Мубарака в Египте.

Со своей стороны, Трамп считает, что явная склонность Клинтон к «формированию государственности и сменам режима» является причиной нестабильности на Ближнем Востоке. В своих заявлениях Трамп дошел до того, что обвинил Клинтон и Обаму в «создании» группировки «Исламское государство».

Клинтон выразила сожаление по поводу своего решения голосовать за вторжение в Ирак в 2003 году, но продолжает поддерживать военное вмешательство США в Ливии в 2011 году.

Комментируя заявления Трампа, что ее решения привели к нестабильности, она заявила в ноябре прошлого года, что «пока до конца не ясно, к чему, в конце концов, придет ситуация» в этих странах.

Возможно, Ближний Восток был далек от того, чтобы считаться оазисом стабильности в 2009 году, но «многие политики променяли бы нынешнюю ситуацию, которая в некоторых случаях граничит с анархией, на диктатуру определенных людей, которые, по общему признанию, были очень одиозными личностями», считает политолог Колин Кларк из корпорации RAND.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG