Линки доступности

Россия и США: две трагедии в сентябре

  • Инна Дубинская

Алекс Голдфарб

Алекс Голдфарб

Алекс Голдфарб, соавтор книги об Александре Литвиненко, глава международного Фонда гражданских свобод, штаб-квартира которого находится в Нью-Йорке, сравнивает сентябрьские теракты в России и США.

Инна Дубинская: Усвоены ли сентябрьские уроки взрывов домов в России в 1999 году и атаки на Америку в 2001 году?

Алекс Голдфарб: Что касается взрывов в Москве, то за 10 лет страх несколько видоизменился. Раньше он был, в основном, по поводу чеченцев, поскольку большинство населения получало информацию по радио и телевидению. Собственно, этот страх и стал причиной второй Чеченской войны. Сейчас ситуация несколько другая. Все больше людей и в России, и в особенности за границей, где нет ограничения на информацию, начинают задавать вопрос: а чеченцы ли это были? Версия, о которой говорят все чаще – это версия, согласно которой российские спецслужбы устроили эти взрывы для того, чтобы спровоцировать новую войну в Чечне.

И.Д.: Вас это тревожит?

А.Г.: Скорее – печалит, потому что страна, где у власти стоят люди, в отношении которых есть реальные подозрения в том, что они совершили массовое убийство, обречена на моральную деградацию. В случае любой серьезной проблемы или испытания – экономического, природного или, не дай Бог, военного – такой режим просто лопнет, и власть рассыплется. Если говорить в историческом контексте, то вспомните Бориса Годунова.

И.Д.: И в России, и в Америке теракты произошли в сентябре. Сопоставимы ли эти события?

А.Г.: И да, и нет. С одной стороны, взрывы домов в России и 11 сентября в Америке и для того, и для другого народа открыли век террора. Вскоре после терактов Америка начала войну и Россия начала войну. В этом смысле события в России и в США сопоставимы. Но они не сопоставимы в других отношениях. Дело о взрывах в Америке, в общем-то, расследовано до конца, и всем известно кто и почему это сделал. Выявлены и названы виновные в халатности и невнимании к сигналам о подготовке террористов к совершению этих злодеяний. Что касается взрывов в России, то это дело было положено под сукно. Оно все 10 лет является страшной тайной нынешнего режима. Каждый, кто пытался расследовать это дело и всерьез разобраться в этой истории, вместо всенародной славы, – как это было в Америке, где независимая Комиссия по расследованию 11 сентября была очень важной и влиятельной, – эти люди в той или иной мере плохо кончили. Убит Сергей Юшенков, который организовал в свое время независимую комиссию по расследованию взрывов домов. Отравлен Юрий Щекочихин. Убита Анна Политковская. Маргинализированы многие тогдашние депутаты Думы, которые задавали эти вопросы. Теперь они уже не депутаты. И самым вопиющим событием, которое последовало за взрывами домов, стало убийство Александра Литвиненко в Лондоне. Что касается адвоката Михаила Трепашкина – «последнего из магикан», который пытался расследовать это дело и нашел очень важные веские доказательства в пользу того, что за взрывами, возможно, стоит ФСБ, то он, как известно, за это угодил в тюрьму на четыре года.

Очень важно сказать, что и в отношении 11 сентября в Америке в Интернете идут разговоры о том, что, мол, ЦРУ каким-то образом устроило эти взрывы в США. В русских блогах пишут, что мы же верим в причастность ЦРУ к этим терактам, почему же мы не верим, что ФСБ устроила взрывы в России. Так вот, разница заключается в том, что в Америке все действительно расследовано до конца. Можно сказать, что зубочистками и кисточками разбирали каждый камешек в развалинах Всемирного торгового центра и Пентагона, в то время как в России все дело засекретили, никто его всерьез не расследовал, развалины домов сравняли с землей.

И.Д.: Какие вопросы остаются без ответа?

А.Г.: Первый вопрос, конечно, связан с известной историей в Рязани, когда милиция поймала с поличным сотрудников ФСБ во время закладки взрывчатки в подвал жилого дома. Видимо, это был гексоген, судя по тому, что тогда говорили взрывники. Это первый важный факт. Второй важный факт – это раскрытая Трепашкиным история о том, как первоначальный фоторобот террориста, составленный по показаниям свидетелей, был заменен под давлением следствия, и вместо него в деле появилась фотография чеченца Гочияева, которого, как говорят свидетели, они никогда не видели. А тот фоторобот, который первоначально составлен по горячим следам милиции, - он был опознан. Как разузнал Трепашкин, это известный оперативник ФСБ по имени Владимир Романович, который вскоре после этого погиб на Кипре. Так что эта история с подменой материалов в деле о расследовании взрывов домов очень серьезно указывает на то, что не все там чисто. И наконец – тот факт, что все, кто пытался расследовать это дело, один за другим были нейтрализованы.

И.Д.: Чем это чревато?

А.Г.: Что касается Америки, то истрачены огромные суммы и принято множество мер, чтобы угроза террора извне не повторилась. В России ситуация совершенно другая. Судя по всему, угроза исходила изнутри, от своих собственных спецслужб. Тут как раз ничего не сделано. С другой стороны, это было не тотальное объявление войны России, а разовая акция власти. Которой нужно было себя укрепить и посадить на трон своего человека. Повторится этот или нет? Скорее всего – повторится в той или иной форме в отсутствие демократии, когда нет механизма цивилизованной преемственности власти. В этот раз обошлось без крови: просто взяли и назначили преемника. А что будет в следующий раз, когда надо будет менять администрацию? Нужно ли будет прибегать к таким крайним мерам? Или можно просто с помощью телевидения запудрить населению мозги и посадить своего человека? Это мы сказать не можем.

XS
SM
MD
LG