Линки доступности

Чарльз Томпсон: новое рождение легенды

  • Кристина Крутилина

Чарльз Томпсон: новое рождение легенды

Чарльз Томпсон: новое рождение легенды

Московская галерея «Победа» на Красном Октябре открыла первую в России персональную фотовыставку Чарльза Томпсона под мистическим названием «Сирин и Алконост».

Чарльз Томпсон, известный нью-йоркский арт-фотограф, начинал свою карьеру в этнографическом журнале Colors. Впоследствии его работы не раз появлялись в таких заслуживших модную славу изданиях, как Vogue, Esquire, L’Officiel, The New York Times. Сейчас Томпсон живет на два города: Нью-Йорк и Москву. Именно частые посещения России и интерес к русской культуре определили тему новой серии работ фотографа.

В русских средневековых легендах Сирин и Алконост – мифические существа, магические создания, полуженщины-полуптицы, которые своим прекрасным пением утешают святых. Однако мифы также гласят, что чудесный голос райских птиц мог так заворожить мужчин, что те забывали свои семьи и дома, теряли рассудок, следовали за птицами на край земли и там умирали от изнеможения. Предание о Сирине и Алконосте было популярным мотивом в крестьянском искусстве 16 века.

Томпсон признается, что впервые узнал об этих существах из книги о древнерусских традициях в искусстве и костюме: «Для меня миф о Сирине и Алконосте воплощает в себе страстное желание уйти от ограничений, которые мешают человеку войти в царство чистой силы, красоты и безграничных возможностей. Безусловно, Сирин и Алконост – символы женской красоты и интеллекта, но в то же время они олицетворяют что-то универсальное, вселенское. Это стремление к метаморфозам, к тому, чтобы стать чем-то необыкновенным, вероятно, разделяет все человечество».

По мнению фотографа, такое стремление к невероятному, новому, волшебному ярче всего выражено именно в русском балете. По этой причине балерины на его снимках запечатлены именно в тот момент, когда вся их сущность находится уже в состоянии полета, когда открывается проход между двумя мирами: человеческим и сверхчеловеческим. Интересно то, что в съемках принимали участие не модели, а настоящие балерины театра им. Немировича-Данченко и студентки хореографического училища при Большом театре.

Необходимо отметить, что экспозиция удачно оформлена: фотографии развешаны таким образом, что при входе в зал действительно создается впечатление, что танцующие девушки кружат вокруг зрителя, уговаривают его, куда-то зовут. Усиливает это ощущение и тот факт, что на всех двенадцати снимках отсутствуют привычные ориентиры – пол, потолок, стены – таким образом, балерины не ограничены пространственными рамками, они абсолютно свободны в своем танце.

Корреспондент «Голоса Америки» попросила одну из посетительниц выставки – Анну, художницу по костюмам, поделиться своим мнением о новой экспозиции. «Меня восхищает то, как Томпсон добился такой двухмерности, двусмысленности, – говорит Анна. – С одной стороны, тонкие линии, ломаные движения, белоснежные юбки, почти прозрачные руки, нежные шеи – легкость и кажущаяся хрупкость. А с другой стороны, опасные и хищные взгляды, бесстрашные прыжки, натянутые мышцы – видны все усилия, вся воля, которые нужны для этого полета. Мне вообще импонирует идея реинкарнации древних мифов в современном искусстве, тем более что Томпсон так точен в своей интерпретации. Ведь Сирин и Алконост – полуптицы-полуженщины, и действительно: на первый взгляд, на фотографиях изображены совершенно неземные создания, но, приглядевшись внимательно, можно рассмотреть волоски, родинки и морщинки».

У московских ценителей фотоискусства есть шанс составить собственное мнение об экспозиции – выставка будет открыта до 31 января.

Новости культуры читайте зедсь

XS
SM
MD
LG