Линки доступности

Западные эксперты о «ядерной риторике» Москвы

Заявление Владимира Путина о 40 новых межконтинентальных баллистических ракетах вызвало не тот резонанс, на какой, возможно, рассчитывал российский президент. Отмечая несоответствие международным нормам дипломатии подобное поведение лидера государства, пытающегося использовать наращивание ядерных вооружений в качестве инструмента шантажа по отношению к Западу, официальные лица Америки и Европы вместе с тем скептически оценивают реальные возможности Москвы. Белый дом был лаконичен: да, заявление слышали, комментариев нет. Генсек НАТО Йенс Столтенберг осудил «бряцание ядерным оружием» как опасное и дестабилизирующее, а госсекретарь США Джон Керри допустил, что Путин, возможно, «позирует». В унисон с шефом высказалась и Виктория Нуланд, по мнению которой, «если присмотреться к тому, что в действительности происходит в России, то дело обстоит намного менее драматично».

Своими оценками того, что могут означать на практике заявления Владимира Путина, с корреспондентами Русской службы «Голоса Америки» поделились американские политологи и военные.

Адмирал Джеймс Ставридис: «Запад относится к Путину именно так, как он заслуживает»

Admiral James Stavridis

Admiral James Stavridis

Справка «Голоса Америки»: Джеймс Ставридис (James Stavridis) – декан Школы международных отношений в университете Тафтс (The Fletcher School, Tafts University); адмирал армии США в отставке; в 2009-2013 годах главнокомандующий объединенными союзническими войсками НАТО, автор шести книг.

Адмирал Ставридис назвал заявления Путина о дополнительных 40 ракетах «неуместным позированием».

«Неуместно, потому что никто не пытается решать существующие проблемы с помощью стратегических боеголовок. Позирование – потому что не имеет никаких практических последствий», – пояснил он в интервью «Голосу Америки». По мнению Ставридиса, Путин просто пытается напомнить всем, что Россия ядерная держава: «Мы все прекрасно это знаем, но это не имеет никакого значения и влияния на то, какие действия мы предпринимаем по защите границ наших союзников».

Адмирал подчеркнул, что «позирование» российского президента не способно повлиять на позицию НАТО и США: «Мы продолжим защищать союзников, и никакой уровень позирования не может поменять решимости и воли Альянса».

Джеймс Ставридис напомнил, что согласно условиям соглашений в рамках New START, Россия и США договорились уменьшить количество ключевых ядерных боеголовок до 1500, и дополнительные 40 ракет не внесут значительного изменения в балансе сил.

Россия может позволить себе такие «не мудрые» расходы, полагает Ставридис, и подчеркивает: «Но какой ценой ­ ­– каждый рубль, который они тратят на практически бесполезное ядерное оружие – это рубль, которого не хватит для улучшения возможностей армии в обычных вооружениях, и честно говоря – им бы нужно думать об улучшении плачевного состояния своей экономики».

По словам адмирала Ставридиса, Запад относится к Путину «именно так, как он заслуживает». Он убежден, что действия НАТО по подтверждению гарантий безопасности странам Балтии, Польше, Румынии, Болгарии, другим странам восточной Европы, бывшим в Советском блоке, теперь союзникам по НАТО – «абсолютно правильные».

Ставридис убежден в правильности стратегии НАТО в восточной Европе, согласно которой увеличивается количество военных учений, создается новое подразделение быстрого реагирования – 5 тысяч человек, способных к мобилизации в течение 48 часов, и размещаетсятяжелая военная техника.

«Все это – здравые, разумные, не очень дорогостоящие шаги, направленные на подтверждение нашей приверженности европейским союзникам по Альянсу. Это то, что мы должны были бы делать, и мы это делаем в ответ на российскую военную агрессию в Украине. Это правильный курс,в отличие от создания новых ядерных боеголовок, которые мы не будем использовать».

Майкл Чечире: "Политика России часто противоречит западной концепции "интереса"


Michael Cecire

Michael Cecire

Заявление Путина, скорее всего – одновременно и бравада, и реальный план, полагает Майкл Хикари Чечире – эксперт Исследовательского института внешней политики США, специализирующийся по черноморскому региону и Евразии (Michael Hikari Cecire, Foreign Policy Research Institute).

Чечире напоминает: Москва не в первый раз «играет ядерными мускулами» для утверждения своей позиции перед Западом. И скорее всего – не в последний. Вместе с тем эксперт предупреждает об опасности игнорирования ядерной риторики России западными лидерами.

«В отличие от Советского Союза, военная политика современной России резервирует за собой право на упреждающий ядерный удар в качестве компенсации за превосходство обычных вооружений Запада», – подчеркивает Чечире. По его оценкам, 40 межконтинентальных баллистических ракет «не сделают погоды» при громадном ядерном арсенале России, хотя могут быть более точными и современными, «если все-таки будут построены». Эту возможность эксперт подвергает сомнению – не советуя, однако, недооценивать серьезность заявления.

Владимир Путин не уточнил, какие именно баллистические ракеты Россия намерена поставить на вооружение. Чечире предполагает, что речь может идти о ряде систем: о «RS-24 Ярс», или о находящемся на стадии доработки «Сармате», или о каком-то новом супероружии, на создание которого намекала Москва, а возможно – о танках «Армата». Эксперт допускает, что Путин, возможно, имел в виду и системы для подводных лодок «Булава»; этот вариант Чечире оценивает как наиболее логичный в силу «большей живучести» платформы по сравнению с наземными системами. Вместе с тем инвестиции в наземные системы «Ярс» и «Сармат» и тактические «Искандер» могут иметь для Кремля «больше символическую ценность», чем тактическую, так как именно эти платформы могут быть использованы для «упреждающего деэскалационного» удара.

Может ли Россия позволить себе расходы на подобные системы? «Это – главный вопрос, учитывая расходы России на операцию в Украине, не говоря уже об дорогостоящих патрулях стратегических бомбардировщиков и участившихся военных учениях на европейской периферии – констатирует Чечире. – Все это – на фоне периода значительного макроэкономического стресса вследствие падения цен на нефть и западных санкций. Оба фактора, по-видимому, сохранятся в предсказуемом будущем».

Чечире отмечает, что, с точки зрения Запада, политика России может казаться нерациональной, нелогичной и противоречащей собственным интересам. По его мнению, негативные последствия объявленного наращивания ядерных вооружений (если заявление будет воплощено в жизнь) скажутся скорее на идеологической, нежели на собственно военной сфере.

«Добавление 40 ракет к почти 2-тысячному арсеналу, которым уже обладает Россия, не окажет влияния на военный баланс сил. Однако, будучи нацелены на европейские столицы, они могут нанести значительный политический ущерб. В Европе уже имеет место глубокий раскол по поводу жесткости ответа на действия России; ядерный фактор усложнит задачу сохранения внутреннего единства ЕС», – так характеризует ситуацию Чечире.

Западу следует отнестись к угрозе с должной серьезностью, убежден аналитик. «Критически важно продемонстрировать населению на Западе и в России, что продолжение подобного бряцания оружием по-настоящему опасно», – подчеркивает Чечире. Вместе с тем эксперт не видит необходимости в «тактическом ответе», так как, по его мнению, речь идет о «разговорах и гипотетической угрозе». Единство западных лидеров в осуждении агрессивной риторики России и решимость не поддаваться на угрозы – важный публичный посыл. В особенности, подчеркивает Чечире, это относится к США, которые – «нравится это кому-то или нет» – остаются главным гарантом европейской безопасности.

Павел Баев: "Ракету собираются принять на вооружение до того, как она прошла испытания"


Комментируя слова Владимира Путина о том, что ядерные силы РФ пополнятся 40 новыми межконтинентальными баллистическими ракетами,

Pavel Baev

Pavel Baev

​профессор Института исследований проблем мира в Осло Павел Баев отметил, что ему «не совсем понятно, о каких именно ракетах идет речь».

«Дело в том, – пояснил Баев, – что эта цифра, конечно, большая. Однако более чем три четверти из этих сорока ракет, а именно 32 ракеты, должны быть предназначены для подводных лодок. Скорее всего, он имел в виду "Булаву", которой должны оснастить ракетоносцы, уже принятые в состав флота, однако еще не оснащенные оружием. Это означает, что ракету собираются принять на вооружение еще до того, как она прошла все испытания. Вы сами знаете, что у "Булавы" не очень впечатляющий послужной список; многие из ее испытаний оказались неудачными».

По мнению аналитика, если речь действительно идет о ракетах «Булава», то это может создать определенные риски, поскольку этот вид ракет «подвержен различного рода техническим погрешностям».

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG