Линки доступности

Молодая американская писательница получила престижную британскую литературную премию

Престижную британскую премию Orange, которая присуждается за лучший роман, написанный женщиной, получила 25-летняя американская писательница Теа Обрехт. Английский для Теа – второй язык, она перебралась в Соединенные Штаты из бывшей Югославии. А отмеченный жюри роман «Жена тигра» (The Tiger's Wife) – ее первое произведение.

Галина Галкина: Читая роман, понимаешь, что у вас был избыток материала. Осталось ли что-нибудь, что вы не включили в книгу?

Tеа Обрехт: Были сюжетные линии, которые я в конце концов опустила. Но мне кажется, что три основные сюжетные линии, которые изначально были совершенно отдельными историями, сплелись между собой очень органично.

Г.Г.: Вы прописываете предысторию персонажа?

Т.О.: Это зависит от персонажа. Это мой первый роман, так что все, что я делала можно назвать «учебным экспериментом». Не знаю, подойдет ли подобный стиль к созданию моей второй книги, буду ли я писать предыстории персонажей, и если да, то попадут ли они в конечный вариант романа. Нельзя же писать роман по формуле!

Но я думаю, что мне необходимо понимать персонаж глубже, чем позволяют рамки повествования, поэтому в процессе подготовки к основной работе я продумываю его историю очень подробно.

Г.Г.: Почему повествование в книге ведется от лица молодой женщины Натальи Стефанович, решившей узнать таинственные обстоятельства смерти своего деда?

Т.O.: Частично это было связано с тем, что происходило в моей жизни. В то время я переживала уход из жизни моего дедушки.

Г.Г.: Стефан Обрехт, которому вы посвятили книгу, это ваш дедушка?

Т.О.:
Да. Мне было очень тяжело, и я очень много думала о том, как мы относимся к своим родным и близким. Когда кто-то из них покидает нас, мы понимаем, что их жизнь сплошная загадка. Поэтому мне показалось естественным рассказать об этой истории от лица молодого члена семьи – и я выбрала внучку. Она думала о прошлом своего деда, но у нее не было доступа к его прошлому.

Тем не менее, я не могу назвать этот роман автобиографическим, несмотря на то, что кое-что я заимствовала из своей жизни.

Г.Г.: Наталья и ее дедушка живут в мире, в котором присутствуют и волшебство, и суеверие. Это ваш мир тоже?

Т.O.: Безусловно, я выросла в местах, где заметен сверхъестественный подтекст. Там, откуда я родом, люди необычайно суеверны, суеверие – это часть их повседневной жизни. Там очень богатая мифология и фольклор. Да, волшебство и суеверия – это мир моего детства. Впрочем, на Кипре и в Египте, где я жила впоследствии, предрассудки тоже распространены.

Г.Г.: Вы пишете о жизни подростков в стране, раздираемой войной. Их лозунг – «ешь, пей и не унывай, несмотря на то, что вокруг стреляют». Были ли вы достаточно взрослой, чтобы понимать происходящее в Югославии?

Т.O: Я думаю, что я была слишком юной, чтобы осозновать все, что происходило в то время. Но подобное отношение к жизни во время войны было популярно. Люди справляются с трудностями просто занимаясь повседневными делами.

Г.Г.: В Голливуде говорят: «Не ждите фильма – прочтите книгу». По вашей книге тоже собираются снимать фильм?

Т.O: Я слышала разговоры о том, что мой роман собираются экранизировать. Но говорят, что эту историю будет очень непросто переложить на язык кино.

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

XS
SM
MD
LG