Линки доступности

На Фестивале в Линкольн-центре состоялась американская премьера оперы российского композитора

Слушателям одноактной оперы «Слепые», американская премьера которой состоялась в рамках ежегодного Фестиваля в Линкольн-центре в Нью-Йорке, на глаза одевают повязки и в течение часа они уподобляются героям произведения, написанного по мотивам одноименной символистской драмы Мориса Метерлинка.

«Это помогает по-новому, более остро воспринимать мир», – сказала в интервью Русской службе «Голоса Америки» автор произведения, композитор Лера (Валерия) Ауэрбах, уроженка Челябинска, оставшаяся в США после гастролей в 1991 году.

В основе либретто, также написанного Ауэрбах, -- история о группе незрячих, внезапно потерявших своего поводыря-священника. Двенадцать слепцов ожидают его на берегу моря в надежде, что он отведет их к приюту, но их ожидание тщетно – поводырь находится среди них, но он мертв. Разные версии «Слепых» Ауэрбах уже были показаны в Берлине и в Москве, на малой сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, но там к слушателям особые меры художественного воздействия не применялись.

«Я хотела поставить это произведение в абсолютном мраке, но чисто технически это оказалось невозможно, – рассказала Ауэрбах. – Когда в Нью-Йорке режиссер Джон ЛаБушардье предложил завязать глаза слушателям, мне такое решение понравилось».

Опера «Слепые» необычна еще и тем, что она исполняется a cappella – в партитуре нет ни одного инструмента, звучат только 12 голосов. Правда, в Нью-Йорке оперу предваряет электронная увертюра под названием «После конца времени». Эта композиция была написана Ауэрбах отдельно, еще до оперы, но, по словам автора, ее пост-апокалиптический тон создает нужную эмоциональную атмосферу.

При этом, поясняет автор, речь идет не об апокалипсисе в буквальном смысле, а об осеняющем слепых героев понимании того, что они совершенно ничего не знали о священнике, который в течение многих лет был их поводырем. Более того, они осознают, что не знают ничего друг о друге и оказываются неспособны к истинному общению.

Хотя пьеса Метерлинка была написана в 1890 году, Ауэрбах считает, что это – драма современного общества. «Несмотря на то, что у нас есть Интернет и другие средства связи, мы все меньше общаемся между собой и зачастую оказываемся в одиночестве, будучи неспособны истинно “увидеть” друг от друга», – говорит она.

Оттенки одиночества

При этом сама Лера Ауэрбах предпочитает одиночество пустопорожним разговорам и ритуальным обменам любезностями, в которых обязаны участвовать музыканты после выступлений. Впрочем, отмечает она, одиночество одиночеству рознь. «В английском языке есть два разных слова, обозначающих разные оттенки одиночества – solitude и loneliness, – сказала Ауэрбах. – Есть “святое одиночество” Рильке и есть одиночество как проблема, с которой сталкиваются люди, особенно в пожилом возрасте. Первое просто необходимо для творчества».

По словам Ауэрбах, речь идет о внутреннем пространстве, которое позволяет по-настоящему увидеть и услышать. И хотя, по ее словам, в это внутреннее пространство она может погружаться вне зависимости от того, где она физически находится, делать это становится труднее по мере того, как все плотнее становится график гастролей 39-летней композитора и музыканта.

В последнее время ее творчество становится все более востребованным. Незадолго до презентации в Нью-Йорке Ауэрбах выступала в Германии, а через несколько дней после завершения показов «Слепых» на Фестивале в Линкольн-центре ее ждут в Швейцарии. Недавно у Ауэрбах состоялось шесть премьер в течение одного месяца, и сейчас она принимает заказы на новые произведения на 2018 год. Ею созданы уже более 90 композиций, включая 8 концертов, 28 камерных произведений и две оперы, включая «Гоголя» – трех-актовое произведение, либретто к которому также написала Ауэрбах. Она регулярно выступает как пианист в крупнейших концертных залах мира.

Газета «Нью-Йорк таймс» называет Леру Ауэрбах «одним из самых многообещающих современных композиторов». (Правда, музыкальный критик этой газеты нашел оперу «Слепые» излишне «мелодраматичной»). Балеты на ее музыку ставит знаменитый хореограф Джон Ноймаер, возглавляющий Гамбургский театр оперы и балета. Ее произведения – в репертуаре Нью-йоркского филармонического оркестра, Государственной капеллы Дрездена и других ведущих оркестров мира, а также Гидона Кремера, Леонидаса Кавакоса и других музыкантов.

Так было не всегда

Лера Ауэрбах сказала «Голосу Америки», что ее решение остаться в США в 1991 году, когда ей было 17 лет, стало «абсолютно спонтанным». «Мои 10-дневные гастроли заканчились в Нью-Йорке и мне предложили остаться здесь и учиться в Джульярдской музыкальной школе, – рассказала она. – Это было летом 1991 года, тогда еще был Советский Союз, и было совершенно непонятно, что будет дальше и откуда взять деньги на мое обучение здесь. Я позвонила своим родителям в Челябинск и сказала им, что получила такое предложение. Они мне ответили, что если я вернусь домой, это будет правильное решение, но если я останусь в Америке, это тоже будет правильное решение».

«Я благодарна моим родителям за то, что они позволили мне самой решать, – говорит Лера Ауэрбах. – И я думаю, что, оставшись в Америке, я поступила верно, потому что это был шанс увидеть и познать новый мир, и 17 лет – хороший возраст для этого».

При этом, добавляет она, «я абсолютно никого не знала в Нью-Йорке, у меня не было денег и не было английского».

Услышать «Слепых»

В престижной Джульярдской музыкальной школе Ауэрбах изучала композицию с современным американским классиком Милтоном Баббитом. Опера «Слепые» была написана Лерой Ауэрбах в 1994 году, когда она брала уроки у известного американского пианиста израильского происхождения Джозефа Каличштейна в Музыкальной школе Аспена. Сборник пьес Метерлинка из их домашней библиотеки ей прислали родители из Челябинска.

«Как только я прочитала “Слепых”, я сразу решила, что это должна быть опера a cappella, – рассказывает Ауэрбах. – Хотя это невозможно, опер a cappella не бывает! Но я начала писать, и через несколько недель материал был готов».

Правда, тогда – да и в течение почти двух последующих десятилетий – это необычное произведение никого не заинтересовало. «Как только люди слышали, что это опера a cappella, у них пропадал всякий интерес, – рассказывает композитор, -- и эта работа долго пролежала у меня в столе».

По словам Ауэрбах, дело в том, что обычно произведения «серьезной» музыки – будь то классической или авангардной – пишутся по заказу какого-либо оркестра или музыкального института, что автоматически обеспечивает этим работам сценическую жизнь. В данном случае все было иначе...

Однако, продолжает композитор, «у некоторых произведений – собственная судьба, вне зависимости от намерений автора, и собственные ангелы». О существовании «Слепых» из каталога издателя Леры Ауэрбах в 2011 году узнала берлинская «Камерная опера». Ознакомившись с партитурой, немецкие музыканты выразили желание исполнить экспериментальное произведение.

Сейчас, после спектаклей в Берлине, Москве и Нью-Йорке, интерес к этой работе растет. В сентябре намечена ее постановка в Норвегии.

Лера Ауэрбах в свободное от занятия музыкой время пишет стихи (уже изданы три книги на русском языке) и занимается живописью. «Моя жизнь неотделима от искусства», – говорит она.

Ее немного расстраивает то, что в России она известна меньше, чем в других странах, хотя такое положение вещей начинает постепенно меняться – ее балет «Русалочка» с успехом идет в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко в Москве.

Она настаивает, что является русским, а не американским композитором, напоминая корреспонденту, что сохранила российское гражданство.

«Я надеюсь, что моя музыка будет чаще звучать в России, – сказала Ауэрбах «Голосу Америки». – Я также надеюсь, что ваши читатели услышат – хоть и не увидят – “Слепых”».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG