Линки доступности

Армии невидимок


Лидер китайских коммунистов Мао Цзэдун (второй справа) сформулировал принципы партизанской войны. Фотография 1946 года

Лидер китайских коммунистов Мао Цзэдун (второй справа) сформулировал принципы партизанской войны. Фотография 1946 года

Каковы шансы на победу у современных повстанцев и террористов?

С 1775 по 2012 год в мире произошел 381 значимый конфликт, в котором применялись партизанские, диверсионные и террористические методы. В каждом четвертом таком конфликте победили повcтанцы или террористы.

Макс Бут (Max Boot), старший научный сотрудник Совета по внешней политике (Senior Fellow in National Security Studies at the Council on Foreign Relations), один из лучших современных американских специалистов в области военной истории опубликовал книгу «Невидимые армии. Эпическая история партизанской войны с древних времен до наших дней» (Invisible Armies: An Epic History of Guerrilla Warfare from Ancient Times to the Present).

Это уже третья книга Бута, в которой он анализирует конфликты, в которых традиционным вооруженным силам, полиции и спецслужбам противостоит противник, использующий методы неконвенционной войны – то есть партизаны, повстанцы, террористы, рейдеры, спецназовцы и прочие.

Как отметил Бут, представляя книгу в вашингтонском исследовательском центре Heritage Foundation, подобный стиль ведения войны появился намного раньше войны конвенционной – для организации армий всегда требовалось наличие государства и бюрократии, а к тактике более простых и «дешевых» набегов и засад люди прибегали еще на заре цивилизации.

С появлением государств регулярные армии постоянно вынуждены вести войну с внешними и внутренними противниками, использовавшими и использующими подобные методы – сегодня это происходит в Афганистане, Мали, Сирии, Алжире, на российском Северном Кавказе и в десятках государств мира, где действуют террористы, инсургенты и повстанцы разного рода.

Это война «слабых» против «сильных» и «бандитов» против «джентльменов».

По словам Макса Бута, «неконвенционные вооруженные конфликты сегодня происходят в десятках стран. Такие войны велись всегда и они всегда будут вестись».

Сила слов

Государства традиционно боролись с повстанцами, используя две возможные стратегии: либо ведя войну на уничтожение и применяя тактику «выжженной земли», либо пытаясь завоевать симпатии населения и лишить партизан общественной поддержки.

Бут считает, что в 1775 году произошел «великий перелом» в конфликтах такого рода. В этом году британские колонии в Северной Америке начали войну за независимость, которая, как известно, завершилась их победой и образованием нового государства – Соединенных Штатов Америки.

Бут уверен, что ключевую роль в победе американцев сыграл не успех на поле брани (капитулировала одна из британских армий), а британское общественное мнение.

Британцы устали от войны, некоторые из них симпатизировали сепаратистам (Бут замечает, что в этом плане «Декларация независимости» и памфлеты лидеров американской революции сыграли роль пропагандистских материалов). Несмотря на то, что Великобритания была в состоянии продолжить кампанию и, возможно, сокрушить колонистов, она уступила по политическим причинам.

«Если бы Американская революция произошла во времена Римской империи, – замечает Бут, – то половина Северной Америки была бы превращена в пустыню».

С ростом количества демократических государств в мире и распространением СМИ и других средств массовых коммуникаций в распоряжении инсургентов оказалось новое мощнейшее средство – общественное мнение.

Не случайно, многие террористические организации делают ставку на, так называемые, «первополосные теракты» – они взрывают бомбы и убивают в расчете на то, что об этом сообщат мировые СМИ.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросил Макса Бута оценить ситуацию, сложившуюся в Сирии.

«Ситуация в Сирии демонстрирует, что стратегия “выжженной земли” демонстрирует свою бесперспективность. Она работает только там, где на подобные действия никто не обращает внимания, – сказал Бут. – Она сработала в Шри-Ланке, где вели войну с “Тиграми освобождения Тамил-Илама” и, частично, в Чечне. Каддафи пытался применить эти же методы в Ливии. У меня нет ни малейших сомнений, что если бы все происходило столетие назад, он бы преуспел. У Каддафи не получилось из-за того, что на ситуацию в Ливии обратили внимание мировые СМИ, ведущие государства мира и международные организации. Силы НАТО вмешались в этот конфликт, до того, как войска Каддафи сожгли Бенгази».

«В случае с Сирией, США и НАТО не вмешиваются, однако, безусловно, там задействованы другие международные игроки, – продолжил автор «Невидимых армий». – Инсургенты получают поддержку, например, от государств Персидского залива, а Башар Асад – от Ирана. Сейчас там возникла патовая ситуация, силы враждующих сторон примерно равны. Если сирийская оппозиция одержит победу, то главный вопрос: какой в результате этого станет страна? Свергнуть правительство легче, чем обеспечить безопасность и стабильность. Именно это произошло в Афганистане и Ираке, и это же – причем в еще более серьезных масштабах – может произойти в Сирии».

Шансы на победу

Макс Бут подсчитал, что в период с 1775 по 2012 год в мире произошел 381 конфликт, в котором применялись партизанские, диверсионные и террористические методы – как мировые войны, так и локальные вооруженные столкновения (некоторые учтенные конфликты продолжаются по сей день).

Средняя продолжительность такого конфликта 10 лет, в последние десятилетия она увеличилась до 15-ти лет (для их обозначения принято использовать термин «конфликты низкой интенсивности»).

При этом, в большинстве случаев время играет на инсургентов – чем дольше властям не удается их уничтожить, тем больше шансов на то, что партизаны (или «городские партизаны») победят.

В 96 конфликтах повстанцы одержали победу; в 243 случаях верх одержали правительства, против которых велась неконвенционная война. 43 конфликта завершились «вничью» – часто компромиссом враждующих сторон.

Любопытно, что если до 1945 года инсургенты победили в 20% случаев, то в последующие десятилетия их результат значительно улучшился – они выиграли в почти 40% конфликтов (Бут объясняет это именно мощью мирового общественного мнения, которое часто симпатизирует «униженным и оскорбленным»).

Автор «Невидимых армий» также обращает внимание на то, что со временем изменились оценки потенциала инсургентов: до 1945 года мощь террористов и партизан были склонны недооценивать, а после 1945 года – наоборот – переоценивать, прежде всего благодаря успехам таких лидеров как Мао Цзэдун, Хо Ши Мин и Фидель Кастро.

До войны во Вьетнаме было принято считать, что конвенционная армия способна без особого труда раздавить партизан, после Вьетнама военные и политики были вынуждены пересмотреть свои взгляды.

«Мы не должны недооценивать инсургентов, но не должны их и переоценивать. – заметил Бут – Известно, что подавляющее большинство старт-апов не превращаются в компании, подобные Apple или Microsoft».

Согласно выводам Бута, наибольшие шансы на успех у «невидимых армий», пользующихся государственной поддержкой.

Будущее

Макс Бут считает, что в будущем подобные конфликты будут продолжаться дольше и уносить больше жизней. Все дело в том, что повстанцам и террористам ныне стало намного легче обзавестись современным оружием, средствами связи и снаряжением, которым раньше обладали только государства.

«Террористы могут получить доступ к оружию массового поражения, и у нас не будет Супермена, готового спасти нас», – предупредил Бут.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG