Линки доступности

Как минимум четыре террористические организации пытались совершить теракт с использованием ядерного или радиоактивного оружия

Чтобы избежать актов ядерного терроризма государства мира обязаны действовать только сообща. В противном случае угроза нависнет над всем человечеством: ядерный теракт на территории одной страны неизбежно ударит и по другим.

Три истории

В сентябре 1987 года в бразильском городе Гояния произошел инцидент, демонстрирующий уровень опасности. Из заброшенного здания местной больницы несколько местных жителей, промышлявших сбором металлолома, похитили деталь рентгеновского аппарата, использовавшегося для радиотерапии.

Однако в нем содержалось небольшое количество радиоактивного изотопа цезий-137. Цезий светился в темноте, что вызвало восторг похитителей. Результатом их забав с изотопом стала смерть четырех человек, у 20 были обнаружены симптомы лучевой болезни, существенный уровень радиоактивного заражения был обнаружен еще у 249 пострадавших.

В рамках спасательной операции пришлось убрать слои почвы с большой территории, полностью снести несколько домов и переселить несколько тысяч человек. Паника, охватившая сотни тысяч человек, стала причиной существенного снижения экономической активности.

В 2002 году телекомпания ABC провела эксперимент: она отправила несколько стальных труб с «начинкой» из обедненного урана из Австрии в США. Груз пересек границы Венгрии, Румынии, Болгарии и Турции, в Турции он был погружен на контейнеровоз, который доставил его в гавань Нью-Йорка.

В Нью-Йорке он успешно прошел тест на радиоактивность и был доставлен адресату. Легко предположить, что организация, намеренная провести акт ядерного терроризма (как минимум четыре террористические структуры заявляли о подобных намерениях или предпринимали конкретные шаги в этом направлении), может подобным образом организовать доставку радиоактивных материалов.

В 2007 году четверо неизвестных преступников проникли на тщательно охраняемую территорию АЭС «Пелиндаба» в ЮАР, обезвредили охранников и отключили системы защиты. Однако один из сотрудников АЭС подал сигнал тревоги. Злоумышленников так и не смогли найти. Однако этот инцидент продемонстрировал, что атомные объекты остаются уязвимыми даже перед нападениями небольших групп хорошо подготовленных преступников.

Масштабы

Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) собирает информацию о попытках незаконного получения или перевозки расщепляющихся материалов, которые потенциально могут быть использованы для создания ядерного взрывного устройства или «грязной» атомной бомбы (фактически конвенционная взрывное устройство в «оболочке» из радиоактивных материалов). За период с 1993 по 2011 год, в базе данных МАГАТЭ появилась информация о 2 164 подобных инцидентах, причем в 18-ти подтвержденных случаях речь шла о высокообогащенном уране или плутонии, пригодных для создания ядерного оружия.

Один из последних серьезных инцидентов такого рода произошел в Молдове в 2011 году: полиция арестовала группу преступников, пытавшихся продать примерно килограмм высокообогащенного урана: как минимум один член группы сумел скрыться вместе с ураном.

Как резюмирует МАГАТЭ, ядерные и радиоактивные материалы остаются доступными, охрана государственных границ нуждается в существенном укреплении, а в мире сохраняются люди и организации, способные незаконно получать доступ и перевозить такие материалы.

Кеннет Луонго, президент исследовательского центра Партнерство за глобальную безопасность (Kenneth Luongo, Partnership for Global Security), а в недавнем прошлом – высокопоставленный чиновник Министерства энергетики США, отмечает, что своего пика попытки получения доступа к подобным материалам достигли в 1990-е: «В последние годы количество таких инцидентов уменьшается.

На мой взгляд, правоохранительные органы накопили достаточный опыт работы и главная задача заключается в том, чтобы они продолжали активно и непрестанно действовать».

Однако Майкл Курри (Michael Curry), который в Госдепартаменте США отвечает за международное сотрудничество в борьбе с траффиком расщепляющихся материалов, не столь оптимистичен: «В 1990-е годы речь шла о достаточно большом числе достаточно больших партий таких материалов, ныне можно говорить о меньшем количестве инцидентов с меньшим количеством материалов. Однако проблема безусловно сохраняется, поэтому мы обязаны продолжать работать»

Теория и практика

Эксперты единодушно указывают, что борьба с ядерным терроризмом – это бесконечно долгая кампания, основанная на ряде ключевых принципов. Вероятно, удачнее всего их сформулировал Майкл Леви, автор фундаментального исследования «О ядерном терроризме» (Michael Levi, On Nuclear Terrorism).

Во-первых, не существует некоего универсального способа победы над ядерным терроризмом – необходимо использовать все возможные инструменты: дипломатию, разведку, правоохранительные органы, обеспечение безопасности границ, системы учета и контроля радиоактивных материалов и пр. Во-вторых, следует готовиться ко всем возможным сценариям атаки.

В-третьих, следует максимальное реалистично оценивать ситуацию, понимая, что раз невозможно стопроцентно гарантировать то, что подобный теракт не будет совершен, следует также работать над минимизацией последствий такой атаки.

В 2006 году президенты США и России Джордж Буш и Владимир Путин приняли решение о создании Глобальной инициативы по борьбу с ядерным терроризмом, к которой ныне присоединились 83 государства мира.

В апреле 2010 года в Вашингтоне прошел первый в истории Саммит по ядерной безопасности, участники которого – более сорока глав государств – приняли стратегический план действий по трем направлениям: борьбе с ядерным терроризмом, нелегальной торговлей расщепляющимися материалами и обеспечения безопасности ядерных объектов и материалов. В 2012 году эти же вопросы обсуждались на аналогичном – и еще более представительном – саммите в Сеуле.

Майлз Помпер, старший научный солтрудник Монтерейского института международных исследований (Miles Pomper, Monterey Institute of International Studies) замечает: «Пока государства мира производят плутоний и высокообогащенный уран быстрее, чем могут от него избавиться. Это очень опасная тенденция».

Как отмечает Кеннет Луонго, сохраняются и другие фундаментальные проблемы. Дело в том, что все эти решения не носят обязательного характера – то есть, отдельные государства самостоятельно определяют: выполнять эти рекомендации или нет, а если выполнять, то каким образом и насколько активно. Кроме того, реальная ситуация на большинстве ядерных объектов мира неизвестна: по многим причинам отдельные государства предпочитают не допускать на них внешних наблюдателей.

Памяти Нанна-Лугара

Одним из результатов воплощения в жизнь этой идеологии стало недавнее решение России о прекращения сотрудничества с США в рамках программы Нанна-Лугара.

Программа была запущена немедленно после коллапса Советского Союза. В США тогда опасались, что оружие массового поражения, запасы материалов для его производства, а также соответствующее ноу-хау попадут в руки «государств-изгоев» или террористов, поскольку власти новых независимых стран на тот момент не обладали соответствующими возможностями для предотвращения этого – ни финансовыми, ни и организационными.

В рамках программы США выделяли бывшим советским республикам – в том числе и России – средства на транспортировку, хранение, обеспечение охраны и уничтожение ядерного, химического и биологического оружия, а также средств его производства и доставки.

Кеннет Луонго с сожалением замечает: «Безусловно, эту программу следовало модернизировать, но ее ни в коем случае не следовало закрывать. Эта программа стала модельным образцом международного сотрудничества. Прекращение ее действия – равнозначно уничтожению одного из символов ядерной безопасности».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG