Линки доступности

Москва и Вашингтон начали обмениваться телеметрической информацией о запусках баллистических ракет

Соединенные Штаты и Россия на прошлой неделе впервые обменялись телеметрической информацией о запусках баллистических ракет. Это было сделано в рамках выполнения Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3).

Договор предусматривает обмен сторонами телеметрической информацией по равному количеству пусков межконтинентальных баллистических ракет, но не более чем по пяти из них в каждый календарный год.

Об обмене телеметрическими данными сообщил официальный представитель Госдепартамента США. 5 апреля российской стороне была официально предоставлена «запись телеметрической информации, полученной во время проведенного американскими ВМС испытания баллистической ракеты «Трайдент-2». Одновременно в американское посольство в Москве российской стороны была передана телеметрическая информация, зафиксированная в ходе полетного испытания российской баллистической ракеты (какой именно, не уточняется).

О телеметрии

Вопрос об обмене телеметрией считался одним из самых сложных на переговорах по договору СНВ-3. Решение по нему принималось на уровне высших руководителей государства.

Ответственный редактор газеты «Независимое военное обозрение» Виктор Литовкин поясняет, что сложность ситуации заключается в том, что Россия испытывает новые стратегические ракеты, а американцы проводят пуски старых ракет, телеметрических данных о которых у российских военных специалистов уже достаточно много.

«Обмен тут неравнозначный. Поэтому две договаривающие стороны и спорили, как уровнять обмен информацией, чтобы информация с одной стороны соответствовала ценности информации другой стороны. Телеметрия нужна для того, что стороны знали, как летит ракета, на каком участке траектории происходит отделение первой, второй, третий ступени, где отделяются головные части, где разводятся боевые блоки и какие при этом передают диапазон частот и так далее», – говорит Литовкин.

Как представляется главному научному сотруднику Института мировой экономики и международных отношений РАН профессору Владимиру Дворкину, весь процесс обмена данными телеизмерений при ракетных пусках был детально отработан при выполнении условий Договора СНВ-1, подписанного еще в 1991 году, и ничего принципиально нового в этой части СНВ-3 не дал.


«Вся «сложность» заключается всего лишь в том, продолжать ли обмен телеметрией далее, и если продолжать, то при каждом пуске или только при их ограниченном количестве. С точки зрения получения чувствительной информации ничего, связанного с ущербом для национальной безопасности, не случилось бы, даже если Россия передавала бы данные по пускам новых ракет – «Ярса» и «Булавы». Хотя бы потому, что США уже получали телеметрию по этим ракетам, пуски которых осуществлялись в условиях прежнего договора», – уверен Дворкин.

Он считает, что в СНВ-3 можно было бы обойтись и без обмена телеметрией, поскольку по старому договору телеметрия позволяла контролировать жесткие ограничения на модернизацию баллистических ракет. «В новом договоре подобных ограничений нет, поэтому теперь обмен телеметрией – это что-то вроде дополнительных мер доверия», – подытожил Владимир Дворкин.

Вашингтон-Москва

Представитель Госдепартамента США Джейми Маннин подчеркнул, что в Вашингтоне удовлетворены ходом исполнения договора СНВ-3 и что это позитивно отражается на американо-российских отношениях.


Координатор программы «Проблемы нераспространения» в Московском Центре Карнеги Петр Топычканов подчеркнул, что вопрос телеметрии важен потому, что позволяет странам получить представление о развитии ракетно-ядерных сил друг друга.

«Российская сторона не называет систему, которая была испытана, и данные, которые были переданы американской стороне. Тем не менее, США получают необходимые сведения, и таким образом развитие ракетных и ядерных сил остается ясным и транспарентным для обеих сторон», - резюмировал он.


По мнению Петра Топычканова, обмен телеметрическими данными положительно сказывается на двусторонних отношениях: «Это очень важно. Отношения могут находиться в разной стадии, быть хорошими и плохими, но то, что государства в любом случае продолжают обмениваются чувствительной с точки зрения взаимной безопасности информацией, означает, что у нас есть основы, на которых мы можем построить взаимное доверие».


Что дальше?

Опрошенные Русской службой «Голоса Америки» эксперты сходятся в том, что в ближайшее время не следует ожидать заключения новых американо-российских соглашений о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов.

Топычканов предполагает, что какие-то подвижки в этом направлении будут возможны лишь после президентских выборов в США, которые пройдут в ноябре. «Думаю, что следующего раунда переговоров по ПРО и каких-либо договоренностей можно ожидать в 2013 году», – отметил он.

Владимир Дворкин полагает, что консультации и переговоры о дальнейших сокращения стратегических ядерных вооружений возможны, но не раньше, чем будет достигнут компромисс по ЕвроПРО.


Согласно справке Госдепартамента США о ходе выполнения СНВ-3, 1 марта 2012 года у России насчитывалось 1492 (1 537 – полгода назад) развернутых ядерных боеголовок, а у Вашингтона – 1 737 (соответственно, 1 800). Таким образом, за шесть месяцев Россия уничтожила 45 боеголовок, США – 63.

Другие новости о событиях в мире читайте в рубрике «В мире»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG