Линки доступности

В интервью французской Libération президент Порошенко заявил о желании увидеть «голубые каски» на востоке

КИЕВ – Официальный Киев заявляет о желании привлечь к процессу деэскалации конфликта на востоке представителей миротворческих сил. Об этом 12 августа пишет украинская пресса, цитируя слова президента Украины Петра Порошенко в интервью французской газете Libération.

«Миссия ОБСЕ является жизненно важной для нас, но этого недостаточно. Именно по этой причине мы считаем, что необходимо располагать миротворческими силами», – подчеркнул Петр Порошенко, сообщает Интернет-сайт украинского издания «Сегодня».

Как сообщала Русской службы «Голоса Америки», президент Украины Петр Порошенко 25 июня 2015 подписал Закон «О внесении изменений в Закон Украины «О порядке допуска и условиях пребывания подразделений вооруженных сил других государств на территории Украины».

Этим законодательным актом, сообщает пресс-служба главы Украины, регулируются «вопросы проведения на территории Украины международной операции по поддержанию мира и безопасности в части расширения оснований для допуска и пребывания подразделений вооруженных сил других государств на территории Украины».

19 февраля 2015 года в Киеве, через неделю после подписания «Минских соглашений», направленных на деэскалацию конфликта в Донбассе, Петр Порошенко сообщил комиссару Европейского Союза по вопросам Европейской политики соседства и переговоров о расширении Йоханнесу Хану (Johannes Hahn) о том, что Украина надеется на привлечение миротворческой миссии «в формате европейской полицейской миссии», как «оптимальный вариант миротворческой операции в Донбассе».

Эксперт-аналитик из «Украинской Политконсалтинговой Группы» Дмитрий Разумков, считает, что Украина заинтересована в размещении миротворцев в зоне проведения Антитеррористической операции, однако на данном этапе это решение невыполнимо по ряду причин.

Стабильность перемирия и миротворцы

«Эксперты и политики говорят о необходимости введения миротворцев, но, фактически, ситуации придется оставаться на тех же позициях что и сегодня. В первую очередь потому, что ДНР-ЛНР, исходя из заявлений, обнародованных Россией, – готовы только на российских миротворцев, а для Украины это неприемлемо потому, что мы получили бы дополнительный, фактически, контингент российской армии на своей территории», – говорит Дмитрий Разумков Русской службе «Голоса Америки».

Дмитрий Разумков считает, что пока в зоне АТО не наступит стабильное перемирие, европейские страны будут скептически относиться к идее вовлечения полицейской миссии Евросоюза на линию разъединения украинских сил и сил самопровозглашенных республик.

«Президент и премьер-министр Украины неоднократно высказывались в пользу идеи привлечь миротворцев, однако существуют как политические, так и экономические аспекты, которые не позволяют ее осуществить: например, пока никто не предложил понимания, из каких средств будут финансировать их службу на территории Украины. Тем более, если во время работы миссии произойдет нападение на представителя миротворческих сил – это может спровоцировать новый виток конфликта», – отмечает Дмитрий Разумков.

Вместе с тем, эксперт утверждает, что идея привлечения миротворческих сил в зону проведения Антитеррористической операции не противоречит условиям «Минских соглашений».

«Эти процессы – (выполнение «Минских соглашений» и участие миротворцев в зоне АТО – Т.Б.) могут идти параллельно», – подчеркивает Дмитрий Разумков.

Сначала «Минск-2», потом – миротворцы

По словам директора Института геополитики, профессора Владимира Дергачева, самое главное требование, которые не выполняется сторонами в зоне Антитеррористической операции, – это отвод тяжелого вооружения и войск на линии, закрепленные в Комплексе мер «Минского соглашения».

«Ведущие европейские государства, Соединенные Штаты и Украина заинтересованы, в первую очередь, в выполнении «Минских соглашений», а в них нет указания на привлечение в зону конфликта ни миротворцев, ни полицейских сил. Нет уверенности в том, что после прихода миротворцев, ситуация в зоне конфликта нормализируется. Миротворцы, как показывает международный опыт – это не всегда решение проблемы, а иногда «замораживание» ее на десятилетия», – говорит Владимир Дергачев Русской службе «Голоса Америки».

Вместе с тем Владимир Дергачев считает, что вооруженный конфликт в Донбассе сложно называть внутренним, поскольку в результатах его решения заинтересованы ведущие страны мира.

«Фактически, это «красная черта», на которой происходят столкновения глобального масштаба, между глобальными игроками. И это надолго», – утверждает Владимир Дергачев.

На границе и линии разграничения

Председатель правления Центра стратегических исследований Павел Жовниренко считает, что мандат Совета Безопасности ООН предписывает точные места размещения миротворческих сил между противоборствующими сторонами.

«В контексте интервью президента Украины, видно, что лидер страны говорит о миротворческих силах на границе между Россией и Украиной, поскольку он говорит о потоках оружия, которое идет со стороны России, которое необходимо перекрыть. Понятно, что Россия не пойдет на такое развитие сценария. Россия не пойдет еще и потому, что она потеряет контроль над границей, а значит, так называемые ДНР-ЛНР без снабжения техникой, оружием окажутся в изоляции, и будут не дееспособны», – говорит Павел Жовниренко Русской службе «Голоса Америки».

Эксперт считает, что Россия могла бы согласиться на ввод миротворческих или полицейских сил лишь в одном случае – с преобладанием в числе «голубых касок» контингента и военных из дружественных стран бывшего Советского Союза.

«Либо эти миротворцы тотально будут россиянами, либо жителями бывших стран СНГ, входящих, например, в Таможенный союз. На другие условия Россия, вряд ли согласится. Но тогда еще один вопрос – зачем нам такие миротворцы? У нас не только «гибридная война», но будет еще некое "гибридное миротворчество"?» – отмечает Павел Жовниренко.

Он напоминает о том, что в украинском экспертом сообществе обсуждается другой вариант в контексте наведения мира в Донбассе.

«Есть мнение, которое заключается в том, чтобы территории ДНР-ЛНР объявить территориями Украины, которые временно оккупированы Россией. Украина не говорит что это не наши территории – она говорит, что это Украина. Украина никогда не откажется от этих территорий – это окончательный факт. Но в данном случае мы де-юре декларируем то, что происходит де-факто: эти территории оккупированы Россией. Тогда в этом случае – все становится на свои места, мы называем тех, кто ответственен за содержание сепаратистов и за вторжение, на кого подавать иски в международные суды и кто является ответчиком», – отмечает Павел Жовниренко.

Подобное определение для России, по мнению эксперта, позволит четче скоординировать применение миротворческих или полицейских сил в Донбассе. Например, на существующей сейчас линии разъединения между правительственными силами и отрядами сепаратистов, считает Павел Жовниренко.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG