Линки доступности

В официальном Киеве дату переноса выделения миллиарда долларов называют последствиями блокады Донбасс

КИЕВ – Отсрочка рассмотрения решения о выделении Украине очередного транша МВФ – это последствия блокады оккупированных районов Донецкой и Луганской областей.

Об этом 20 марта время пятого заседания Совета регионального развития заявил президент Украины Петр Порошенко.

«Сегодня у нас состоятся интенсивные переговоры министра финансов, председателя Нацбанка, премьер-министра и я буду принимать в этом участие для того, чтобы исправить те результаты, которые были вызваны абсолютно безответственным поведением украинских политиканов. Еще раз подчеркиваю – причиной отсрочки стали последствия блокады. Мы совместно должны объединиться для того, чтобы в ближайшее время получить транш», – сообщает слова Петра Порошенко его пресс-служба.

Президент Украины отметил, что МВФ отложил запланированное на 20 марта принятие решения о выделении очередного транша в один миллиард долларов, которое должно было стать «очень сильным сигналом инвесторам».

«Кредитования со стороны Фонда инвесторы рассматривают как авторитетную и ответственную рекомендацию вкладывать уже свои, частные деньги, в Украину, развивать у нас производство, создавать рабочие места», – подчеркнул президент.

Агентство Рейтерс цитирует заявления украинской власти и сообщение МВФ о том, что «Международный валютный фонд отложил решение о предоставлении Украине помощи для оценки влияния экономической блокады Киева на территорию, оккупированную сепаратистами».

В электронном письме от имени МВФ отмечается, что заседание совета директоров было отложено, «чтобы сотрудники могли оценить последствия последних событий для программы. Сотрудники ожидают, что скоро объявят о новой дате», сообщает Рейтерс.

История введения блокады

Напомним, что 15 марта 2017 года официальный Киев принял решение силами Национальной полиции и Национальной гвардии в Украине заблокировать все автомобильные и железнодорожные пути, которые ведут к линии разграничения с оккупированными районами Донецкой и Луганской областей.

Это решение украинского Совета национальной безопасности и обороны было обнародовано после выступления президента Украины Петра Порошенко, который 15 марта провел его экстренное заседание.

«Блокировать или не блокировать? Поддерживать с оккупированными районами хотя бы минимальные экономические отношения или обрубить все? На эти вопросы можно отвечать по-разному. Зависит от того, какой мы придерживаемся стратегии», – отметил в своем выступлении во время заседания СНБО президент Петр Порошенко.

«настоящий патриотизм – это не лозунги выкрикивать, а защищать интересы граждан Украины»

Он подчеркнул 15 марта, что «настоящий патриотизм – это не лозунги выкрикивать, а защищать интересы граждан Украины».

В комментарии к этому решению на сайте Совета национальной безопасности и обороны Украины отмечается, что с 15 марта «для любых грузовых перевозок все автомобильные и железнодорожные пути, ведущие к линии разграничения, будут перекрыты».

Транспортная блокада железнодорожных путей сообщения с оккупированными территориями возникла в декабре 2016 года по инициативе ветеранов АТО, как попытка принудить сепаратистов Донбасса ввернуть военнопленных. Ряд областных советов Украины выразили свою поддержку торговой блокаде.

«Политики, которые поддержали блокаду, говорят, что нужно идти дальше, принимать закон об оккупированных территориях. Это означает подрыв Минских соглашений.

На своей странице в Фейсбуке, один из инициаторов транспортной блокады Донбасса, народный депутат Семен Семенченко пишет 20 марта, что «блокада будет. И Украина будет».

Тем временем, 19 марта Радио Свобода публикует видеообращение украинцев из Праги, в котором несколько десятков человек выражает свою поддержку блокаде Донбасса.

Блокада в контексте политических желаний

Политолог Олеся Яхно-Белковская считает, что последствия от блокады оккупированных территорий в Донецкой и Луганской областях могут быть, как прямыми, так и косвенными. Поэтому, отмечает Олеся Яхно-Белковская, то или иное изменение бюджетных показателей может потребовать дополнительных пересчетов со стороны Международного валютного фонда (МВФ).

Политики, инициировавшие блокаду, сделали все, чтобы украинские предприятия перешли под контроль, условно говоря, боевиков, а точнее – России, потому что нет такого субъекта как ДНР-ЛНР в юридической плоскости

«Мы понимаем, о чем сегодня говорил президент на Совете регионального развития, решение власти по блокаде – это было вынужденное решение, которое нельзя было не принимать. Политики, инициировавшие блокаду, сделали все, чтобы украинские предприятия перешли под контроль, условно говоря, боевиков, а точнее – России, потому что нет такого субъекта как ДНР-ЛНР в юридической плоскости. Теперь эти политики продолжают дальше использовать тему блокады для других тем, которые не связаны с блокадой», – говорит Олеся Яхно-Белковская корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Олеся Яхно-Белковская считает, что тема блокады, которая постоянно возникала в информационном поле в негативном ключе, помогла России «заполучить украинские предприятия», а также использовалась различными политическими силами для своих целей.

«Кто-то хочет использовать для досрочных выборов, кто-то для дискредитации власти и поэтому в плане шагов власти и того, что мы потеряли, это все превращается во внутриполитический кризис. Но последствия для экономики оказались главными – одно из них это транш и мы видим, что политики, поддерживавшие блокаду, например, Юлия Тимошенко на заседании Согласительного совета парламентских фракций уже сказала, что транш не дали по причине коррупции, а не блокады», – подчеркивает Олеся Яхно-Белковская.

Она говорит о том, что двухмесячная блокада ослабила позиции украинского тыла, и не создала негативных последствий для России или ДНР-ЛНР.

«Политики, которые поддержали блокаду, говорят, что нужно идти дальше, принимать закон об оккупированных территориях. Это означает подрыв Минских соглашений. Задача Минска-2 – переговорный процесс, демилитаризация региона, освобождение территорий от России, а потом уже политические изменения. Закон об оккупированных территориях фиксирует оккупацию и отрезает регион от мирового внимания», – говорит Олеся Яхно-Белковская.

Блокада Донбасса и показатели ВВП

Политолог-международник Антон Кучухидзе отмечает, что западные партнеры Украины не поддерживают блокаду неподконтрольных территорий.

Экономисты подсчитали, если блокада территорий и экономических связей сохранится до конца года, то ВВП может сократиться на два-три процента, а Украина потеряет до трех миллиардов валютной выручки»

«Мы видели заявления гарантов нормандского формата и европейских партнеров, в целом международное сообщество данную блокаду не поддерживает. В сфере отношений «Украина, блокада, МВФ» из той, скромной информации, которая у нас есть от представителей Фонда, – они говорят о последнем развитии событий, из-за которого и перенесли рассмотрение вопроса о предоставлении транша. Если не рассматривать политический аспект, а сугубо экономический этой проблемы, то конечно блокада создает прямое экономическое давление на экономику Украины. Экономисты подсчитали, если блокада территорий и экономических связей сохранится до конца года, то ВВП может сократиться на два-три процента, а Украина потеряет до трех миллиардов валютной выручки», – подчеркивает Антон Кучухидзе.

С большой долей вероятности, подчеркивает эксперт, эта негативная динамика развития украинской экономики не была отражена в Меморандуме сотрудничества с МВФ.

«С экономической точки зрения есть потребность украинской стороны показать, каким образом будет обслуживаться долг, учитывая новые потери, о которых говорят экономисты. Экономическое обоснованность принятия решений – это абсолютно аргументированная позиция со стороны МВФ», – утверждает Антон Кучухидзе.

Он считает, что Украине необходимо придерживаться выполнения минских соглашений, активнее бороться с коррупцией.

«Принципиальный момент – уже с 2015 Украинане выполняет все взятые на себя обязательства. Сегодня уровень международного доверия к Украине упал. Если мы вспомним в контексте отношений с МВФ, то откладывались транши с конца 2015 года не только потому, что в Украине война, а еще и потому, что Запад не видел продвижения в антикоррупционной деятельности», – отмечает Антон Кучухидзе.

Мнение в социальных сетях

На своей странице в Фейсбуке политолог Петр Охотин пишет о том, что не нужно спешить «бросать камень в активистов», перекладывать на них ответственность за отсрочку предоставления транша.

«Перенос транша МВФ произошел в последний момент. Предполагаю, что из-за недоверия к украинским структурам. Из-за непонимания того, кто вершит правосудие, и кто дает гарантии», – отмечает Петр Охотин.

Политолог Дмитрий Воронков на своей странице в Фейсбуке отмечает, что реакция МВФ – разобраться в ситуации, «вполне адекватная».

«Это нормально, когда кредитор хочет сначала оценить риски и все взвесить касательно гарантий возврата собственных финансовых вливаний. Власть сама «накричала», что Украина из-за блокады понесет умопомрачительные убытки. И последовала вполне адекватная реакция МВФ. Так что в том, что четвертый транш оказался под вопросом виновата не блокада, а сама власть, которая делает такие громкие и негативные прогнозы в отношении экономики Украины», – подчеркивает Дмитрий Воронков.

Он считает, что в данной ситуации нет трагедии, и транш, вероятно, будет предоставлен позже.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG