Линки доступности

В Кремле подчеркивают, что Владимир Путин прибудет в Берлин «сверить часы», не более того

КИЕВ/МОСКВА – Утверждение «дорожной карты» имплементации Минских договоренностей, во время завтрашней встречи в «нормандской формате», является общей позицией Украины, Германии и Франции.

Об этом заявил в Норвегии в ходе официального визита 18 октября президент Украины Петр Порошенко, отвечая на вопросы журналистов о предстоящей повестке дня заседания в «нормандском формате».

«Да, я очень оптимистично настроен относительно будущего Украины. Но, к сожалению, не столь оптимистичен относительно завтрашней встречи. Но я был бы очень счастлив удивиться», – сказал президент Петр Порошенко, сообщает его пресс-служба.

Украинский президент подчеркнул, что именно эта последовательность четко очерчена в «Минских договоренностях». По словам Петра Порошенко, без «дорожной карты», без наличия двух абсолютно важных компонентов и четкой последовательности шагов – вывода оккупационных войск и освобождения заложников, невозможно перейти к политическому пакету.

В ходе телефонного разговора в трехстороннем формате с участием президента Франции Франсуа Олланда и федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, президент Украины Петр Порошенко «отметил важность общей позиции Украины и стран Европейского Союза накануне заседания Европейского Совета, которое состоится 20-21 октября 2016 года в Брюсселе, где будет рассмотрена стратегия отношений с Россией».

«Собеседники договорились провести 19 октября в Берлине встречу глав государств в «нормандском формате» с целью вынудить Россию выполнить «Минские договоренности», в части политики безопасности», – сообщает пресс-служба президента Петра Порошенко 18 октября по итогам трехсторонних переговоров.

От крайне важных задач до «сверки часов»

Блок вопросов по безопасности является ключом к имплементации всего комплекса «Минских соглашений». Об этом по итогам видеоконференции Трехсторонней контактной группы с участием представителей оккупированных районов Донецкой и Луганской областей заявили 18 октября представители украинской стороны.

«Речь идет о полном прекращении огня, закрытии границы, выводе иностранных воинских подразделений и вооружений, выходе СММ ОБСЕ на неподконтрольнуюУкраине часть украинско-российской границы. Мы подчеркиваем: это крайне важно накануне завтрашней встречи лидеров стран «нормандской четверки» в Берлине», – написала в Фейсбуке пресс-секретарь представителя украинской стороны на переговорах в Минске Дарка Олифер.

Дарка Олифер подчеркнула, что «особо украинская сторона обратила внимание на положения Меморандума от 19 сентября 2014 года, который, среди прочего, предусматривает контроль Украины над Дебальцево».

«В том числе, этим документом предусмотрена остановка подразделений сторон на линии соприкосновения, которая сложилась по состоянию на 19 сентября 2014 года, что было нарушено представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей», – утверждает Дарка Олифер.

Напомним, что в 2016 году лидеры «нормандской четверки» не проводили личных встреч. Последняя телефонная беседа президентов в формате «нормандской четверки» состоялась в ночь на 24 мая 2016 года. Тогда одной из тем для переговоров был «вопрос защиты крымских татар», – отмечает украинское издание «Сегодня».

Как сообщает РИА «Новости» 18 октября, в Кремле подтвердили участие президента России Владимира Путина во встрече в «нормандском формате» 19 октября в Берлине.

«Президент завтра отправится в Берлин, где будет вечерняя, такая даже не однодневная, а вечерняя рабочая поездка, где он проведет переговоры с Меркель, Олландом, Порошенко», – сказал пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков.

Дмитрий Песков добавил, что проделанная работа на уровне помощников глав государств за вчерашний поздний вечер и сегодняшнее раннее утро позволила выйти на такую встречу.

Песков пояснил, что на встрече в Берлине лидеры «сверят часы», но говорить о конкретных договоренностях, по его словам, пока невозможно.

В фокусе – проблемы Донбасса и Сирии

Директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала считает, что встреча в формате «нормандской четверки» позволит «диагностировать» позиции сторон не только по «украинскому вопросу».

«Ситуация не самая простая, мы говорим не только про Украину и Донбасс, это касается вопросов о том, что Россия задает в последнее время много вопросов для западного мира. Если совсем с Путиным не общаться, это приведет к серьезным последствиям, учитывая членство России в Совете Безопасности ООН, ее ядерный потенциал. Чтобы понимать, какие планы Кремль мог бы предпринять в дальнейшем, нужны превентивные действия, такие встречи, переговоры. В Берлине, думаю, будет разговор и о Донбассе, и о Сирии», – говорит Виталий Бала корреспонденту Русской службе «Голоса Америки».

Вместе с тем, Виталий Бала считает, что по «украинскому вопросу» участники встречи в Берлине достигнут несущественных результатов в политических вопросах урегулирования.

«Необходимо решить проблемы и аспекты безопасности «Минских соглашений». Без них говорить невозможно говорить о выборах или «особом статусе», на которых настаивает Москва. Хотелось бы верить, что западные лидеры подтвердят поддержку резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы по «украинскому вопросу». Мы должны говорить о закрытии границ и лишь после этого о вариантах политического урегулирования на востоке», – подчеркивает Виталий Бала.

Визит, в котором нет уверенности

Политический эксперт, директор Центра общественных отношений Евгений Магда в комментарии корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» вечером 18 октября выразил сомнение, что президент России Владимир Путин примет участие в предстоящих переговорах «четверки».

«И все-таки, я склоняюсь к тому мнению, что Путина не будет на этой встрече – его участие в этой встрече будет воспринято россиянами и в политическом кругу, как слабость. Его повестка дня и поведение внутри страны – образ России, способной противостоять всем угрозам, способной дать отпор Западу. Он формирует формат «осажденной крепости». Если Путин прибудет в Берлин, я согласен с президентом Украины Петром Порошенко, что, тем не менее, от этой встречи не стоит ожидать четкого дипломатического прорыва», – говорит Евгений Магда.

Евгений Магда считает, что Россия последовательно не признает своего участия в Донбассе, и невозможно предугадать «условия» или «цену» для того, чтобы Кремль сознался в своем участии.

«Даже переформатирование «четверки» может привести к тому, что Россия откажется от любых переговоров. Сейчас она отказывается от «нормандского формата», а так она может сказать: вы нас постоянно дискриминируете и нам говорить давно не о чем», – утверждает Евгений Магда.

Евгений Магда считает, что весь цивилизованный мир давно уже дал оценку действиям России на востоке Украины, понимает, что российские военные – непосредственные участники вооруженного конфликта.

«Об этом говорит и гибель рейса МН17, но, то так или иначе цивилизованным государствам приходится маневрировать в своих действиях, чтобы Россия оставалась за столом переговоров», – отмечает Евгений Магда.

Андрей Колесников: Путин сжег достаточно мостов, но все он сжигать не хочет

Эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что для него решение Владимира Путина поехать в Берлин на встречу в «нормандском формате» неожиданностью не стало: «Эта поездка Путина во многом логична, потому что ему нужно оставлять какие-то мостики для связи с Западом – хотя бы подвесные, шатающиеся, он не может сжечь все мосты. При этом он сам, конечно же, поджег целый ряд очень серьезных мостов, но этот европейский формат ему важен. А европейцы в данном случае выставляются авангардом от всего западного мира, чтобы попытаться понять логику Путина, попытаться зацепиться за что-то в его логике, чтобы продолжать контакты с Россией».

Андрей Колесников считает, что при этом, несмотря на готовность к разговору с Путиным, Запад готов изменить и тональность этого разговора – недаром в недавнем заявлении министров иностранных дел Евросоюза по Сирии было использовано словосочетание «военные преступления»: «Сначала о военных преступлениях сказал Госсекретарь Соединенных Штатов Джон Керри, это значимо и для министров иностранных дел, и вообще для элит европейских стран. Конечно, будет очень тяжелый разговор с Путиным, и понятно, что разговор в «нормандском формате» об Украине – это разговор не только об Украине».

Эксперт считает, что президент Франции Франсуа Олланд может выполнить свое обещание и завести разговор российским президентом о Сирии, но это вряд ли даст какие-то плоды: «У Путина найдется куча контраргументов, чтобы Сирию не обсуждать, но, на самом деле, обсудить, наверное, придется. Другой разговор, что у него есть свои объяснения, своя позиция. Он ее заявит, и вряд ли будет готов слушать эти обвинения в преступлениях против человечности. Я не думаю, что у них будет какое-то продвижение в этом вопросе».

Андрей Колесников допускает, что Запад по совокупности того, что в выполнении «Минских договоренностей» наблюдается тупик, а в Сирии продолжает литься кровь, может быть готов ввести дополнительные персональные санкции против окружения российского лидера. Однако политолог отмечает возрастающую нервозность Путина и опасается, что давление на него может кончиться срывом: «На самом деле, ситуация плохая, потому что мы знаем, что российский лидер, когда его загоняют в угол, становится очень эмоциональным и раздражительным. И это раздражение ощущалась и в его словах на встрече с коллегами по БРИКС, когда он произнес грубость по поводу контрсанкций. В общем, это еще и война нервов, война слов. Это все выглядит ужасно даже по внешнему антуражу и напоминает «Холодную войну – 2».

Дмитрий Орешкин: Путин играет в «наезд-отскок», потому что у него сужаются возможности

Член Комитета гражданских инициатив, известный российский политолог Дмитрий Орешкин объясняет стремление Владимира Путина продолжать разговаривать в «нормандском формате» тактикой лавирования, которую российский лидер избрал по необходимости: «Сначала Владимир Путин вычеркнул себя из этого разговора, заявив после сомнительных событий в Крыму о том, что «нормандский формат» себя исчерпал. Но дело все в том, что коридор возможностей, в котором Путин находится, систематически сужается. Тот коридор возможностей, который был избран 2-3 года назад, сам по себе ведет в тупик. Потому что присоединить Донбасс к России нельзя – за этим последует новый цикл санкций, новый этап международной изоляции. И, что самое неприятное, в России просто нет денег для того, чтобы содержать эти территории. Крым и то не удается содержать на достаточно высоком уровне. А здесь еще 3-4 миллиона человек, разбитая инфраструктура, уголовные авторитеты во власти этих территорий. Так что, конечно, лучше эту горячую картошку запихнуть под рубашку к Порошенко».

«Традиционная путинская игра – наезд-отскок, – отмечает Дмитрий Орешкин, – преследует две цели. Во-первых, не оказаться совершенно в ауте, что, впрочем, все равно происходит, потому что путинская Россия играет все меньшую роль в международных проблемах. А второе – иметь возможность объяснить, что «мы-то проявили гибкость, а вот наши западные или украинские партнеры этим не воспользовались». Это называется –переложить ответственность».

Дмитрий Орешкин говорит, что в принципе западные страны были бы готовы сейчас говорить с Украиной и без России: «Разговор о встрече в неполном нормандском формате был, и он дал понять, что они готовы увидеться и без Путина – Германия, Франция, Украина. Такого, конечно, Кремлю допустить было нельзя. А у Владимира Путина практически не осталось инструментов воздействия на ситуацию. Усиливать войну он не может – у него не хватает ресурсов на две войны сразу – и в Сирии, и в Донбассе. Уйти оттуда он тоже не может – это будет поражение. Поэтому остается тянуть время и делать вид. Речь идет только о том, как обеспечить себе более-менее приличный имидж, причем даже не на международном уровне (потому что на международном уровне уже все давно ясно), а внутри страны. Надо показать, что все-таки Россия не отказалась от донбасского проекта».

Эксперт оценивает судьбу сепаратистских территорий востока Украины как бесперспективную: «Возникнет то же самое, что в Приднестровье – территория без международного статуса, без экономики и без перспектив на будущее. А для Путина вернуться к мирному сосуществованию и конкуренции – явно невыигрышная стратегия, потому что если там организовать мир, то через 2-3 года будет понятно, что Украина выбирается из этого кризиса успешнее, чем «ДНР» и «ЛНР», над которыми простер спасительную руку «Русский мир».

«Все-таки на Украине со скрипом и сопротивлением, но какие-то реформы реализуются, а в Донбассе никаких реформ в принципе не может быть. Там люди, которые руководят этим процессом, заняты только одной темой – оттеснением друг друга от денежных потоков и, соответственно, раскручиванием военных угроз, потому что они, Плотницкий и Захарченко, умеют только воевать, и не умеют управлять в мирных условиях», – говорит Дмитрий Орешкин.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG