Линки доступности

Тандем Путин-Медведев и смена системы власти: слова и дела

  • Виктор Васильев

Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев

Президент РФ назвал нынешнюю модель управления страной архаичной

В понедельник 6 июня на встрече с известными лингвистами президент России Медведев назвал нынешнюю модель управления страной архаичной и призвал к ее модернизации. По словам Медведева, в России действует «абсолютно устаревшая, несовершенная система управления, которую необходимо менять».

Пациент скорее мертв, чем жив?

«…когда все сигналы должны проходить только из Кремля, это показывает, что сама по себе система нежизнеспособна, надо ее настраивать», – заявил президент РФ.

Медведев не впервые обещает обеспечить в стране более открытую политическую систему. В частности, о недостатках «системы ручного управления» говорилось в марте 2011 года в докладе «Стратегия 2012. Обретение будущего» Института современного развития, попечительский совет которого как раз и возглавляет сам президент.

«Государство в его нынешнем состоянии – основное препятствие развития, стопор модернизации, – указывалось в документе. – Обновление экономики и технологий нуждается в мощном импульсе, но прежде чем давить на газ, надо снять экономику с тормоза ручного управления. Модернизация страны начинается с модернизации системы власти и менеджмента».

Эксперты, стремящие отгадать, кто же из тандема все-таки пойдет баллотироваться в президенты, задумались над тем, что означает прозвучавший несколько неожиданно для многих сигнал Медведева. Директора Института политических исследований, члена Госдумы от партии «Единая Россия» Сергея Маркова позиция главы РФ не удивила.

«Систему власти следует модернизировать»

«Президент постоянно говорит, что систему власти следует модернизировать, – заметил он. – У нас был период, когда в качестве приоритетов выдвигалось наличие большей свободы. Наступили 90-е годы, но вместе со свободой пришли хаос, анархия, воровство. Потом наступил период, когда главным стало укрепление государственных институтов, и для этого была создана жесткая вертикаль власти».

Сейчас, по мнению Маркова, настала потребность повысить эффективность государственной системы. «Действительно, эта система выполнила свою задачу стабилизации. Теперь она должна выполнять другую задачу, направленную на развитие страны, и быть более гибкой и более восприимчивой к различным течениям и интересам, существующим в обществе», – констатировал он.

Политолог убежден, что восстановление государственных приоритетов в конечном итоге сыграло огромную положительную роль в том, что касается восстановления страны, помогло уберечь ее от распада. «В то же время сверху вместе с силами государства пришла сила бюрократии. В стране наблюдается огромная коррупция. Система должна быть перестроена так, чтобы лишить почвы коррупцию, которая у нас, к сожалению, сама стала системой», – утверждает Марков.

Он полагает, что в отношении того, как и в каком направлении должна развиваться система, вопрос пока остается открытым. «Изначально реформы предполагали либерализацию и демократизацию общества. Но это не единственный путь. Возможно и ужесточение мобилизационной сущности системы. То есть существуют разные варианты. Но самое главное – система не должна быть замкнутой на саму себя, она должна работать на развитие страны, на изменение ситуации», – заключил директор Института политических исследований.

Кем Медведев войдет в историю?


Член Федерального политического совета Объединенного демократического движения «Солидарность» Илья Яшин не понимает людей, которые ловят сигналы, «якобы поступающие из Кремля».

«Медведев о необходимости делать более открытой нашу политическую систему, о необходимости политической реформы говорил еще два года назад, – напомнил он. – А воз и ныне там. Система не стала более открытой за все годы правления Медведева ни на миллиметр. Напротив, за это время по сравнению с путинским периодом она еще больше ужесточилась».

Об этом, на его взгляд, свидетельствуют законодательство о выборах, разгоны демонстраций и отношение к оппозиции. «Они стали хуже при Медведеве. У них [с Путиным] есть некая преемственность в этом смысле, а не какое-то разностороннее движение», – резюмировал оппозиционер

По предположению одного из лидеров «Солидарности», Медведев, видимо, войдет в историю «как президент, у которого дела сильно расходятся со словами». «Медведев зачастую говорит абсолютно правильные вещи – об открытости судов, о необходимости делать более открытой партийную и политическую систему. Но на практике это не реализуется», – обобщил Яшин.

Нужна перезагрузка или переформатирование?

С точки зрения сопредседателя Совета Института свободы совести Сергея Бурьянова, заявления Медведева на встрече с лингвистами – чистой воды политтехнологические ходы, и никаких реальных дел за ними не последует.

«Медведев много чего говорит, но на самом деле не он здесь главный, – расставляет Бурьянов точки над «i». – Он лишь член команды и в следующий избирательный цикл вообще может оказаться вне игры. Поэтому все разговоры – это не более чем пиар. Может, он сам решил надуть щеки, а возможно, это политтехнологические ходы команды, в которой он пока работает, с задачей перезагрузиться на ближайшие годы и очередной политический цикл».

Для Бурьянова ясно, что политическая система РФ полностью себя исчерпала. «Но ее нужно не перезагружать, а переформатировать, – уверен он. – Она не жизнеспособна, не способна ни на какие реформы. Это абсолютно очевидно. Никакие экономические реформы невозможны без политических преобразований. Всем это давно понятно, но тем не менее они (кремлевская элита – В.В.) упорно предпринимают усилия, что остаться надолго, если не навсегда, у власти. История знает немало таких примеров», – подытожил он.

А был ли камень?

Как известно, к созданию существующей вертикали власти основательно приложил руку предшественник Медведева на посту главы государства Владимир Путин. В этом контексте сам по себе возникает вопрос: не являются ли слова Медведева неким камешком, запущенным в огород премьера накануне вступления в очередную предвыборную кампанию по избранию президента страны? Тем более, туман над тем, кто же будет баллотироваться из двух лидеров, отнюдь не рассеялся.

Как представляется Сергею Маркову, речь Медведева перед лингвистическим сообществом никоим образом нельзя расценивать как камень в город Путина. «Премьер сам прекрасно понимает, что должна быть создана новая политика. Мы должны от политики стабилизации, которая достигнута, перейти к политике развития. Собственно, именно для этого Владимир Путин и предложил избрать Дмитрия Медведева президентом», – резюмировал он.

Илья Яшин не считает, что существует какое-то большое противостояние между Медведевым и Путиным. «Есть Путин, который сохраняет основные рычаги управления страной. И есть Медведев, который подчиняется его решениям. Если Путин решит вернуться в Кремль, то он сделает это независимо от камушков и огородов или каких-либо сигналов. Если Путин решит так, он вернется», – подчеркнул представитель «Солидарности».

Для Бурьянова тоже абсолютно понятно, что никакого конфликта между Путиным и Медведевым «не было, нет и быть не может в нынешних условиях». «Это совершенно очевидно. Все ключевые позиции контролировал, контролирует и, похоже, будет контролировать Путин. Поэтому тут нечего и обсуждать», – утверждает он. По его оценке, между двумя лидерами совсем нет конкуренции.

Мнения из США

Американские эксперты тоже прореагировали на заявление Дмитрия Медведева о необходимости смены системы управления в России.

Мэтью Рожанский, заместитель директора программ по России и Евразии Фонда Карнеги (Matthew Rojansky, Deputy Director of the Russia and Eurasia Program at the Carnegie Endowment), уверен в искренности слов президента России о том, что система устарела и нуждается в переменах. «Ни он, ни любой другой российский лидер не могут поспорить с тем, что из-за существующей системы в стране сложилась кризисная ситуация, касающаяся вопроса передачи власти от одного президента следующему, – говорит эксперт. – Российская элита, как и рядовые российские граждане, в этой связи чувствуют себя крайне неуверенно. А западные эксперты только об этом и говорят.

«Но это совсем не означает, что власть готова провести структурные реформы, способные дать выход большему числу конкурентов на рынок политической власти, – продолжает Мэтью Рожанский. – Это совсем не означает, что власть готова ослабить свой контроль над государственными институтами, которые защищают интересы этой власти, вознаграждают верных союзников и наказывают противников. Модернизация имеет очень важное значение для Путина, Медведева и других российских руководителей, только в том случае, если они будут оставаться у власти и пользоваться ее привилегиями».

«Это информационный шум, который российская власть научилась не только прекрасно использовать, но и управлять им», – так проживающая в США историк и публицист Ирина Павлова охарактеризовала слова президента Медведева о том, что «система управления в России устарела, в связи с чем ее необходимо менять».

«К сожалению, – продолжила она, – в современном мире значение слова страшно обесценилось. Но для России это обстоятельство особенно характерно, потому что правду здесь буквально “охраняют батальоны лжи”. Более того, ложь возведена в принцип государственной политики. В России важны не слова первых лиц, а их действия. А все эти действия сегодня направлены на укрепление сложившегося режима, в основе которого – традиционная российская власть. И ничего более. Напомню в качестве примера, что тот же Медведев был одним из авторов законопроекта об отмене губернаторских выборов в 2004 году, и что по его инициативе были приняты последние меры по усилению ФСБ».

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG