Линки доступности

Тамара Гвердцители в Нью-Йорке


Певица продолжает покорять уже несколько поколений выходцев из бывшего Советского Союза своим прекрасным голосом

В Нью-Йорке прошел концерт певицы Тамары Гвердцители, на котором звучали не только всеми любимые шлягеры, песни на грузинском и французском, но и редко исполняемые – на идише. Наш корреспондент Виктория Купчинецкая узнала, как музыканты готовились к концерту.

Центр искусств Михаила Барышникова в Нью-Йорке – это площадка для смелых экспериментов. Сюда приезжают музыканты, танцоры, актеры со всего мира, обмениваются опытом, идеями, вместе работают. На этот раз творческое взаимодействие происходит между российской, американской и еврейской культурами.

Тамара Гвердцители на вопрос, какая она певица – российская, грузинская или еврейская – отвечать отказалась – мол, она певица мира: «Главное, что я артистка».

А вот программа концерта в Карнеги-холле, к которому она готовится – дань всем ее творческим национальностям. Она поет шлягеры и по-грузински, и по-русски, и по-французски. Но главной темой концерта стали все же еврейские мелодии – редкие песни на идиш, которые певица разыскала и озвучила вместе в Александром Цалюком, руководителем Московской еврейской мужской капеллы. Программа называется нежно и тоже на идиш – «Мамеле».

«Мы прослушали вместе около 300 произведений – я не преувеличиваю. У меня огромная фонотека, наверное, самая большая в Москве и может быть в России – с еврейской музыкой, и духовной, и народной, – вспоминает Александр. – Я – а раньше мой папа, а раньше мой дедушка, – собирали эти песни по крупицам, еще начиная с граммофонных пластинок, скассет и катушек».

Для Тамары Гвердцители эти 12 песен стали неким экспериментом в поиске национальной самоидентификации – мама ее еврейка.

Организаторы гастролей несколько лет к этому проекту приглядывались: «Нам показалось с творческой точки зрения, так как мы музыканты в первой профессии, очень интересным, вспоминает Но казалось совершенно неподъемным. Потому что оркестр нужно было набирать здесь, и чтобы эти музыканты прочувствовали эту музыку».

Музыканты оркестра, в основном американцы, с задачей справились – прониклись силой и лиричностью этой музыки.

«Этой музыке нужно отдавать все свое сердце и душу. В ней есть ни с чем не сравнимая красота. И играть ее на сцене Карнеги-холла – это очень волнительно», – говорит Эрик Гроссман, концертмейстер оркестра Cherry Orchard.

Создатель проекта Александр Цалюк ранее уже выходил на сцену Карнеги-холла.

«Я пел в Карнеги-холл, пел в хоре, – поясняет он. – Когда-то мы приезжали с консерваторией. И вот в прошлом году в декабре мы пели здесь генделевскую “Мессию” в составе огромного хора в тысячу человек. Но вот дирижирую я конечно на такое сцене впервые. Поэтому это очень волнительно».

А вот Тамара Гвердцители не очень волновалась – была уверена, что все пройдет хорошо: «Я думаю, что все прозвучит достойно и все будет очень красиво, потому что действительно в Нью-Йорке как-то объединяются люди, сердца объединяются, и что-то такое происходит – созидательное».

Творческая интуиция певицу не обманула.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG